«Премьера» почти реальна

Фонд недвижимости «Самрук-Казына» готов финансировать завершение строительства многострадального комплекса «Премьера» корпорации «Ак ауыл». 14 миллиардов тенге уже жгут карман главе фонда Госману Амрину – даже соответствующий договор уже подписан.

Фонд недвижимости «Самрук-Казына» готов финансировать завершение строительства многострадального комплекса «Премьера» корпорации «Ак ауыл». 14 миллиардов тенге уже жгут карман главе фонда Госману Амрину – даже соответствующий договор уже подписан. Но договор этот с отлагательными условиями. Если компания их выполнит, ФН сразу выделяет деньги. Не выполнит – владельцу «Аула» Виктору Цою придётся придумывать новые обещания своим дольщикам.

Неделю назад ситуацию отчасти прояснил председатель правления Фонда недвижимости «Самрук-Казына» Госман Амрин.

– Я был на этой площадке три недели назад. Я знаю эти проблемы. Там есть проблемные дольщики.

– Это какие?

– Мы их делим на условные категории: порядочные (хотя с точки зрения закона они все порядочные), инвесторы и спекулянты, которые скупали по 5-10 квартир. Если мы заходим в этот проект бюджетными средствами, то должны быть уверены в том, что инвесторы и спекулянты готовы разделить наши риски. Они же, покупая квартиры оптом, хотели на них навариться – продать потом! Вот таких мы переставляем в крайнюю очередь вероятных заёмщиков. Хотят получить квартиру – пусть рискуют вместе с нами.

– Госман Каримович, а чем они рискуют, если «Самрук-Казына» выделяет средства на завершение строительства?

– А вдруг денег не хватит? «Ак ауыл» считал все расценки по коммерческим принципам. А мы такой подход вообще не рассматриваем. У него и у нас разные подходы к понятию себестоимости проекта: мы рассматриваем только один аспект – сколько денег нужно для того, чтобы завершить строительство. Формально у нас нет причин помогать дольщикам. Хотя бы потому, что в «Премьере» им продано всего 38 процентов квартир. Если мы входим сюда, остальные квартиры уже будут считаться нашими. В данном случае мы сами выступаем дольщиками, правда, в другом статусе: мы тут не заказчики, не партнёры, не просто инвесторы. Если мы даём деньги, застройщики будут вынуждены считаться с нашими условиями!

– И эти условия…

– Они простые: «Ак ауыл» их выполняет – мы начинаем финансирование. Не выполняет – мы не виноваты. Одно из условий: снятие кучи обременений, арестов. Пока они есть, мы не начнём финансирование. Мы должны видеть, куда идут денежные потоки? Как их используют?.. Должны быть все необходимые и реально действующие документы: разрешения, лицензии, техусловия… Мы называем стоимость «квадрата», по которой согласны выкупить эту недвижимость. Если «Ак ауыл» не согласен, пусть сами попытаются выйти из этой ситуации: им надо продать, а нам – выйти из этого проекта без убытков.

– Допустим, Виктор Цой на это пойдёт.

– Для нас главное, чтобы не было требований кредиторов – неважно, банков или дольщиков – на все 100 процентов – чтобы мы могли войти в «Премьеру» госсредствами. Если этого не произойдёт, ничего не получится…

– Госман Каримович, но вы же понимаете, что одна неправильная буква или цифра в документе – и договор летит к чёрту! С учётом того, что у вас в договоре прописано 100 процентов снятия обременений, а всех людей с претензиями найти уже трудно, у Виктора Цоя почти нет шансов на позитивный исход. Значит, проект почти «мёртвый»?

– Я должен учитывать позицию банков. Тем более что они сами мне предложили войти в этот проект: в этом случае, во-первых, заработают их ипотечные портфели. Во-вторых, начнут работать госсредства. В-третьих – строители. Так что мы выступаем тут в роли реаниматоров, а банки получают хоть какую-то ликвидность вместо совсем «мёртвых» активов. Нельзя же идти просто тупым путём – только по бумажкам, которые предписывают то-то и то-то?

– Госман Каримович, но из-за этих строгих пунктов, которые вы сами и прописали в договоре, премьера «Премьеры» может и не состояться из-за чисто бюрократических проволочек?

– Я тоже в них не заинтересован. Но я отвечаю за госсредства, которые мне нельзя разбазаривать! Если себестоимость 70 тысяч тенге за «квадрат» – мы столько и выделим. Есть хоть от какого-то дольщика несогласие – ни тиына не дадим. Поэтому Виктор Цой и создал компанию, которая будет отвечать за строительство, но не будет отвечать за грехи «Ак ауыла». С ней мы готовы работать, хотя уже понимаем, что некоторые пункты соглашения очень жёсткие и не очень отвечают реалиям.

– Их можно изменить?

– Не знаю. Будем думать.

– Госман Каримович, а как быть с другими фактами? Когда с дольщиков «Премьеры» были собраны деньги – тут же г-н Цой начал приобретать недвижимость в Чехии? И строительство «Премьеры» остановилось?

– Что было до меня – всё это проблемы г-на Цоя – это не ко мне. Пусть их изучают прокуратура и другие органы. Я действую только в рамках юридических документов и сметы – были у них неоправданные затраты, не были – не моя головная боль. У меня – ФНСК – есть деньги под определённый проект. Будут гарантии от застройщика – дам…

Справка «Мегаполиса»

По мнению юриста ФНСК, столь жёсткое требование может поставить крест на всех стремлениях Виктора Цоя «разрулить ситуацию». Поскольку найти дольщиков, очевидно, разочаровавшихся в мечтах обрести свою крышу над головой, уже проблемно. Между тем «Ак ауыл» до сих пор не может разыскать два десятка этих бедолаг, которые должны «пойти в отказ» от обременений.

Из-за них усилия Фонда недвижимости оптимизировать ситуацию могут свести на нет попытки г-на Цоя получить госфинансирование.

21.09.2009

Сергей ТУНИК, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.