Огонь, вода и надгробные плиты

Утопиться, прибегнуть к самосожжению или заживо свершить над самим собой погребальный обряд – похоже, иных способов сохранить хорошую мину при очень скверной игре у алматинского чиновничества, ведающего местным земельным вопросом, не осталось.

Утопиться, прибегнуть к самосожжению или заживо свершить над самим собой погребальный обряд – похоже, иных способов сохранить хорошую мину при очень скверной игре у алматинского чиновничества, ведающего местным земельным вопросом, не осталось. Ибо атакующие порядки численно превосходящих сил противника уже прижали отряды отчаянно сопротивляющихся клерков, где к магистральному газопроводу, где к оврагам ручьев и речек, а где даже и к старым кладбищенским надгробиям.

«Самозахват» и «самозастрой» – явление, пожалуй, столь же древнее, как сам мир. Ибо даже суслики, бобры и неандертальцы издревле избирали места для строительства жилищ, сообразуясь с некими общепринятыми правилами и нормами, но и среди них нет-нет да обнаруживался индивид, норовящий нарушить общенациональные СНИПы и генпланы. Таких особей общественность, конечно, подвергала острой и принципиальной критике. Не знаю, как это делалось в стойбищах грызунов, но в доисторических вигвамах использовались в этих целях, я полагаю, каменные топоры, кремниевые рубила, кинжалы из бивня мамонта и иная силовая атрибутика тех времен.

С тех пор борьба с самозахватчиками и самозастройщиками земель ведется не прекращаясь. Причем хоть и с использованием достаточно апробированных способов, но, как правило, с весьма сомнительным успехом. К примеру, графини Вишенки из сказки про Чиполлино для сноса незаконного строения под названием «Домик дядюшки Тыквы» прибегли к силовым методам. После чего разъяренные редиски, цибули и картошки выкинули глупых девиц вместе с их прислужником синьором Помидором к чертовой бабушке вон из страны.

А в самодержавной России и в тоталитарном Советском Союзе для того, чтобы свести к минимуму миграцию населения из села в город, как раз и питающую массовые самозахваты и самозастрои, придумали крепостное и колхозное право, запрещающее простонародью сниматься с насиженных мест.

Это, правда, тоже мало помогало. И царизм, и социализм также в итоге пали, а практически во всех старых городах и поныне существуют районы с такими колоритными названиями, как «Нахаловка», «Собачевка», «Хамская слобода» и пр. Своеобразные памятники тогдашним самозастройщикам.

Но однако нынче массовость незаконных земельных интервенций перехлестывает уже через всякие границы. Причем как в переносном, так и прямом смысле. Скажем, в Алатауском районе южной столицы, созданном год назад специально для введения в русло хоть какой-то законности стихии самопального жилищного строительства, что захлестнула Алматы, из 27600 жилых строений более четырех с половиной тысяч не имеют сегодня правоустанавливающих документов. Вообще-то, если обратиться к истории, то практически едва ли не вся эта территория изначально была застроена незаконным жильем, которое потом всякими правдами, а более неправдами приобретало легальный статус.

Но вот эти оставшиеся четыре с половиной тысячи строений зависли в «нелегалах» по той причине, что перешли уже все границы всех «красных линий» и запретных зон: газо-, водо-, природо- и могильноохранных. А закон, знаете ли, категорически запрещает что-либо строить в таких местах.

Тогда власти Алматы приняли беспрецедентное решение – ужать все эти охранные зоны до предела и узаконить строительство жилья там, где его не стали бы возводить даже неандертальцы. Среди крестов и могил, в местах, перманентно затапливаемых весенними паводками, а также в непосредственной близости от взрывоопасной газовой трубы…

К примеру, газозащитную зону предполагается ужать с нынешних 150 до 10-20 метров. Предварительно, правда, понизив давление в трубе с высокого до среднего за счет строительства дополнительной перекачивающей станции. Столь же радикально планируется ужать и водоохранные границы. А уж что касается кладбищенских рубежей, то они и прежде не служили сколько-нибудь серьезным барьером для прорабов перестроек.

Обо всем этом рассказали на пресс-конференции, специально собранной по теме властями города и Алатауского района.

В общем, дело, похоже, – «труба»: «нахаловка» в нашей стране все увереннее подминает под себя закон. И то, что изменения в земельное право, узаконивающие строительство жилья там, где по определению строить нельзя, проводятся нынче через парламент РК, нисколько не придает всем этим неадекватным шагам даже мало-мальской легитимности.

А к чему в итоге ведет правовой нигилизм масс, нам хорошо известно на примерах бархатных революций в братской Украине и соседней Киргизии.

В нашем случае это уже привело к тому, что так называемые пять «А», полдесятка городов страны, где сегодня наиболее высок уровень жизни: Астана, Алматы, Актау, Актюбинск и Атырау, уже плотно окружены так называемым «красным поясом». Кольцом из жалких хибар, населенных многодетными семьями мигрантов из сельских районов республики и соседних бедствующих стран. У них нет работы, нет пользующейся спросом на рынке труда профессии, у них минимум образования и хлеба… И даже нефтяные и столичные бюджеты не в состоянии дать им на новых местах все это в достаточном объеме.

Попытки «наехать» на эти слободы бульдозером привели к страшной трагедии в Шаныраке. И тогда власти сдались: начали сдвигать и перемещать границы «красных линий» и защитных зон. Вы думаете это от большой любви к народу? Нет. От полной беспомощности и страха.

Говорят, на территории Алатауского района нынче круглосуточно работают несколько мобильных постов, отлавливающих мошенников, что бойко торгуют здесь фальшивыми правоустанавливающими земельными документами, а также фиксирующих всякие новые попытки самозахвата и самостроя, чтобы вовремя пресечь их. Об этом на пресс-конференции чиновники говорили с нескрываемым самолюбованием. Смешно! Ведь это все равно, что тушить горящую нефтяную скважину с помощью чайника. Ибо кто может предугадать: где и когда, в каком районе какого города пойдет в очередное наступление победоносная «нахаловка»?

Единственный путь остановить ее – обеспечить людям достойную жизнь в местах их исконного обитания. А для тех, кто все равно вынужден покидать обжитые места, загодя, на перспективу строить города-спутники в наиболее излюбленных мигрантами местах.

Проект сооружения Актау-сити, города, рассчитанного на миллионное население, в крае, где нынче едва наберется двести тысяч жителей, возможно, пример зарождения такой стратегической политики.

18.05.2009

Александр Тонкопрядченко, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.