Плинтусом – по банкам

Роль банков будет снижена, а государственное влияние на финансовую структуру возрастет. Так заявила глава АФН Елена Бахмутова в ходе круглого стола «Концепция развития финансового сектора РК в посткризисный период».

Роль банков будет снижена, а государственное влияние на финансовую структуру возрастет. Так заявила глава АФН Елена Бахмутова в ходе круглого стола «Концепция развития финансового сектора РК в посткризисный период». О том, что банки отодвинутся на второй план, говорит практически каждый пункт Концепции. Регуляторами будет введен принцип контрцикличности: то есть во времена «тучных коров» кредиты станут дороже, а во времена «худых» – дешевле. Кроме того, займам юридическим и физическим лицам, не имеющим валютной выручки и не застрахованным от валютных рисков, будут присваивать третью категорию, то есть размер провизий для них составит 20% от кредита. Банковские провизии будут формироваться с учетом требований международного стандарта в зависимости от прибыли, ставки вознаграждения и стоимости залогового обеспечения. Налоговый режим для банков перестанет быть либеральным. А каждая финансовая сделка должна быть тщательно взвешена топ-менеджерами, иначе последние попадут в «черные списки». Такая политика может усложнить выдачу кредитов и затормозить развитие экономики. Однако разработчики Концепции с этим не согласны. В ходе обсуждения они напомнили, что кроме банковского сектора в Казахстане есть еще фондовый рынок.

Существующие модели финансовых отношений показали своё несовершенство, и теперь банки и регуляторы нуждаются в новых правилах игры. Проект концепции финансового сектора уже успели и одобрить, и обругать. В том числе и на конференции, прошедшей в пятницу. А накануне своим видением документа поделился председатель правления БТА банка Анвар САЙДЕНОВ.

Главное, чтобы она работала

– Согласно проекту концепции, основным принципом регулирования и надзора финансового сектора станет контрцикличность. Такая политика может привести к нехватке ликвидности и удорожанию кредитов. Насколько дороже, по вашему мнению, станут банковские продукты?

– Контрцикличность в период бума должна носить охлаждающий эффект, то есть банкам придётся повышать стоимость своих продуктов, а в период спада, наоборот – удешевлять. Насколько могут подорожать кредиты сейчас, сказать сложно.

– Объем розничных депозитов в Казахстане в 2012 году планируется увеличить до 13% ВВП. Смогут ли банки реализовать эти планы? Каким образом?

– Некоторые соотечественники и до кризиса не верили банкам, предпочитая держать дома наличные деньги. Возможность роста депозитов в Казахстане существует. Другой вопрос, какие меры будут предприняты для того, чтобы доверие к банкам, как минимум, восстановилось и, как максимум, возросло? Я думаю, что на этом будет сфокусирована деятельность и регулятора, и самого банка.

– В проекте концепции предложено создание альтернативного института урегулирования споров на финансовом рынке – финансового омбудсмена. Насколько необходим новый институт? Как часто обоснованные жалобы потребителей финансовых услуг остаются не услышанными банкирами?

– Это лучшие примеры корпоративного управления в мировой практике, которые АФН пытается внедрить и у нас. Сейчас с жалобами на финансовые организации приходится иметь дело самому агентству: департаменту защиты прав потребителей финансовых услуг. Если будет дополнительный и альтернативный канал или институт, который позволит публично и открыто защищать права клиентов, то мы будем это только приветствовать. Главное, чтобы этот институт действительно был рабочим и пользовался доверием всех сторон. Если он станет эффективным защитником, то думаю, что к нему поступит много обращений.

– В заключительном предложении документа АФН отмечает, что будут сформированы «чёрные списки должностных лиц и руководителей финансовых институтов», участвовавших в неправомерном выводе активов за рубеж, и «трудовая деятельность физических лиц, включенных в данные списки, будет значительно ограничена в Казахстане». По каким критериям и кто, по вашему мнению, будет определять, насколько вывод активов за рубеж правомерен?

– Сейчас сложно говорить об этих критериях. Об этом лучше спросить у Нацбанка или АФН, которые были разработчиками концепции (тут г-н Сайденов лукаво улыбнулся). Но, думаю, что должны быть неопровержимые доказательства и абсолютная уверенность в том, что ущерб банку нанесён его руководителем сознательно. Только в этом случае он должен быть наказан.

– Агентство по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций (АФН) выступает за постепенное увеличение минимального размера капитала банка. А по сообщению госфиннадзора совокупный чистый убыток комбанков Казахстана в январе-августе составил более 2,6 триллиона тенге. Не приведет ли увеличение минимального размера капитала банка к еще большим убыткам, невозврату долгов кредиторам и, соответственно, к банкротству банка?

– К этой ужасной цифре убытков нужно относиться с пониманием. Она же рассчитана с учетом БТА и Альянс банков. Требования по капитализации считаю правомерными, а средства акционеров – это практически единственная подушка безопасности для финансового института…

АФН предлагают переименовать

Особое мнение исполнительного директора АО «Евразийский банк» Алексея ЖУКОВА:

– В настоящий момент, по крайней мере, часть финансовых институтов перешла от выживания к восстановлению, и сама идея совершенствования концепции в соответствии с уроками кризиса весьма своевременна. Также я очень благодарен Национальному банку за терпимость и желание учитывать мнение участников финансового рынка. Сам документ и его проработка намного выше среднего. Возможно, с позиции регулятора он может казаться идеальным. Однако при взгляде с другой стороны можно заметить, что, хотя формально документ называется «Концепция развития», слово «развитие» в нем встречается всего 36 раз, а вот слова «регулирование» и «надзор» – 77 раз. Полагаю, что, кроме большей ориентации на развитие, в концепции необходимо оставить ответственным Нацбанк за обеспечение финансовой стабильности, но при этом и усилить роль АФН в развитии финансового сектора страны и расширить его полномочия. Кстати, после придания новых полномочий мы бы предложили именовать его Агентством Республики Казахстан по регулированию, надзору и развитию финансового рынка и финансовых организаций. Что касается политики контрцикличности, то в принципе она должна привести к тому, что в моменты роста и в моменты пиков банки будут вынуждены накапливать больше ликвидности и формировать больше резервов, чем это необходимо для текущего ведения бизнеса. В периоды падения и достижения дна при грамотной постановке дела эта политика в принципе не должна влиять на банковский бизнес.

К сожалению, в настоящий момент принцип контрцикличности не выполняется. Так на дне кризиса был существенно ужесточен ряд требований к банкам, что вызвало дополнительное давление на них и без того в сложный период.

АФН и Нацбанк планируют увеличить объем розничных депозитов. На мой взгляд, эта задача вполне выполнимая. Если посмотреть на макроэкономическую статистику, то в настоящее время соотношение розничных депозитов к ВВП в Казахстане составляет 10%. В России эта величина составляет 14%. В более отдаленных странах, например, в Восточной Европе, этот показатель достигает 39%. В принципе эти величины в 13% и более вполне достижимы, но вопрос зависит от двух аспектов. В первую очередь это связано с доверием населения к банкам и доступностью финансовых услуг. Здесь, как мне кажется, Казахстану есть куда развиваться. Во-вторых, с размером доходов населения. Понятно, что чем выше доходы, тем выше норма сбережения.

Очень важным пунктом в проекте концепции является создание нового финансового института по защите прав потребителей. Финансовый омбудсмен фактически является юристом, уполномоченным добиваться взаимопонимания между финансовыми институтами и потребителями финансовых услуг. Согласно сложившейся практике в Казахстане по беззалоговым кредитам применяются крайне высокие штрафные санкции. Зачастую заемщик, пропустивший 2-3 платежа, уже не способен расплатиться с банком, так как, даже направляя все доступные средства на погашение кредита, в лучшем случае он погашает только пени и до погашения основного долга и процентов не добирается. В таких случаях финансовый омбудсмен может помочь договориться о параметрах списания пени и реструктуризации, устраивающих обе стороны. Как правило, решения омбудсмена носят рекомендательный характер и не обязательны к исполнению. Есть и другие способы защиты прав потребителей в сфере финансов. Одним таким способом является «Закон о банкротстве физических лиц», которого в Казахстане до сих пор нет. Казахстанские банки могут фактически пожизненно преследовать своего должника, тогда как в странах, где действует этот закон, в определенный срок, например, в течение 5 лет, происходит процедура банкротства заемщика, который не может расплатиться по своим долгам. В рамках этой процедуры распродаются все активы должника за исключением минимально необходимых, а на его зарплату в течение, как правило, года накладываются существенные ограничения для аккумулирования выплат кредиторам. Кроме того, на определенный период в отношении этого человека действуют существенные ограничения в правах: например, этот человек не может работать нотариусом, адвокатом, занимать выборные должности и так далее. По окончании этого периода человек может начать финансовую жизнь с «чистого листа». Лидером в применении подобного законодательства являются США. Еще один пример защиты прав потребителей финансовых услуг: в США банки обязаны сообщать заемщику причину отказа в кредите и давать рекомендации о том, как повысить свою надежность в глазах банка. Например, не просто сказать: отказано из-за низкого скорингового балла, а уточнить: «у вас нет недвижимости, у вас слишком маленькая зарплата и слишком маленький стаж и т. д.». Кстати, в США скоринг по закону не может включать такие характеристики, как пол, возраст и раса – и это тоже защита интересов заемщиков. Полагаю, этих примеров достаточно для демонстрации того, что финансовый омбудсмен нужен. Но нужны и другие шаги по выстраиванию цивилизованных взаимоотношений между финансовыми институтами и потребителями финансовых услуг и развитию системы защиты прав потребителей, как это делается во всем цивилизованном мире.

Что касается укрупнений банков в Казахстане, то первая их волна уже была и достаточно давно. В настоящий момент приступают к ещё большему укрупнению банков. Фактически речь идёт о том, что мелкие банки будут вынуждены либо увеличить размер капитала, либо слиться с какими-то другими банками, либо превратиться в микрокредитные организации. Банкротства банков, убытки и невозврат долгов кредиторам маловероятны, так как у банков будет возможность преобразоваться в другую форму.

А вот «черные списки должностных лиц» вызывают много споров. По моему мнению, они должны быть публичными. Если эта информация будет закрытой, то может возникнуть желание вводить в него не тех лиц, в том числе по каким-то личным причинам. Я считаю, что эти списки должны формироваться на основании решений суда…

В целом обсуждаемая концепция – пока лишь декларация о намерениях, которая не содержит каких-то конкретных цифр. Документ показывает то, какой мы представляем финансовую систему Казахстана лет через 5-10-15 и что мы должны для этого сделать.

05.10.2009

Римма ИВАХНИКОВА, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.