Плод человеческих трудов

Центральный парк — жемчужина степной Караганды. Он создан не одним поколением горожан, облагорожен их трудом и напитан любовью к родной земле. Поэтому здесь по-особому дышится. По мере удаления от улиц грохот индустриального города постепенно растворяется тишиной...

Центральный парк — жемчужина степной Караганды. Он создан не одним поколением горожан, облагорожен их трудом и напитан любовью к родной земле. Поэтому здесь по-особому дышится. По мере удаления от улиц грохот индустриального города постепенно растворяется тишиной, которая царит под сенью старых деревьев, на полузаросших травой дорожках, над гладью озера. Словно оказываешься в волшебном лесу. И это ощущение усиливается, когда среди деревьев сначала проблёскивают золотые купола, а затем взору является, как сказочный терем, деревянный православный храм святых апостолов Петра и Павла.

Построить церковь в парке, земля в котором пользуется повышенным спросом у желающих обзавестись элитным особняком, да ещё из непривычного для нашей местности строительного материала, — затея благая, но трудно осуществимая. В роли заказчика и прораба — настоятель этого храма отец Михаил. Именно его усилиями по поиску денег, техники, организации работ лет пять назад здесь началось строительство, которое полностью ещё не закончено.

Однако сам отец Михаил не присваивает себе заслугу появления новой церкви. По его словам, построить храм решили люди. Ничего бы не получилось, если бы стремления нескольких людей не слились в одно. В своё время архитектор Станислав Мордвинцев проводил работы по приведению в порядок парка и определил это место под церковь. Начальные средства предоставили два карагандинских бизнесмена — Виталий Андреев и Вячеслав Иванов, каждый из них в отдельности лелеял мечту возвести в родном городе храм.

— Если меня спрашивают о тех или иных моментах с финансовой стороны, я отвечаю так: в Караганде нет треста «Карагандацерковьснабсбытстрой», средства из бюджета на это не отпускаются, — говорит настоятель храма. — Но деньги — это возможность что-то делать.

Чтобы найти необходимые средства, отец Михаил стучался в разные двери, обивал пороги высоких кабинетов. Но шёл не просить.

— Когда мне говорят: «Я вам не стану помогать» или «Я вам помогу», я говорю: «Не надо мне помогать — помоги себе. Потому что когда ты даёшь что-то на храм или строишь храм, ты не мне помогаешь. Я себе уже помог… а ты помоги себе».

На Руси по православным канонам издавна было заведено часть любой прибыли отдавать на храмы, монастыри, приюты для больных и бездомных. В основе традиции — простая и разумная мысль: раз Бог тебе помогает, даёт тебе процветать — помогай и ты. Церкви строили всем миром, украшали их золотом, отдавали сюда самое лучшее.

— В храмах алтарь — это символический рай, поэтому в алтаре всё было из золота. Не потому, что это нужно священнику — какая мне разница? — рассказывает отец Михаил. — Это нужно было тем людям, которые, приходя в этот храм, посылали в алтарь своё сокровище, как посылали бы его в рай, чтобы сердце их было в раю, то есть по смерти туда попасть. Здесь не было элементов роскоши — здесь элемент стремления всё лучшее посвятить Богу. Ведь Бог говорит: «Где твоё сокровище, там и сердце твоё будет».

Внутреннее убранство церкви Петра и Павла поражает искусной резьбой по дереву, красотой иконостаса. Секрет его необычного сияния в том, что свет на иконах (термин, которым в иконописи называют фон) выполнен из сусального золота, привезённого из Петербурга. В написании икон использовались не простые акриловые или масляные краски, а краски на основе растёртых минералов — как в старину. Основную часть минералов поставляют с Урала, помогают и местные геологи из Жезказгана. Всё в храме делается, что называется, на века, с любовью и старанием. Но самое интересное, что росписи и резьба выполнены не заезжими, а местными мастерами, которыми всегда была богата карагандинская земля.

Однажды отец Михаил разговаривал о древней традиции жертвовать на благое дело с одним ироничным бизнесменом, чей предок был купцом и возил товар по Волге: «Купцы никогда не могли себе позволить не отдать десятину на храм. Быть такого не может, чтобы они со своих прибылей не строили или не помогали церквям и монастырям. Вы считаете своих предков разумными? Почему же вы так не делаете? Может быть, вы не разумны?».

Бизнесмен задумался. А через месяц рассказал, что был в Алматы на встрече представителей среднего и малого бизнеса: «И когда пошло обсуждение, на какие социальные нужды делать отчисления, я предложил построить храмы. И сказал им то, что вы сказали мне».

— В результате этого где-то даже строится храм, — говорит отец Михаил. — Вот вам ответ на вопрос, почему я строю храм. Хотя не я его строю, а люди. Но почему я стараюсь, чтобы они построили его — чтобы вернуть тот самый разум, которым жили их предки. Чтобы не топтать молитвы и слёзы предшественников, которые украшали храмы золотом.

И всё-таки находились и находятся люди, которые смотрят на отца Михаила как на просящего. Таким он говорит: «Есть воля ваша и моя: ваша — дать или не дать, а моя — взять или не взять».

В документальном фильме «Крещение ведомого» настоятель церкви рассказывает об одной такой беседе:

— То, что он положил, я не взял, я повернулся и пошёл. И он уже в спину мне крикнул: «Отец Михаил, подождите». Я повернулся. Он взял те деньги, подошёл ко мне и говорит: «Я вас очень прошу, возьмите и просто помолитесь обо мне». И в присутствии всех как священнику поцеловал мне руку…

Вот такие перипетии возникали на каждом шагу непростого дела. И в конечном счёте, получилось, что православный храм в Караганде, как и в старину на Руси, тоже строили всем миром.

В июле 2007 года открыло свои двери для прихожан основное здание. Оно построено из сосны, причём без гвоздей — по старорусской технологии. Для скрепления брёвен использовались шканты — берёзовые карандаши определённого диаметра и длины, которые предотвращают смещение бревенчатых конструкций. Сами брёвна пропитаны специальным составом, который препятствует возгоранию. Работы по строительству церкви велись сначала в Омске, затем в разобранном виде её доставили в Караганду, где вновь собрали в центральном парке. Здесь идут службы, совершаются церковные обряды, правда, пока только по выходным дням, ведь строительные работы до конца ещё не завершены. А рядом с деревянной церковью постепенно вырастает кирпичное здание, где разместятся воскресная школа, трапезная и другие церковные помещения.

К слову, обряд крещения в храме Петра и Павла проводится бесплатно.

— Это моё решение, — говорит настоятель церкви. — Конечно, люди, которые приходят сюда, жертвуют деньги — это их право. Но самое главное заключается в том, что тот, у кого нет денег, приходит сюда наравне с теми, у кого они есть. Бог сказал: «Даром берёте — даром и давайте».

«Вера без дел мертва. А строительство храма — одно из дел этой веры», — говорит отец Михаил.

Вот таким образом карагандинский парк гармонично украсила ещё одна жемчужина — красивейший храм, частица древней культуры. Плод физических и духовных усилий человека.

В жизни и на экране

История возведения церкви святых апостолов Петра и Павла через призму личности и непростой судьбы отца Михаила рассказана в документальном фильме «Крещение ведомого». Фильм создан московским режиссёром Алексеем Васильевым по сценарию карагандинского журналиста и продюсера Владимира Вишнякова в рамках всероссийского проекта «Русские истории» и очень высоко оценен зрителями. Алексей Васильев — наш земляк, каждый год он приезжает в родной город со своеобразным отчётом о своей творческой деятельности. В нынешний его приезд в августе многие карагандинцы благодаря фильму заново познакомились с отцом Михаилом и по-новому взглянули на храм, ставший уже неотъемлемой частью Караганды.

26.08.2009

Татьяна Мельниченко, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.