Мрак в конце тоннеля

В Алматы активистка движения “Оставим народу жилье” (ОНЖ) - 40-летняя Анна КУЗЬКО, не имея возможности погасить ипотечный кредит в банке, пыталась свести счеты с жизнью. На большой скорости она врезалась в бетонную стену тоннеля дорожной развязки, но чудом осталась жива.

В Алматы активистка движения “Оставим народу жилье” (ОНЖ) - 40-летняя Анна КУЗЬКО, не имея возможности погасить ипотечный кредит в банке, пыталась свести счеты с жизнью. На большой mrak.jpgскорости она врезалась в бетонную стену тоннеля дорожной развязки, но чудом осталась жива.

Попытка суицида была совершена еще на прошлой неделе - 14 сентября. На днях женщину перевели из реанимации в отделение травматологии одной из больниц Алматы.

- Той ночью приехал мой друг, который видел разбитую машину мамы на развязке недалеко от нашего дома и сообщил об этом, - рассказывает в приемном покое больницы сын Анны Владимир. - Мы прибежали туда, когда маму уже погрузили в “скорую” и увозили. Ее машина - спортивная “Мицубиси эклипс” - была полностью разбита. Во время удара о стену тоннеля сработали две подушки безопасности, что и спасло маме жизнь.

- Бригада “скорой помощи” доставила пациентку прямо в реанимацию, - рассказывает травматолог Далерхан КЕЛЬГЕНБАЕВ. - Здесь ее осмотрели травматолог, хирург, реаниматолог и терапевт. Ей сделали рентген головы, грудной клетки, пяточных костей и таза. Диагноз: черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, множественные переломы ребер, пневмоторакс, закрытый перелом обеих пяточных костей, перелом наружной лодыжки со смещением вправо, закрытая травма брюшной полости, ушибы внутренних органов. Было проведено противошоковое восстановительное лечение. После этого ее перевели в отделение травматологии. Сейчас состояние пациентки средней тяжести. Пока оперативное вмешательство не нужно, но все покажет повторный рентген. Ходить она будет, но примерно через 2,5-3 месяца. Кроме того, сейчас она очень нуждается в психологической помощи.

Мы посетили Анну Кузько в ее палате. Вся перебинтованная, с загипсованными ногами, женщина говорила спокойно, периодически всхлипывая.

- Кредиты меня задавили… - были первые ее слова. - В мае 2007 года мы с мужем взяли ипотечный заем в банке, чтобы купить дом, который стоил более 600 тысяч долларов, под залог квартиры свекрови, оцененной в $150 тысяч. Выплачивали мы по 4800 долларов ежемесячно. Долг должны были возвращать в течение 30 лет.

Через два месяца после того, как мы купили дом, цены на недвижимость в стране стали рушиться. У меня был бизнес - я арендовала кафе. С началом кризиса арендная плата возросла, а клиентов стало меньше. В итоге мы разорились. По кредиту успели выплатить только за полгода - 29 тыс. долларов. Потом денег не смогли найти. Вот уже больше года не платим. В банке заявили, что заберут не только наш дом, но и залоговую квартиру родителей мужа. Мало того, говорят, мы должны будем выплачивать еще и остаток по кредиту. Сейчас наш дом оценили всего в $100 тыс. а квартиру родителей - в $60 тысяч.

- Что конкретно заставило вас решиться наложить на себя руки?

- Накануне из банка пришло письмо о том, что нам отказывают в реструктуризации и отсрочке и что мы должны выполнить обязательства в полном объеме. По-моему, это несправедливо: банкам списали огромные долги, так почему они не пойдут нам навстречу? Мы ведь не просим простить наш кредит - лишь отсрочить погашение.

Вы себе даже не представляете, каково это - ложиться спать с мыслью о кредите и просыпаться с тем же! Я перестала нормально общаться с детьми.

Решение о самоубийстве крепло после почти ежедневных звонков из банка. Потом банкиры стали звонить не только мне, но и свекрови. Она говорит: “Я сорок лет учительницей проработала, еле на жилье свое заработала, а теперь вы меня, детки, на улице оставите?!” И за сердце хватается.

Я думала, может, моя смерть как-то поможет семье… Останется муж-одиночка с тремя детьми, может, хоть ему в банке пойдут навстречу...

- Что вы думаете о своем решении теперь?

- Никому не советую идти на такой шаг. Надо бороться! А я только хуже сделала: семью еще и своими болячками загрузила. Но, может, хоть после моего поступка государство на проблему заемщиков всерьез обратит внимание? Ведь банки давят на нас все сильнее. Постоянно звонят, грозят выставить на торги жилье. Сейчас моему младшему ребенку 3 года - какое у него будет будущее на улице? Муж зарабатывает 60 тыс. тенге, на это и живем.

- Из банка вам продолжают звонить?

- Да, звонили на неделе, опять давят...

Сын несостоявшейся самоубийцы уверяет: с психикой у его мамы никогда не было проблем.

- До этого у нее, конечно, были срывы - она плакала, впадала в депрессию, - рассказывает Владимир. - Мы пытались ее успокоить. Но никто не думал, что она решится на такое... Она нормальный, адекватный человек.

- Анна - одна из активных участниц нашего движения, - рассказал нам в коридоре больницы председатель движения ОНЖ Есенбек УКТЕШБАЕВ. - Уж от нее никто не ожидал такого поступка. Она всегда была бойкая, жизнерадостная... Думаю, это была одномоментная слабость. Человек всю жизнь проработал, чтобы иметь дом, а теперь забирают не только его жилье, но и родительское...

После реструктуризации долгов БТА Банку и Альянс Банку глава “Самрук Казыны” Кайрат КЕЛИМБЕТОВ заявил: списание внешних долгов банков вовсе не означает, что они простят долги внутренним заемщикам. После этого банки как будто озверели! К сожалению, в Казахстане это не единичный случай. Недавно мне звонила лидер нашего движения в Павлодаре: 14 сентября повесилась 31-летняя ипотечница Зульфия МУСАБЕКОВА, сиротой остался ее маленький ребенок. После этих тревожных сигналов власти должны задуматься.

26.09.2009

Виктор БУРДИН, www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.