Седьмая спица в колесе лишняя

Своеобразно объяснил причину бездействия Фонда стрессовых активов (ФСА) председатель казахстанского Национального банка Григорий Марченко в эфире программы «Диалог» на российском телеканале РБК.

Своеобразно объяснил причину бездействия Фонда стрессовых активов (ФСА) председатель казахстанского Национального банка Григорий Марченко в эфире программы «Диалог» на российском телеканале РБК. По его мнению, ФСА не выкупает сомнительные кредиты банков по причине их возможного обесценивания. Но зачем тогда вообще был создан этот фонд?

«Мертворожденный ребенок» — только так можно охарактеризовать нынешнее состояние Фонда стрессовых активов. Хотя, помнится, год назад на реализацию этой идеи казахстанские власти возлагали очень большие надежды. По крайней мере, создание ФСА должно было решить вопрос с проблемными активами банков второго уровня, а заодно снять напряжение в строительном секторе.

Ты помнишь, как все начиналось?

Напомним, что первые предложения по созданию Фонда стрессовых активов по поручению президента были озвучены еще в июле прошлого года премьер-министром Каримом Масимовым. Глава кабмина поручил министерствам финансов, экономики и бюджетного планирования, а также юстиции совместно с Национальным банком и Агентством по финансовому надзору рассмотреть возможность создания фонда стрессовых активов. И уже 1 ноября прошлого года правительство приняло постановление о его создании.

ФСА сразу же был включен в план совместных действий правительства, Нацбанка и АФН по стабилизации экономики и финансовой системы на 2009 — 2010 годы. По мнению Министерства финансов, главной целью фонда должно было стать обеспечение стабильности финансовой системы путем улучшения качества активов банков и повышения доверия инвесторов к банковскому сектору.

Создаваемый фонд должен был заниматься скупкой с дисконтом проблемных активов в банковском секторе республики, прежде всего кредитов, обеспеченных недвижимостью. Дисконт от стоимости активов, выкупаемых ФСА, предполагалось установить на уровне 10%. Для этой цели планировался выпуск ценных бумаг, привязанных к его портфелю активов, объем которых должен был зависеть от качества активов фонда. Предполагалось, что на его капитализацию из бюджетов 2008 — 2009 годов будет направлено 120 млрд тенге. Помимо этого еще планировалось привлечь средства с рынка — в виде частных инвестиций.

Однако далее события развивались по не совсем понятному сценарию.

Келимбетов — «за», Жамишев — «против»

После избрания органов управления фонда, набора штата и внесения в уставный капитал первых 70 млрд тенге (деньги были размещены на расчетных и депозитных счетах), было заявлено о начале переговоров с банками, привлечены зарубежные консультанты. Ожидалось, что фонд начнет активно функционировать уже с начала этого года.

В частности, планировалось, что в течение первых двух месяцев ФСА займется выработкой механизма передачи активов БВУ, согласованием списков банков-партнеров, оценкой их активов и выпуском нот, а также проработкой механизмов участия фонда в выкупе проблемных ипотечных кредитов.

13 января текущего года на правительственном заседании министр экономики и бюджетного планирования Бахыт Султанов сообщил, что презентация концепции фонда запланирована на Совете экономической политики 20 января. Одновременно с этим председатель правления ФНБ «Самрук-Казына» Кайрат Келимбетов рассказал, что уже в начале февраля ФСА проведет первые аукционы по выкупу пулов кредитов, находящихся под стрессом. Но прошло два месяца, и 27 марта тот же г-н Султанов заявил о том, что в связи с перераспределением в уточненном республиканском бюджете на нынешний год средств на докапитализацию на 50 млрд тенге уставного капитала фонда не предусмотрено.

Министр финансов Болат Жамишев, выступая 13 апреля этого года на правительственном часе в Мажилисе, вообще засомневался в целесообразности действий фонда после входа государства в капитал банков, поскольку потеряна «объективная основа для оценки приобретаемых активов».

- Правительство, инициируя создание фонда стрессовых активов, на тот момент не ориентировалось на то, что будет заходить в капитал системообразующих банков. Концепция Фонда стрессовых активов направлена была на реагирование на ситуации, связанные с ухудшением качества ссудного портфеля банков, — сказал он. — Зайдя в уставный капитал банков, правительство столкнулось с ситуацией, когда возник риск возможности неэффективного использования средств Фонда стрессовых активов.

При этом Кайрат Келимбетов заметил, что Фонд стрессовых активов начнет работать, но уже во втором полугодии. По всей видимости, именно бездействие фонда заинтересовало Счетный комитет, который 21 мая распространил следующую информацию: поступившие в ФСА 70 млрд тенге с декабря 2008 года по март 2009 года не использовались по причине несвоевременной разработки нормативно-правовых актов. Возбужденные такой безалаберностью депутаты Мажилиса даже потребовали вернуть эти деньги назад в бюджет, а сам фонд закрыть за ненадобностью.

Марченко расставил точки над «i»

«По концепции фонда окончательной ясности нет», — признался в начале июня председатель Национального банка Григорий Марченко, и, в конце концов, выступая в эфире программы «Диалог» на телеканале РБК, поставил крест на жизнедеятельности так и не начавшего работу фонда. По его словам, ФСА не выкупает сомнительные кредиты казахстанских БВУ по причине их возможного обесценивания.

- Ключевой вопрос — вопрос оценки. Каких независимых «семи пядей во лбу» оценщиков ни найдешь, — объяснял свою позицию Григорий Марченко, — потом кто-нибудь, в том числе товарищи из правоохранительных органов, скажет: почему вы потратили бюджетные деньги на выкуп активов по такой цене, хотя на самом деле эти активы стоят дешевле, как выяснится через год-два. И доказывать, что в момент принятия решения никто не имел никакого умысла, все делалось абсолютно честно и прозрачно, будет сложно.

Именно данный факт, утверждает руководитель Нацбанка, является главной причиной бездействия ФСА и в других странах.

Не правда ли, интересная ситуация? Еще год назад Министерство финансов убедительно заверяло казахстанцев в том, что создаваемый фонд будет осуществлять покупку и управление стрессовыми активами — то есть теми активами, которые под воздействием макроэкономических, рыночных и других факторов подвержены существенным рискам. А уже сегодня г-н Марченко невозмутимо заявляет, что именно это самое обесценение является главным препоном для выкупа проблемных кредитов. На удивление противоречивая логика у наших чиновников. Или причины все-таки в чем-то другом?

31.07.2009

Асхат АХМЕТБЕКОВ, www.respublika-kaz.info

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.