Хорошие вести с информационных полей

Макроэкономика сказала девальвации "нет". Национальный банк Казахстана снизил ставку рефинансирования, золотовалютные резервы выросли, ликвидность в банковской сфере находится на достаточном уровне, а денежная масса в апреле сократилась.

Макроэкономика сказала девальвации "нет".

Национальный банк Казахстана снизил ставку рефинансирования, золотовалютные резервы выросли, ликвидность в банковской сфере находится на достаточном уровне, а денежная масса в апреле сократилась.

Именно такие вести пришли с новостных лент вчера, 10 июня.

Эти макроэкономические показатели еще раз свидетельствуют о том, что девальвация, проведенная главой Нацбанка Григорием Марченко 4 февраля текущего года, оказалась своевременной. Невзирая на море критики в адрес Нацбанка, едкие и нередко неумные замечания по поводу одномоментного отъема денег из наших карманов.

Критиковать всегда проще, чем копаться в теме, пытаясь самому во всем разобраться. Ибо недовольных любой политикой в любой точке мира всегда на несколько порядков больше, чем тех, кто реально смотрит на происходящее.

Кредиты станут дешевле

Сразу сообразить, почему Нацбанк с 10 июня установил ставку рефинансирования на уровне 8,5 процента довольно сложно. Напомним, что с 12 мая этот показатель находился на отметке 9,5 процента.

По словам Григория Марченко, убрать целый процент позволила нынешняя ситуация на казахстанском рынке, в первую очередь, снижение уровня инфляционных ожиданий. По данным Нацбанка, накопленная инфляция в стране в январе-мае составила 6,9 процента.

Эту меру можно интерпретировать и по-другому.

К примеру, Нацбанк дает четкий сигнал банкам второго уровня поумерить свои аппетиты и следовать заданным параметрам. Банки, в свою очередь, на некоторое время возьмут тайм-аут. Они должны осмыслить этот сигнал, понять, что завтра Нацбанк не передумает, и ставка останется на заявленном уровне.

И тому есть веская причина. В 2005 году для усиления регулирующих свойств ставки рефинансирования Нацбанк внедрил в практику ее периодический пересмотр. Новая ставка может вводиться с любой даты, определенной Нацбанком.

С другой стороны, это позитивный сигнал для потенциальных заемщиков. Так как государство докапитализировало крупные казахстанские банки, они вправе ожидать удешевления кредитов. В частности, для бизнеса они сегодня необходимы как воздух.

С третьей стороны, есть вероятность того, что свой куш могут урвать и те, кто уже кредитовался в банках. Раз ставка снижена, и заемные деньги подешевели, значит, они вправе ожидать пересмотра процентных ставок по кредитам.

Хотя, по большому счету, следует признать очевидное: ставка снижена по деньгам, которые текли в банковскую систему из Национального фонда, то есть касаются лишь казахстанских тенге. Так как западное фондирование находится в глубочайшем трансе, банки не смогут пойти на очередную волну заимствований за рубежом.

В любом случае, банки, их должники, бизнес могут слегка перевести дух.

Резервы стали копиться

То, что золотовалютные резервы, валовые резервы Нацбанка и средства, аккумулированные в Национальном фонде, в мае выросли на 2,6 процента, составив суммарно 43 миллиарда долларов США - хороший знак.

Все мы прекрасно помним совсем плохой знак - с начала года все эти резервы сократились на 9,2 процента. По данным Нацбанка, активы Национального фонда в национальной валюте составили 771,2 миллиарда тенге, в том числе 600 миллиардов тенге - облигации госфонда "Самрук-Казына" и нацхолдинга "Казагро".

По "Самруку-Казыне" предприняты меры, которые улучшат ситуацию в активе. Из него в пользу Министерства индустрии и торговли вычленяют Корпорацию по продвижению экспорта, Центр инжиниринга и трансферта технологий и Национальный инновационный фонд. В целом они не выполнили возложенных на них задач и стали активами, куда и откуда деньги бодро текли по разным направлениям. Думаю, и это не только мое мнение, с абсолютно нулевым эффектом.

Еще в мае 2006 года Счетный комитет писал казахстанскому президенту в своей аналитической записке: "сегодня ни Министерство экономики и бюджетного планирования, ни Министерство финансов не располагают сводной информацией о внешних долгах национальных компаний, акционерных обществ с участием государства, ТОО, учредителем которых выступает государство, а также о долгах институтов развития".

Активы, созданные под цели, которые сложно сформулировать, перейдут в Мининдустрии. Тем самым, устойчивость "Самрука-Казыны" возрастет.

По нацхолдингу "Казагро" сегодня дела обстоят совсем даже неплохо. Государство влило туда около одного миллиарда долларов, поэтому в ближайшее время говорить о неустойчивости холдинга сложно. Такие деньги быстро не уйдут в песок.

Все мы с большой тревогой ждали того, что резервы будут динамично таять. Надеюсь, многие помнят, почему в начале февраля Нацбанк пошел на девальвацию. Одной из основных причин как раз и стало резкое снижение резервов.

Банки забиты под завязку?

Конечно, доверять на все 100 процентов данным Нацбанка, о том, что банки второго уровня имеют более чем достаточную массу ликвидности, мы не можем. Даже после того, как Григорий Марченко 10 июня заявил, что на корсчетах и депозитах банков находится сумма, превышающая 3 миллиарда долларов.

Единственное сомнение закрадывается (если верить главному банкиру на слово), насчет того, что ликвидности столь много, что совсем скоро, быть может, придется повышать минимальные резервные требования к банкам.

Если это неправда, то совсем скоро все выяснится, и ликвидность придется лихорадочно изыскивать: из Национального фонда, или из других, скорее всего, зарубежных источников.

А если правда, то банки должны активизировать кредитование. Причем, не только субъектов бизнеса, но и физических лиц.

Закон сохранения массы

Как сообщил 10 июня Нацбанк, денежная масса в Казахстане за апрель снизилась на 2 процента. Напомним, что с начала года она выросла на 4,6 процента до 6 триллионов 556 миллиардов тенге.

Сам по себе сигнал вполне даже позитивный. Рост денежной массы предполагает мощное инфляционное давление. В то время, как бумажная масса на руках казахстанцев растет, она все в меньшей степени соотносится с общей массой выброшенных на рынок товаров и услуг. И чем больше необеспеченных товарами и услугами денег, тем выше вероятность, что может наступить инфляционный коллапс.

Снижение же денежной массы означает, что люди пошли на потребительский рынок и стали покупать товары и услуги. То же касается и компаний. И чем выше объемы покупок, тем в большей степени стерилизуется денежная масса.

А накануне девальвации все стали свидетелями резкого скачка денежной массы.

Рай пока не наступил

Как правило, таким позитивным сигналам с рынка первыми радуются государственные мужи. Честно говоря, им по службе положено. Искать позитивные сигналы и доносить их до трудящихся масс. Так произошло и в Казахстане.

Чиновники самого высокого ранга заговорили об оздоровлении, и стали активно строить планы на послекризисный период. В принципе, все верно. Сегодня надо думать о завтра, а завтра - о послезавтра.

Единственный нюанс как раз в том, что позитивные сигналы должны превратиться в тенденцию. Макропоказатели должны демонстрировать позитивную динамику хотя бы до конца текущего года.

Тогда и можно будет говорить об оздоровлении в целом казахстанской экономики и начале преодоления кризиса.

11.06.2009

Дмитрий Перцев, www.gazeta.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.