Мой дом - мои баррикады

Идея министра индустрии и торговли Галыма Оразбакова вызвала ропот простых казахстанцев и шум в рядах журналистов. Первые возмущены самоустранением государства от решения многочисленных проблем жилья, вторые обвиняют "свеженазначенного" (с января этого года) чиновника в желании выслужиться и непрофессионализме.

Много реформ ЖКХ мы повидали на своем веку, но грядущая обещает стать воистину революционной: содержать и ремонтировать "чердачно-подвальное богатство" придется исключительно на свои кровные…

Идея министра индустрии и торговли Галыма Оразбакова вызвала ропот простых казахстанцев и шум в рядах журналистов. Первые возмущены самоустранением государства от решения многочисленных проблем жилья, вторые обвиняют "свеженазначенного" (с января этого года) чиновника в желании выслужиться и непрофессионализме.

Надо заметить, премьер Карим Масимов поддержал революционное предложение своего подчиненного, чем разозлил народ еще больше.

Мировой опыт и наши реалии

За рубежом бизнес по управлению жилищным фондом развит довольно хорошо. Никому в Канаде или США не придет в голову просить деньги на ремонт крыши у муниципалитетов. Правда, в отличие от нас, институт частной собственности там насчитывает несколько столетий, да и зарплаты не 200 долларов будут... Ремонт кровли среднестатистического павлодарского дома в 36 квартир обходится в среднем в 10 миллионов тенге. Выходит более 250 тысяч с каждой квартиры... "Что вы, люди не потянут такие расходы", - отвечали все опрошенные мною председатели КСК, приводя в пример многоэтажку №89 по улице Кутузова: "Дом не маленький - семь подъездов. На ремонт крыши срочно потребовалось 18 млн, откуда у жильцов такие деньги? В итоге его бюджет оплачивал".

"За" и "против"

Если за рубежом аккуратный собственник заинтересован вкладывать деньги в свое жилье (чтобы рыночная цена его только росла), у нас пока повсеместная пассивность населения. Многие проблемы КСК не решаются именно из-за невозможности собрать "кворум" жильцов, обсудить проблемы и их финансовую сторону.

"Ведь часто бывает так - хороший председатель, а жильцы деньги не сдают, - считает знающий о проблеме не понаслышке руководитель департамента энергетики и коммунального хозяйства Олег Крук. - Программа реформы ЖКХ направлена на то, чтобы люди поняли, что у нас во владении не только наша квартира, но и общее хозяйство, за которым нужно следить совместно. Если бы каждый выделял деньги на ремонт общего оборудования, проблем сейчас было бы куда меньше".

Галина Косинова, председатель КСК "Паритет", рассказывает об опыте самоуправлении дома по Кутузова, 89/2: "Нам он достался после жилищной комиссии, и мы маемся с ним уже второй год. Никаких работ в доме вообще не выполнялось, трубы не меняли, платили только мусоропроводчику. И сейчас все это разрушается.

Пенсионер Вера Викторовна, жительница четырехэтажки по Лермонтова, тоже уверена, что последствия перехода дома на самоуправляемость могут стать катастрофичными: "Наши жильцы денег вообще ни на что не дают, у многих просто нет двух тысяч на ремонт подвала, а он очень и очень необходим. Из одного КСК мы перешли в "Айсберг", но ничего не изменилось - и не потому что КСК плохо работает (работают они хорошо, но денег на материалы у них нет), а потому что люди так привыкли жить. На халяву и на авось".

В "Паритете", как и в некоторых других КСК, уже давно создан свой накопительный счет, то, что после реформы все будут делать в обязательном порядке.

- В нашем КСК тариф 8,5 тенге с квадратного метра, из которых один тенге идет в накопление, - говорит глава "Паритета". - На эти деньги мы и проводим работы в подвале (причем работа наша, жители платят только за материал). В доме, о котором я рассказала, жильцы такого фонда не создали, потому и средств на ремонт не было.

Правда, люди то и дело недовольны, что им приходится отчислять суммы в резерв, председателю "Паритета" постоянно приходится объяснять зачем, показывать бумаги о целевом использовании каждого тенге. Но уже встречаются и весьма сознательные граждане: "Когда обанкротился КСК "Восход" и к нам перешли несколько домов, на полгода размер резервного фонда мы увеличили до 3,5 тенге с квадрата. И жители с пониманием отнеслись к необходимости копить, чтобы сделать себе подвал".

- Как вы считаете, право КСК подавать в суд изменит ситуацию с неплатежами?

- Мы и сейчас можем подавать в суд, но на процесс нужны деньги. А потом судоисполнитель может и год, и два хозяина квартиры ловить. Я вот сейчас разношу квитанции должникам и пишу на них предупреждение о моем праве подать в суд. Вы знаете, метод действенный. Кто-то ругается, конечно, но тотчас приходят и платят практически все. Единственный, кто не платит вообще никому - это живущий в одном из домов адвокат, очень скандальная личность... Его побаиваются и жители, и работники служб - все обходят стороной. Тем не менее, хочу обратиться к павлодарцам - не шутите с долгами, это мина замедленного действия!

Жители девятиэтажки по Торайгырова, 26 думали о том, чтобы выйти из КСК "Уют-2" и стать самостоятельным предприятием… Но, как оказалось, сделать это отнюдь не просто. Кто будет им управлять? Вероятный начальник должен быть в одном лице и экономистом, и бухгалтером, и юристом… Люди просто боятся не справиться с невероятным объемом информации (в первую очередь - законодательной), в которой им предстоит начать разбираться.

Кроме того, жильцы должны будут сообща платить ему зарплату (вряд ли кто возьмется безвозмездно "тащить" столь беспокойный воз), скажем, 35000 тенге. Если в доме 36 квартир, выходит, каждая должна будет отдать в месяц 1000 тенге. Хорошо, если квартир сто и скидываться придется "всего-то" по 360 тенге… Увы, пока вопросов больше, чем ответов…

Последствия

Итоги коротко подвел один мой коллега: "В случае, если поправки в законы вступят в силу, содержать квартиры станет дорого, произойдет все большее расслоение общества, и по адресу можно будет сразу узнать, сколько примерно человек зарабатывает. Вторичное жилье еще больше подешевеет, большим спросом станут пользоваться частные дома в пригородах. Кстати, не забудьте, что все эти дополнительные расходы включатся в аренду, и она, в отличие от стоимости на квартиры, вырастет. Говоря коротко, строителям будет хорошо, владельцам квартир - плохо.

Реформа на самом деле нужна потому, что Казахстану требуется все больше денег. Ведь курс доллара падает, очень вероятно снижение цен на нефть, а значит, снизится экспортная выручка. Плюс новые месторождения слабо осваиваем, банковский кризис, так что правительство решило потуже затянуть пояса, скинув с себя бремя финансовой ответственности за наше жилье…

Отсюда мораль

В капстранах участие в управлении собственным домом воспринимается домовладельцами как преимущество. Собственники не требуют финансовых субсидий от правительства и всегда сами оплачивают ремонт и содержание жилья. На том же Западе под приватизацией понимается не массовая бесплатная передача квадратных метров, как это было у нас, а их продажа.

Что и говорить, квартиры мы приватизировали, по сути, бесплатно, по остаточной стоимости. Собственность наша, значит, будьте добры следить. Бабушка, которая живет в своем доме, на свои деньги чинит крышу и сама ходит за водой. Но когда крыша течет в девятиэтажке, жалуются лишь жильцы верхних этажей, а гражданин со второго и в ус не дует: "У меня ничего не течет, потому денег на ремонт кровли не дам". Когда в нашем подъезде собирали деньги на новые задвижки (чтобы в доме наконец появилась горячая вода), один из весьма состоятельных жильцов заявил: "А я не буду скидываться, зачем? Все и так сделают, в любом случае"…

Пока же каждый стремится к независимости и отделению, не понимая, что оно очень эфемерно. Вот и решило наше правительство сделать так, чтобы за общую собственность и отвечали сообща. Мысль-то правильная, но, как писали Ильф и Петров, "когда я вижу эту новую жизнь, эти сдвиги, мне не хочется улыбаться, мне хочется молиться!".

12.10.2007

Ярослава Науменко, www.gazeta.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.