Заговор немногих

В начале октября председатель комитета по защите конкуренции (КЗК) Министерства индустрии и торговли Алиакпар Матишев объявил, что два крупнейших производителя цемента в Казахстане в 2005–2006 годах вступили в ценовой сговор и вводили незаконные ограничения на продажу своей продукции. «Комитетом была проведена проверка на сговор и согласованные действия в деятельности компаний «Хайдельберг Восток Цемент» и «Цементный завод “Семей”» за период 2005–2006 годов.

Скандал вокруг цен на цемент завершился. Цементники сознались «в некоторых ошибках, допущенных при работе» и снизили свои расценки. Однако строительный рынок положительного эффекта от этого не почувствует.

В начале октября председатель комитета по защите конкуренции (КЗК) Министерства индустрии и торговли Алиакпар Матишев объявил, что два крупнейших производителя цемента в Казахстане в 2005–2006 годах вступили в ценовой сговор и вводили незаконные ограничения на продажу своей продукции. «Комитетом была проведена проверка на сговор и согласованные действия в деятельности компаний «Хайдельберг Восток Цемент» и «Цементный завод “Семей”» за период 2005–2006 годов. При проведении расследования мы выявили, что данные компании ограничили доступ к своей продукции прямых потребителей, они выборочно определили компании, через которые продавали; также применяли разные договорные отношения и поддерживали согласованные действия, что является нарушением антимонопольного законодательства», – заявил он.

Кому-то дороговато

Напомним, что скандал вокруг цен на «серое вещество» инициировали строители. В начале нынешнего лета Ассоциация застройщиков Казахстана (АЗК) направила обращение в КЗК, в котором заявила, что застройщикам придется увеличить цены на недвижимость на 25–30% из-за удорожания цемента.

Строители рассчитывали на поддержку государства. Ведь власти озаботились цементным вопросом еще два года назад. Тогда цены держались на уровне 10 тыс. тенге за тонну цемента, а стоимость 1 кв. м, заложенная в государственной программе, – 350 долларов (сейчас 450). Опасаясь, что удорожание цемента может затормозить реализацию жилищной госпрограммы, комитет по строительству Мининдустрии подписал соглашение с цементниками. В нем оговаривалось, что производители будут поставлять свою продукцию по ценам заводов застройщикам, выигравшим тендер на строительство жилья в рамках госпрограммы. Правда, ни одна из строительных фирм этой возможностью так и не воспользовалась. Вклад цемента в общую себестоимость жилья невелик – 3–5%. А розничные цены на квартиры росли. Если в октябре 2005 года цены на жилую недвижимость в Алматы составляли примерно 1,1 тыс. долларов за 1 кв. м, то сейчас – около 3 тыс. И пока цены на цемент росли не такими быстрыми темпами, как стоимость жилья, возможность выгадать несколько десятков тенге на каждой тонне стройматериала не слишком заботила строителей.

Ситуация резко изменилась, когда цены на него пошли вверх. Если весной тонна цемента стоила на рынке 15–16 тыс. тенге, то к лету она обходилась строителям уже в 30–35 тыс. Отдельные участники рынка жаловались, что им предлагают цемент дороже, чем 40 тыс. тенге за тонну. Стоимость же коммерческой недвижимости остановилась, а потом и вовсе пошла вниз. Поэтому участники строительного рынка оказались в двойном убытке. Они постарались, с одной стороны, переложить ответственность за ситуацию на рынке на производителей цемента, а с другой – сбить цены на рынке с помощью государства. При этом они рассчитывали, что власти постараются не допустить срыва выполнения Государственной жилищной программы и встанут на их сторону.

Узок круг заговорщиков

Расчет застройщиков полностью оправдался. Сначала министр индустрии и торговли Галым Оразбаков заявлял: «Если будет такой безудержный рост цен на стройматериалы, мы не сможем выдержать заявленную в рамках государственной программы жилищного строительства цену одного квадратного метра в 56 515 тенге». А затем и КЗК заявил, что лидеры цементного рынка допустили ряд нарушений. По словам Алиакпара Матишева, теперь они оштрафованы: «Хайделберг Восток Цемент» – более чем на 107 млн тенге, «Семейцемент» – более чем на 120 млн. «Компании полностью признали свою вину и по вынесенным нами предписаниям оплатили штрафы в бюджет в полном объеме», – заключил председатель КЗК.

До последнего времени представители обеих компаний отрицали всяческие обвинения в ценовом сговоре. Действительно, в условиях острого дефицита цемента конъюнктура для них и так была достаточно благоприятна. Более того, в истории казахстанской стройиндустрии уже были периоды стремительного роста цен на «серое вещество». В 2005–2006 годах рост стоимости цемента составлял 20%. Причем тогда «Хайделберг Восток Цемент» и «Семейцемент» контролировали более половины рынка. Но раздававшиеся в то время обвинения в сговоре доказаны не были. Не было их и весной 2007 года, когда цены подскочили в три раза. К тому времени, когда компании попали под подозрение, на рынке Казахстана уже присутствовало не менее 15 поставщиков цемента. Лишь 5 из них – местные производители (причем «Састобе Цемент», производящий около 100–150 тыс. тонн в год, сложно назвать значимым игроком), остальные – импортеры. Так что соглашение двух участников рынка вряд ли взвинтило бы цены в два раза. Скорее, на конъюнктуру повлиял рост спроса на цемент, как это произошло, например, в России.

Ошибка по воле

Тем не менее компании признали свою вину и заявили о снижении цен до уровня 15–16 тыс. тенге за тонну. Но говорить о том, что они понесут убытки из-за административного давления, не приходится. Нынешнее снижение цен на «серое вещество» – это не только и не столько результат вышеназванных разбирательств. Есть несколько факторов, приведших к снижению стоимости цемента. Во-первых, отмена таможенной пошлины на импорт цемента, бетона и сортопроката. Хотя эксперты считают, что этот фактор не стоит переоценивать. 5% стоимости (такой прежде была пошлина на ввоз цемента) при нынешних ценах – не слишком много.

Во-вторых, цены сбивает общая неопределенная ситуация на строительном рынке. В связи с чем были заморожены некоторые объекты, а следовательно, и упал спрос.

И, в-третьих, сказывается фактор сезонности. Если он не актуален для заводов-производителей, которые отгружают свою продукцию по одинаковым ценам и зимой, и летом, то весьма актуален для розничного рынка. Именно розничные цены и стали камнем преткновения для застройщиков. Так как сами заводы продают свою продукцию по иным ценам, которые на наиболее дорогие марки цемента не превышают 15 тыс. тенге, а на обычные – 10 тыс.

Таким образом, вряд ли нынешнее снижение цен на цемент может каким-то образом сказаться на строительном рынке Казахстана, тем более что оно, как было сказано выше, является не столько причиной, сколько следствием. А взаимные обвинения застройщиков и цементников в увеличении стоимости квадратного метра (читать: недополучение прибыли) будут звучать еще неоднократно. Удивляет другое: государство, вроде бы понимая, что увеличение стоимости цемента – это результат системных проблем в отрасли, всегда оказывается на стороне строительных компаний. Одно дело, когда речь идет о государственном жилищном строительстве (в этом случае власть должна использовать и использует административный ресурс), и совсем другое – о коммерческом. Получается, что государство отстаивает право на прибыль одних игроков в ущерб другим. А это не самый рыночный подход.

15.10.2007

Валентина Палаичева, www.expert.ru

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.