Ставка больше чем жизнь

Нацбанк снизил ставку рефинансирования, но надеяться, что кредиты станут дешевле не стоит. Национальный банк Казахстана еще в самом начале сентября снизил ставку рефинансирования с 7,5 процента до 7 процентов.

Нацбанк снизил ставку рефинансирования, но надеяться, что кредиты станут дешевле не стоит. Национальный банк Казахстана еще в самом начале сентября снизил ставку рефинансирования с 7,5 процента до 7 процентов. Предполагается, что такой шаг должен привести к удешевлению кредитов, оживлению экономики и активизации банков на рынке кредитования.

Ставка рефинансирования - это размер процентов в годовом исчислении, подлежащий уплате центральному банку страны за кредиты, предоставленные кредитным организациям. Кредиты банками второго уровня в Казахстане, как и во всем остальном мире, берут для рефинансирования временной нехватки финансовых ресурсов. Именно через ставку рефинансирования Национальный банк регулирует уровень ликвидности банковской системы. В условиях кризиса, потери западных рынков фондирования, повального снижения рейтингов банков второго уровня, зависимость от ресурсов, аккумулированных в Нацбанке, резко увеличивается. Разумеется, кто платит, тот и заказывает музыку, поэтому кризис позволил государству стать одним из участников финансового сектора через выкуп доли акций в БТА банке и Альянс банке.

"По щучьему велению" не получится

В теории Нацбанк может хотеть что угодно. Но на практике вся его деятельность подвержена воздействию рыночной конъюнктуры. Что же касается непосредственно Казахстана, то реакция на рыночные тренды может носить различный характер. Во-первых, Нацбанк вынужден учитывать политическую конъюнктуру: власть иногда может обязать главного банкира принимать те или иные не всегда рыночные решения. Во-вторых, Нацбанк никто и никогда не освобождал от выполнения своей главной миссии - регулятора финансовой системы. Именно это обстоятельство - лавирование между политической целесообразностью и рыночной прагматичностью есть основное противоречие работы Нацбанка.

Сейчас нет особого смысла думать, при ком Нацбанк был более самостоятельным: во времена Анвара Сайденова или сегодня, при Григории Марченко. Но одно обстоятельство не может оказаться вне поля зрения. Судя по тому, как 4 февраля была проведена девальвация тенге, Марченко получил карт-бланш от президента. Надо думать, ему дали возможность самостоятельно принимать решения по регулированию финансовой системы. На какой срок, непонятно.

Кризис сделал казахстанские банки ручными, они вынуждены есть из государственной миски.

Правда, рыночные законы никто не отменял, и Нацбанк вынужден учитывать то, что происходит на рынке. Чтобы оживить экономику, необходимо взбодрить кредитование. В условиях отсутствия или высокой цены заемных денег, бизнес настигнет участь банков - он также становится ручным. Но степень контролируемости не может быть абсолютной. Это рано или поздно приводит к тому, что банки и бизнес теряют платежеспособность, не могут исполнять обязательства и, в итоге, банкротятся.

Но как добиться того, чтобы банки открыли кредитные линии бизнесу? Банки понять можно. В условиях довольно высоких рисков неплатежей со стороны заемщиков, банкиры неохотно кредитуют. Так случилось и с государственной помощью бизнесу, выделенной для рефинансирования кредитов. Часть денег банки предоставляли под 12,5 процента, ставки, зафиксированной госхолдингом "Самрук-Казына", другую часть - под 20 с лишним процентов, ставки, которая реально существует на рынке.

Снижение ставки рефинансирования Нацбанка - инструмент, при помощи которого регулятор пытается удешевить кредиты бизнесу. Единственная проблема как раз в том, что специалисты Нацбанка переоценили возможности воздействия на рынок ставки рефинансирования.

С апреля текущего года Нацбанк пять раз снижал ставку. В частности, с 1 апреля она снижена до 9,5 процента, с 12 мая - до 9 процентов, с 10 июня - до 8,5 процента, с 10 августа - до 7,5 процента, с 4 сентября - до 7 процентов. То есть, за пять полных месяцев ставка рефинансирования "похудела" на 2,5 процента. Такой же уровень ставки был отмечен в период между 7 июля 2003 года по 1 февраля 2005 года. Но степень воздействия ставки рефинансирования тогда и сейчас сильно отличаются.

В 2003-2005 году ставка падала на фоне активного заимствования казахстанских банков на Западе. Это позволило реально снизить цену денег и простимулировать рост казахстанской экономики, как сейчас выясняется, обусловленный в большей мере спекулятивными трендами.

Сегодня ставка рефинансирования падает в условиях отсутствия базы фондирования на Западе и параллельного ухудшения качества кредитного портфеля. При таких высоких рисках банки не будут снижать процентную ставку, а придумают иные схемы. К примеру, снижение процентной ставки с одновременным повышением залогового обеспечения. Такое снижение можно назвать лишь формальным, ибо цена кредитов остается, в лучшем случае, на прежнем уровне, в худшем, слегка поднимается.

Но кроме цены кредитов есть и другие проблемы, которые становятся очевидными.

Чем дальше в лес, тем больше дров

Снижение ставки рефинансирования должно повысить курс доллара по отношению к казахстанскому тенге. Что уже и произошло. Правда, в обменных пунктах курс вырос незначительно: 0,2-0,3 процента, не больше.

Ситуация, когда доллар вырос, однозначно выгоден экспортерам. Казахстанские предприятия, реализующие произведенные ими товары на внешних рынках, будут получать примерно тот же объем свободно конвертируемой валюты, что и раньше, но тенговое содержание вырастет на те же 0,2-0,3 процента.

Кроме того, себестоимость казахстанской продукции на внешних рынках упадет, что сразу же повысит ее конкурентоспособность.

Импортеры однозначно пострадают, так как им придется повышать цены на потребительском рынке в тенговом эквиваленте. И это понятно: чтобы закупить необходимое количество валюты теперь придется отдавать больше тенге.

Даже пятикратное понижение ставки рефинансирования в текущем году не сделали кредиты более доступными. Поэтому бизнесу не стоит особо надеяться на то, что банки сжалятся. Сегодня они сами находятся в довольно сложном положении и очень опасаются наращивать долю рисковых активов. А кредитование бизнеса банкиры однозначно воспринимают как прирост доли рисковых активов.

Экспорт нефти, который в течение долгих лет является одним из основных факторов прироста поступлений в бюджет, станет более выгодным. При стабильных объемах поступления валюты в Нацфонд, тенговое содержание увеличивается. Так что казахстанскому правительству выполнять свои обязательства по зарплатам бюджетникам, пенсиям, пособиям и стипендиям станет однозначно легче.

Но всем нам необходимо понять главное: в этой жизни нет ничего бесплатного. Рост зарплаты будет съедаться инфляцией, ценовые преимущества экспортеров - ростом сырья, закупаемого за валюту. С чем необходимо смириться.

Понижение ставки рефинансирования не только не приведет к удешевлению кредитов, но и довольно сильно ударит по населению, хранящему свои сбережения на банковских депозитах. Ставки по ним должны снизиться. Но…

Надо иметь в виду, что банки изначально "подстелили соломку". К примеру, сейчас по депозитам они применяют следующие ставки: по тенге на уровне 12,5 процента, по доллару - 8 процентов. Это означает, что банки работают с деньгами, выделенными государством. Процентная ставка по тенге соответствует той ставке, которую определял госхолдинг "Самрук-Казына". При ставке рефинансирования в 7 процентов, вышеуказанные ставки должны упасть, в частности, по тенге до 11,5-12 процентов, по доллару - до 7-7,5 процента.

Однако у банков сейчас нет того люфта, который у них был в 2003-2005 годах. Снизить процентную ставку, значит, потерять базу накопления. А так как сегодня нет внешней базы заимствования, им придется пойти по одному из двух возможных путей.

Первый путь - это сохранение процентной ставки на прежнем уровне за счет повышения процентной ставки по кредитам. С точки зрения технологий это отработано. Они будут в большей степени применять коммерческую ставку по кредитам, тем самым, поставив под угрозу государственную программу помощи бизнесу.

Второй путь - снижение процентной ставки по депозитам, но одновременное усиление бонусной программы. Бонусы, в числе которых различного рода лотереи и розыгрыши, должны будут в какой-то мере компенсировать населению потери от снижения процентной ставки.

Конечно, Нацбанк преподносит снижение ставки рефинансирования как еще одну меру борьбы с кризисом и способ снижения издержек у крупных предприятий, кредитуемых госбанками. Их акции на Казахстанской фондовой бирже на время подскочат.

Хотя, в конечном счете, реальный рост или падение акций будет зависеть от общего состояния казахстанской экономики и притока денег с внешних рынков.

Снижение ставок лишь подталкивает игроков для перевода части средств в валюту, и постепенного роста давления на курс тенге. Утрата доверия к тенге приведет к новому коллапсу рынка тенгового долга, что перекроет реальному сектору важный источник финансирования.

14.09.2009

Дмитрий Перцев, www.gazeta.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.