О Бутаковке, АПК и Азиаде

Откровенным самозахватом назвал в минувшую среду происходящее на участке в предогорьях Заилийского Алатау аким Алматы Имангали Тасмагамбетов. Выездное рабочее совещание в урочище Бутаковка, в котором помимо мэра приняли участие работники акимата, представители «Алматыжер» и журналисты, прошло практически по колено в грязи. Именно в тот день, в Бутаковке пошел снег, и земля под ногами превратилась в месиво. Впрочем, никого это не остановило.

Откровенным самозахватом назвал в минувшую среду происходящее на участке в предогорьях Заилийского Алатау аким Алматы Имангали Тасмагамбетов. Выездное рабочее совещание в урочище Бутаковка, в котором помимо мэра приняли участие работники акимата, представители «Алматыжер» и журналисты, прошло практически по колено в грязи. Именно в тот день, в Бутаковке пошел снег, и земля под ногами превратилась в месиво. Впрочем, никого это не остановило.

– Как вы видите, эта часть отсыпана уже до такой степени, что практически выступает в речную полосу. Тут вообще речь не идет о 20-метровой водоохранной зоне, – здесь полностью самозахват, – прокомментировал ситуацию аким. – Человек самовольно отсыпает себе земельный участок, тем самым игнорируя все требования природоохранной зоны и начинает строиться. Поэтому все это будет подлежать сносу.

Нанесенный ущерб, по предварительным подсчетам, составил 238 миллионов тенге. Теперь владельца этого участка будет ждать иск в суд. Ему придется возместить весь ущерб, чтобы восстановить, насколько это возможно, водоохранную зону. Мало того – он может лишиться и самого земельного участка.

– Понятно, что мы должны действовать по закону, – говорит Имангали Нургалиевич. – Мы должны будем полностью оформить всю документацию, подать в суд и в судебном порядке истребовать ущерб, который нанесен природе. А кроме того, полностью исключить строительство таких сооружений в водоохранной зоне.

Сегодня в водоохранной зоне Бутаковки шириной 100 метров находится 151 объект, 46 из них – непосредственно в 20-метровой водоохранной полосе. Все они попадают в той или иной мере под изъятие. Что-то снесут полностью. Где-то просто передвинут границы участков. Всеми вопросами, связанными с этим, будут заниматься три структуры – «Алматыжер», управление земельных отношений и департамент экологии.

По словам директора «Алматыжер» Бейбитхана Кабдрахманова, на сегодня выявлено 50 собственников 46 объектов, которые нарушают регламенты использования реки. Всем им розданы уведомления об изъятии. Если же в течение трех месяцев после получения официальной бумаги «проштрафившиеся» не захотят решить дело миром, акимат будет подавать на них в суд.

– Тут вопрос даже не в том, на чьей стороне будет суд, ясно, что на нашей, – сказал по этому поводу аким. – Речь будет идти лишь о сумме компенсации.

Одновременно с этим Имангали Тасмагамбетов успокоил всех, кто живет в этом районе вот уже на протяжении 15-20 лет.

– Никто не собирается игнорировать интересы тех жителей, которые исторически здесь проживают, – сказал он, – и в угоду соответствующим постановлениям акимата принимать решения вслепую. В каждом случае надо будет разбираться персонально, никто не собирается проводить только изъятие земельных участков, скажем, без выплаты необходимых в данном случае компенсаций. Мы не оперируем понятиями «элитное-неэлитное» жилье. Есть объект, который попадает под изъятие. Этим понятием мы должны с вами регулировать все отношения. Если они не согласны, будь то хозяин элитного особняка или хибары, мы в судебном порядке будем решать эти вопросы. Понятно, что хозяин элитного особняка, который построен добротно, будет требовать очень большую компенсацию. И здесь речь идет, прежде всего, о том, что когда-то кто-то, игнорируя определенное законодательство, превышая свои полномочия, выдал земельные участки. Естественно, придется выяснять – кто, каким образом, почему и за какую услугу выдал эту землю.

– Имангали Нургалиевич, – спрашиваю я акима, – неужели у вас никогда не возникало соблазна построить в этих местах домик? Чтобы за окном речка шумела, чтобы деревья в окно было видно…

– Знаете, когда в 1994 году я работал уже вице-премьером – один государственный секрет раскрою – президент начал говорить в узком кругу о переносе столицы. А я в 1988 году переехал в Алматы из Атырау. Для меня это было… меня может понять только человек, который жил в Атырау – суровый климат, мы постоянно там шутили: три месяца иглотерапия – это комары, три месяца грязелечение – это грязь. И в таком духе. Жил я тогда, будучи первым секретарем ЦК комсомола и депутатом Верховного Совета, в «Аксае-2», в общежитии Алматинского домостроительного комбината. И когда в 1994 году президент впервые начал говорить, что возможен перенос, я про себя думал: «Время сложное, у нас тяжелая экономическая ситуация, это, наверное, растянется лет на 20. А к этому времени уже и пенсия подойдет». А когда в 1997 году президент объявил об этом, он посмотрел на меня и говорит: «Имангали, я чувствую, что ты не согласен с этим решением». Я говорю: «С точки зрения государства, его интересов, я безусловно вас поддерживаю. А если с личностной точки зрения, то я только переехал из Атырау, только начал нормально жить в нормальном городе, честно сказать – не хочу». Для меня, например, любой уголок Алматы и Алматинской области – это красивейшие места. Понятно, что у каждого может быть какой-нибудь определенный соблазн, чтобы из окон его квартиры видны были горы, сплошная зелень, а не какие-то строения. Но я довольствуюсь тем, что у меня есть. Не бахвальства ради, серьезно… Алматы – это прекрасный город, в каком бы уголке его ты ни жил.

Уже позже, когда мы отогревались горячим чаем после прогулки под снегом, вопросы моих коллег ушли от темы Бутаковки, и акиму пришлось держать очередной своеобразный отчет. Так, на вопрос «Мегаполиса» о возможном переносе зимней Азиады в Астану, Имангали Нургалиевич ответил:

– Я знаю, что министр туризма и спорта Казахстана Темирхан Досмуханбетов выехал в Катар встречаться с президентом Азиатских Олимпийских игр с предложением перенести Азиаду в Астану. Что я могу сказать по этому поводу? Право на проведение игр выиграл Алматы. По олимпийской хартии, выигрывает или участвует не страна, а город. Контракт подписал я как мэр города, мы взяли на себя обязательства по проведению Азиады. Естественно, мы не могли принять это решение отдельно от правительства, поэтому мы в свое время получили полное подтверждение на наше участие и по-следующее подписание документа со стороны правительства. Наверное, это случай беспрецедентный, никогда такого в истории ни большого олимпийского движения, ни азиат-ского олимпийского движения не было. Как примут решение, мне сложно говорить. Я знаю одно – на имидже нашей страны это скажется очень серьезно.

– А как вы считаете, стоит ли отдавать АПК в руки частного инвестора? Сможет ли он навести порядок в энергетическом секторе Алматы?

– Отдавать АПК в частную собственность при том, что у нас рыночная экономика, никакой целесообразности нет, – ответил аким. – Что такое АПК для Алматы? Это ключи от города при рыночной экономике. Частник может сказать: «Да у меня нет возможности, я тепло подать не могу 15-го числа. Все! Он может «взорвать» город. А, «взорвав Алматы», он сможет решать какие-то свои политические задачи. Люди начнут выходить на улицу и говорить, что нет тепла, а закончится все это на 10-й день тем, что они скажут – надо менять Конституцию, вообще весь политический и экономический строй страны. Есть примеры, когда генерирующие энергетические мощности в западных странах находятся в частной собственности, но собственники там жестко обставлены законодательством, они не имеют права делать то-то, то-то, они работают в узком бизнес-коридоре. Они делают деньги, не более того, они не вмешиваются в политику. У нас такого законодательства нет на сегодняшний день. А не имея соответствующей законодательной базы, отдавать АПК в частные руки – это, по крайней мере, глупо.

08.10.2007

Александр ТАЛАНОВ, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.