«Экономике может помочь списание займов»

Банки не могут играть ключевую роль в развитии страны, их задача – финансировать торговые операции и коммерцию. Фундаментальным экономическим развитием должны заниматься правительство и институты развития. Такое мнение в интервью «&» высказал глава КазИнвестБанка Аднан Али Ага.

Банки не могут играть ключевую роль в развитии страны, их задача – финансировать торговые операции и коммерцию. Фундаментальным экономическим развитием должны заниматься 

economike.jpgправительство и институты развития. Такое мнение в интервью «&» высказал глава КазИнвестБанка Аднан Али Ага.

– Банковская система Казахстана переживает непростые времена. Каковы, на ваш взгляд, сильные стороны нашей банковской отрасли, которые помогут ее восстановлению?

– Большинство факторов на рынке сейчас работают против отечественной финансовой системы. Среди них – слабый реальный сектор экономики, на котором функционирует банковская система, ухудшающееся качество ссудного портфеля, рецессия глобальной экономики, свертывание международного рынка заимствования капиталов. То есть четыре основных пункта, которые ранее позволяли банкам развиваться, сегодня уже не работают. Ситуацию усугубляет и то, что управленческий персонал банков не имеет опыта работы в кризисных ситуациях. Во-первых, по причине молодости финансовой системы. Во-вторых, за весь постсоветский период работы банков практически не осуществлялся трансфер опыта, которым обладает зарубежная финансовая структура. В частности, речь идет о риск-менеджменте, управлении банковской индустрией в целом. Поэтому, когда начался кризис, казахстанские финансовые структуры не смогли ему противостоять.

Я не могу назвать какие-то особенности банковской системы, которые помогут нам восстановиться, по причине их отсутствия. На мой взгляд, сильных сторон у казахстанских банков не так много, но есть большие возможности улучшить ситуацию. Например, общий объем казахстанской банковской системы составляет $80 млрд, из них порядка $67 млрд – займы. В этой структуре внешние заимствования составляют $35 млрд. Восстановлению локальной экономики способно помочь списание иностранных займов с перенаправлением имеющихся средств в реальный сектор экономики. При этом, на мой взгляд, необходимо списать определенную часть долга. В докризисный период кредитный портфель банков рос слишком быстро, поскольку инвесторы закачивали в развивающиеся рынки свои деньги без должной оценки рисков. Сегодня все эти инвестиции и активы сильно потеряли в цене и уже не вернутся к докризисной оценочной стоимости. Поэтому я предлагаю применить схему делевериджа (уменьшение доли заемного капитала. – «&»). Но поскольку это долгий процесс, занимающий 5-7 лет, то, по моему мнению, к нему нужно приступать уже сейчас. Эта мера, по сути, является тем стрессовым инструментом, который предполагает списание всех обязательств. Для ускорения процесса мне представляется разумным, чтобы банки со своей стороны списали часть выданных кредитов предприятиям МСБ, работающим в реальном секторе экономики, допустим 30-40% от общей суммы. По принципу делевериджа государство также должно сбросить со счетов часть иностранных заимствований. Поясню свою позицию. Инвесторы-спекулянты, вкладывая средства в emerging markets (развивающиеся рынки), рассматривали Казахстан как страну, где можно быстро заработать. При этом их мало интересовало развитие самой экономики страны. Поэтому они пропускали денежные потоки через крупные банки Казахстана без оценки рисков с расчетом, что в случае кризиса государство не позволит финструктурам обанкротиться и выступит гарантом по их обязательствам. Я думаю, что в данной ситуации казахстанское правительство не должно брать на себя подобную ответственность. Инвесторы понимали, что быстрый рост сопровождается определенными рисками, и поэтому они должны разделять не только прибыль, но и потери.

– Может, это преждевременные меры, поскольку некоторые эксперты говорят о том, что мировые рынки капитала начинают раскрываться. Возможно ли, что уже в ближайшее время через казахстанские банки пойдет внешнее финансирование?

– Да, движения на международном рынке начались, но у казахстанских банков нет никакой возможности для получения иностранных займов. Привлечь деньги на мировых рынках капитала сейчас может только государство, национальные компании и крупные холдинги. Банкам получить деньги практически невозможно. Как привлечь кредиты, если оставшийся объем долга составляет $35 млрд и никто не знает, будет ли он весь погашен?

Конечно, Казахстан находится в намного лучшем положении, чем, например, Украина, но мы все же переступили определенную линию доверия, когда пошатнулась стабильность двух системообразующих банков – БТА и Альянса и информация о плохом качестве кредитного портфеля финструктур стала доступна общественности. Конечно, если предположить, что государство выпишет чек на всю сумму внешнего долга казахстанских банков, доверие вернуть будет возможно.

Но я хочу сказать, что развитие казахстанской экономики не должно зависеть от доступности и открытости рынков капитала. Достаточно просто вспомнить, что до кризиса банки заняли на внешних рынках около $45 млрд. Из них порядка $25 млрд были инвестированы в проекты стран СНГ (Россия, Украина, Грузия и т.д.). Ни та ни другая сумма не помогла казахстанской экономике, к тому же вторая часть была в основном вложена в спекулятивные проекты – скупку недвижимости, земли. Именно эта политика и привела к кризису.

При взвешенном и строгом регулировании деятельности банковской системы экономика и финструктуры смогут легко прожить и без внешних заимствований. На мой взгляд, можно было бы установить определенный лимит для банков по иностранным займам – скажем, не более $15 млрд в целом. Этого объема вполне достаточно, чтобы система работала. И, по сути, даже этот небольшой уровень заимствования нужен только для того, чтобы получить рейтинги и доказать мировому сообществу, что Казахстану доступны рынки международного капитала. Но мы не должны быть зависимы от этих денег.

– Может, есть смысл сократить количество банков на внутреннем рынке?

– Этот шаг, думаю, мало что даст, поскольку первая пятерка банков кредитует 80-90% всей экономики. Поэтому даже если порядка 20 банков с наименьшей долей на рынке перестанут существовать, это никак не отразится на экономике в целом. В первую очередь следует думать о качественных характеристиках. Когда банковская система самостоятельно очистится, по моему мнению, около 50% банков самостоятельно уйдут с рынка, поскольку не смогут получать прежнюю прибыль.

– Но пока что мы видим, что структура кредитования банков остается неизменной – львиную долю кредитов получают торговля и строительство. Какой потенциал вы видите в других отраслях?

– Казахстанская банковская система в два раза больше, чем должна быть для нормального функционирования рынка. Что происходит, когда банковская система опережает реальный сектор? Тогда начинаются спекуляции, надувание «мыльного пузыря» на недвижимости, и все только потому, что слишком много денег поступает на рынок. И все эти сравнения, которые принято приводить по поводу отношения заимствований к ВВП и прочим финансовым показателям, замеряемым в Европе, на самом деле не применимы к Казахстану из-за различности экономик. К примеру, в европейских странах нет такого объема полезных ископаемых, который есть у нас.

Большая часть нашей экономики по-прежнему имеет сырьевую направленность, которая требует банковского сервиса, но не нуждается в кредитах. Поэтому я считаю, что для управления рисками, инфляцией и спекуляциями нужно контролировать рост активов в банковской системе и объемы выдаваемых кредитов.

Все экономики, основанные на сырьевой направленности, имеют одну и ту же проблему. Они получают деньги в большем количестве, чем им нужно, и не знают, куда их инвестировать. В результате складывается дисбаланс, когда на рынке очень много денег, но нет ни инструментов, ни возможностей, куда можно было бы их инвестировать.

– Хорошо, тогда как вы видите участие отечественных банков в реализации индустриально-инновационной стратегии, на которую Казахстан делает большую ставку?

– Сегодня ни в коем случае нельзя переоценивать роль банковской системы Казахстана. Коммерческие финструктуры не могут играть ключевую роль в развитии страны. Их работа – финансировать торговые операции и коммерцию. И при этом банки не могут выступать как основная сила для диверсификации экономики. Фундаментальным экономическим развитием должны заниматься правительство и институты развития. По моему мнению, диверсификация экономики возможна с созданием кластеров, которое подразумевает развитие отраслей, имеющих конкурентное преимущество. Если вспомнить стратегию кластеров в Казахстане, она была основана на производстве и экспорте энергии, базовом сельском хозяйстве, туризме, нефтехимии, создании торгового коридора Западная Европа – Западный Китай и прочем. Допустим, годовой товаро¬оборот по поставкам яблок между Россией и Турцией исчисляется сотнями миллионов долларов. Возникает закономерный вопрос: почему яблоки не импортируются из Казахстана? Каждая из приоритетных отраслей предполагает инвестиции не менее $50 млрд для любого проекта. И вы думаете, что маленькая банковская система, у которой примерно $80 млрд активов в совокупности, может помочь развитию экономики? Казахстанские банки не имеют ни ресурсов, ни опыта экспертизы для разработки проектов. При этом они не могут брать на себя риски, поскольку даже в одном китайско-европейском коридоре существуют свои риски на миллиарды долларов. Но развитие кластерных направлений очень важно, так как это стимулирует появление новых компаний и предприятий, и именно эти поставщики и сервисные организации могут обслуживаться в казахстанских банках, ориентированность на них будет эффективной для всей финансовой системы и экономики в целом.

– Можно ли говорить о том, что комбанки помогают выстроить грамотное управление?

– Абсолютно нет. Это, кстати, ключевой вопрос в нашей системе. Одна из причин кризиса, в котором мы находимся, заключается в том, что финансовый менеджмент как в компаниях, так и в банках очень слаб. По идее, банки должны помогать, консультировать, но на деле этого не происходит. Финансовый менеджмент – это один из ключевых сервисов, который должны предоставлять банки. Но на нашем рынке мало людей, которые могли бы консультировать по такому вопросу.

Более того, корпоративные клиенты – компании – не считают, что им нужен такой вид услуг. Знаете, почему? Потому, что банки не просят их об этом. Банки готовы инвестировать и давать им деньги, несмотря на то что у этих компаний нет хорошо выстроенной финансовой системы, финансового менеджмента. Именно поэтому очень мало компаний, которые могут напрямую получить деньги от иностранных инвесторов, даже от таких институтов развития, как ЕБРР и ADB (Азиатский банк развития).

Допустим, такое нововведение. Сегодня все игроки финансовой системы Казахстана связаны между собой, и их невозможно разъединить. Так между собой связаны банки, клиенты, налоговые службы, регуляторы. И, возможно, если внести определенные изменения в эту схему, то можно было бы усовершенствовать весь процесс. Например, все компании должны иметь аудированную финансовую отчетность. И если регулятор в лице АФН или Нацбанка внесет требование, согласно которому банк может выдавать займы только компаниям, имеющим определенный уровень капитала и прибыли по аудированной финотчетности, то в таком случае, на мой взгляд, система экономики может сильно измениться. Качество активов банков улучшится, поскольку финструктурам сложно будет сразу найти клиентов, которые смогли бы отвечать этим требованиям. Компании со своей стороны начнут раскрывать финансовые показатели, что, в свою очередь, приведет к росту налоговых поступлений в бюджет. Рынок станет более открытым. Но в этом случае необходим жесткий надзор, поскольку после ввода этих требований проф¬участники будут искать пути ее обхода.

18.09.2009

Елена Дмитриева, www.and.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.