Юлькина квартира

Юля ФИЛИПЕНКО впервые в жизни купила буханку хлеба. Перед этим ей долго объясняли, какую монетку она должна дать тете за прилавком и что при этом сказать. Юля вздыхала, переспрашивала, а потом собралась с духом и купила себе хлеба!

Юля ФИЛИПЕНКО впервые в жизни купила буханку хлеба. Перед этим ей долго объясняли, какую монетку она должна дать тете за прилавком и что при этом сказать. Юля вздыхала, переспрашивала, а потом собралась с духом и купила себе хлеба! До последнего времени ей в этом помогали добрые люди, случайные знакомые. В свои 28 лет Юля не умеет ни читать, ни писать, ни считать. Она весит 46 килограммов - следствие постоянного недоедания. Живет на случайные заработки и пенсию по инвалидности. И уж совсем невероятным кажется тот факт, что десять лет назад она как-то умудрилась приобрести жилье.

Главное - комнату в общежитии, которую Юля называет “квартирой”, она купила на свои кровные, что лежали у нее на счету, когда она выпускалась из детского дома.

А детдомов в ее сиротской жизни было пять. Три из них - для детей с психическими заболеваниями.

Выпуская Юлю в 1999 году из детдома, педагоги стали подыскивать ей жилье. Ей приглядели вполне приличную комнату в общежитии, принадлежавшем тресту “Джамбулхимстрой”. Но трест, как говорится, лопнул, а общежитские комнаты пошли в распродажу проживающим в них трестовским работникам. При этом между трестом и образовавшимся КСК “Бахыт” возникла уст­ная договоренность: трест разрешает кооперативу продать одну комнату “на сторону” и на вырученные деньги произвести ремонт общежития.

При выпуске из детдома на лицевом счете Юлии Филипенко лежали 25 тысяч тенге. Этой суммы было недостаточно для приобретения квартиры, но хватило для покупки комнаты в общежитии. Деньги были выплачены председателю кооператива и действительно ушли на ремонт общежития, в котором теперь стала жить и Юля. Ее наставники помогли юной хозяйке купить бэушный диванчик, электроплитку, таз, постельное белье и посуду. Осталось самое малое - заключить договор купли-продажи с трестом. Но Юля по причине своего заболевания сама этого сделать не могла, ее педагог в тот момент выходила замуж, а председатель кооператива не являлась Юлиным опекуном.

Отложили заключение договора на некоторое время, а получилось - на годы. Но девчонка тому значения не придавала: у нее была крыша над головой, пенсия, подработка на рынке. Жила она просто: в свою “квартиру” возвращалась вечером, ела пирожки, которыми ее угощали сердобольные торговки с базара, и ложилась спать. А утром снова на базар. И так до 2007 года, когда возле нее появилась некая Оксана. Эта женщина, узнав, что у Юли нет документов на комнату, решила помочь девушке в ее оформлении.

Так в нашей истории появляется Канат ТУРЫСБЕКОВ, жилищный инспектор РГКП “Тургын уй” (бывшее управление жилья горакимата). Узнав, что комната на хозяйку не оформлена, г-н Турысбеков развернул бурную деятельность. Для начала были составлены два акта, будто бы Юля по данному адресу не проживает. А потом…

- Пришли дядя Канат с Оксаной и сказали: “Отдавай ключи!” - рассказывает Юля. - Я и отдала. А назад в свою квартиру уже не смогла зайти.

Разумеется, не смогла. Ведь “квартира” была вскрыта, немудреные девичьи вещички выброшены на улицу. А в освобожденную комнату срочно заселилась Асима КУМУШБЕКОВА, приехавшая из Киргизии. Впрочем, добрый дядя инспектор и к Юле снизошел: он предложил ей комнату в другом общежитии, что находится в 5-м микрорайоне, и даже договор найма составил! Правда, это общежитие, что называется, без окон и дверей и обитают там одни бомжи, но, главное, чуткость со стороны горакимата проявлена!

Так Юля оказалась на улице. В общагу к бомжам она не пошла. Вначале спала в компьютерном клубе - это такая железная будка на базаре, потом в машинах, иногда у добрых людей. Сейчас снимает угол за 5 тысяч тенге. Она до сих пор не понимает, почему ее лишили крыши над головой.

Почему Юлина комната, в которой она прожила 9 лет, была отдана человеку, никогда не стоявшему в очереди на жилье?

На суде, куда был подан иск в интересах Юли со стороны общественной организации - центра социальной адаптации детей-сирот и выпускников детских домов “Мирэкл”, Канат Турысбеков объяснял, что, дескать, Асима Кумушбекова - оралманка и остро нуждалась в жилье. Но вот какой ответ я получила из департамента по миграции Министерства труда и социальной защиты населения РК по Жамбылской области на свой запрос: “Гражданка Кумушбекова Асима, которая переселилась вместе с мужем из Кыргызской Республики в 2003 году, в департамент миграции не обращалась, в связи с чем она не имеет статуса “оралман”.

Суд, как и следовало ожидать, завершился не в пользу Юли Филипенко. У нее ведь действительно нет договора купли-продажи с несуществующим уже трестом.

- Но почему, если Юля прожила столько лет в этой комнате, нельзя было именно с ней заключить договор найма, тем более что она относится к социально незащищенным слоям общества и ее опекуном является государство? - недоумевает правозащитница Роза КУШАКОВА, представляющая Юлины интересы в суде. - Я четырежды обращалась с заявлениями в прокуратуру города, которая должна отстаивать интерес госопекаемых, но не получила ответа, более того, прокурор, участвующий в суде, дал свое заключение об отказе в иске. Данная комната никому не принадлежит, даже не является коммунальным жильем, поэтому интересы государства не затрагиваются. Кому будет плохо, если законным способом оформить комнату на Юлю?

Прокурор Тараза Адилет УСЕНБАЕВ в ответ на обращение защитников Юлии сообщил:

- Мы назначили проверку законности заключения договора найма с гражданкой Кумушбековой и в экстренном порядке будем добиваться решения жилищного вопроса Юлии Филипенко.

14.05.2009

Галина Выборнова, www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.