Было ваше - стало наше

Президент Назарбаев, выступая в марте 2006 года, с ежегодным посланием к народу, заявил, что настало время по-настоящему ответственно и взвешено рассмотреть проблему амнистии капитала и имущества, выведенных из легального оборота.

Президент Назарбаев, выступая в марте 2006 года, с ежегодным посланием к народу, заявил, что настало время по-настоящему ответственно и взвешено рассмотреть проблему амнистии капитала и имущества, выведенных из легального оборота. "Амнистия капитала и имущества, проведенная открыто, может стать одним из важных элементов прозрачной экономики Казахстана", - подчеркнул он.

И все, по началу недоверчиво, а потом со все большим энтузиазмом ринулись легализовывать квартиры, дачи, гаражи и прочее недвижимое имущество: кто-то потерял документы на собственность, другие не имели их вовсе. Та же амнистия, избавившая часть населения от проблем и принесшая доход государству в виде дополнительных налогов, другой части жителей республики, доставила массу проблем.

В описанной ниже ситуации, как в капле воды отражаются и аналогичные республиканские и региональные проблемы.

Не так давно налоговый комитет города Степногорска доставил жителям платежные извещения о необходимости уплаты ежегодных сборов за недвижимое имущество. У каждого горожанина появилась возможность сходить в налоговое управление и лично убедиться, что его жилье все еще числится лично за ним. Дело в том, что все чаще оказывается, что собственность (в основном квартиры), совершенно неожиданно для добросовестного жильца, поменяла своего владельца и основанием служит решение городской комиссии по легализации.

Тут и там регулярно возникают слухи о существовании в акимате неизвестно кем составленного списка нескольких сотен квартир, незарегистрированных в органах юстиции. Некоторые из помещений не имели собственника с момента развала Союза, другие лишились его в период становления рыночных отношений и пустуют, в третьих граждане проживают по договору с КСК, а они, как известно, юридической силы не имеют. Якобы, согласно этому списку, юридическим отделом акимата в суд стопками подаются дела о признании права собственности на них за отделом жилищно-коммунального хозяйства, пассажирского транспорта и автомобильных дорог.

Дальнейшее развитие событий идет по нескольким сценариям, например, после регистрации город обзаводится еще одной государственной квартирой, распоряжается ей по собственному усмотрению, и жилье получают нуждающиеся, коих немало. Иногда в регистрации отказывают. А с некоторых пор растет процент судебных дел инициированных фактическими, настоящими владельцами квартир, отменяющих решение комиссии по легализации.

Самая обычная, и, увы, реальная история: получив платежное извещение, человек пошел в кассу налогового комитета с целью уплатить взнос, и уже на месте узнал, что квартира числится за отделом ЖКХ акимата. Если опустить долгую переписку/хождение по инстанциям и прочесть решение городского суда, то вырисовывается следующая картина. С 1993 года, после приватизации и регистрации в юстиции, семья из трех человек владеет квартирой, исправно за нее платит, устанавливает телефон. В таком случае доказать право собственности достаточно легко, и суд отменил решение комиссии, обязав перерегистрировать жилье на фактического владельца.

Более детективная и соответственно сложная история произошла с другой семьей, которая в 2005 году поселилась в брошенной квартире по договору с КСК. Находящуюся в антисанитарном, разоренном состоянии жилплощадь люди восстановили на собственные средства (было затрачено 469 313 тенге, по сметам и актам осмотра), погасили долг предыдущих жильцов перед энергетиками. В ноябре 2006 года, в период действия закона, глава семьи обратился в комиссию по легализации с заявлением и получил отказ, поскольку на эту квартиру уже претендовала некая женщина, ранее, какое-то время назад, ей недолго владевшая. Последние, перед легализацией, годы, бывшая владелица не несла никаких затрат и не предпринимала усилий для поддержания квартиры в надлежащем состоянии. Тем не менее, комиссия признала право женщины на квартиру. Отменять его пришлось через суд.

А далее одно нарушение последовало за другим.

В период разбирательств и в нарушение ст.3 закона "Об амнистии в связи с легализацией имущества" (согласно ей не подлежит легализации имущество право на которое оспаривается в судебном порядке), акимат города подал заявку о легализацию этой же квартиры, а комиссия ее удовлетворила. Причем даже такое нарушение законодательства было сделано, опять же с нарушениями: решение о легализации квартиры за ГУ "Отдел жилищно-коммунального хозяйства, пассажирского транспорта и автомобильных дорог города Степногорска", было принято 17 августа 2007 года (№7396). При том, что в соответствии с п.1 ст. 4 Закона РК "Об амнистии в связи с легализацией имущества" срок легализации имущества, в том числе предъявления имущества к легализации, начинался 3 июля 2006 года, а закончился 1 августа 2007 года. Фактически это означает, что комиссия работала уже после того, как закон, вызвавший ее существование, утратил силу.

Ко всему прочему, решение суда об отмене первого акта о легализации было отменено на заседании комиссии от 28 августа 2007 года. То есть, некоторое время квартира числилась легализованной сразу дважды: за ГУ ЖКХ и бывшей владелицей.

Даже регистрация спорного имущества в органах юстиции не произошла вовремя: спустя 8 месяцев (4.06.08г.), вместо двух (п.2 ст.4 закон РК "Об амнистии в связи с легализацией" обязывает оформить легализованное имущество до 1 ноября 2007 г.).

На данный момент имеются решения суда об отмене обеих легализаций, как местным судом, так и коллегией по гражданским делам Акмолинского областного суда.

В попытках отстоять свое право на квартиру, представители акимата Степногорска указывали на то, что все жилье, построенное до 1 января 1991 года относится к госсобственности (разъяснение кабинета министров РК по вопросам приватизации госсобственности от 11.02. 92 г.), забывая о том, что разъяснения Кабинета министров не являются нормативным правовым актом. То есть, не имеют силы закона. Зато действия Гражданского кодекса республики Казахстан никто не отменял, а согласно п.3 ст.236 ГК РК - право на недвижимое имущество возникает с момента государственной регистрации этих прав в органах юстиции. А из материалов дела явствует, что квартира до легализации никогда не была зарегистрирована в уполномоченных органах и не состояла на балансе местных властей.

На основании чего в отделе ЖКХ сочли, что акимат вообще имеет какие-либо права на незарегистрированную в управлении юстиции недвижимость - непонятно. Гораздо логичнее предположить, что претендовать на нее могут скорее предприятия, выдававшие квартиры в служебное пользование, или их преемники, как первоначальные владельцы.

Вообще, поведение республиканских акиматов в отношении реализации закона "Об амнистии в связи с легализацией имущества" вызывает много вопросов.

Начать с того, что легализация недвижимости на государственную структуру выглядит несколько абсурдной. Что указывалось основной целью принятия закона о легализации? "Настоящий Закон регулирует общественные отношения, связанные с проведением государством исключительно разовой акции по легализации имущества посредством освобождения граждан и юридических лиц, легализовавших имущество, от ответственности за совершение отдельных преступлений и, административных правонарушений и дисциплинарных проступков, предусмотренной законами Республики Казахстан". Упоминая граждан и юридические лица, законодатели ничего не говорят о государственных учреждениях.

Что такое в принципе легализация имущества? В статье первой, определяющей основные понятия использующиеся в законе, говорится, что "легализация имущества - это процедура признания государством прав на имущество, выведенное из законного экономического оборота в целях сокрытия доходов и (или) не оформленное в соответствии с законодательством Республики Казахстан, либо оформленное на ненадлежащее лицо". То есть, легализуя имущество на государственный орган, например, отдел ЖКХ, являющийся частью государственной структуры, акимат как бы признает, что государство само от себя утаивало имущество с целью сокрытия доходов. Наверняка, разработчики не предполагали использование закона в таких целях.

При кажущейся очевидности несоответствия действий акимата закону "Об амнистии в связи с легализацией", компетентными органами или не задано ни одного вопроса, или об этом почему-то неизвестно широкой общественности.

Для приведения коммунального хозяйства населенных пунктов в порядок, а именно для узаконивания прав местных властей на брошенное или не имеющее собственника имущество, давно уже существует отдельная законодательная база и процедура.

Для того, чтобы жилище могло быть передано в коммунальную собственность, оно должно быть признано бесхозным или брошенным. "А таковым по закону признается жилище в отношении, которого собственником не совершаются действия, свидетельствующие о намерении сохранить право собственности на него. К таким жилищам относятся жилища пустующие, оставленные без присмотра, и без исполнения собственником, обязанностей по его содержанию. Бесхозяйственным признается судом жилье, которое не имеет собственника или собственник которого не известен", - говорится в нормативном постановлении Верховного суда РК от 20 апреля 2006 года, "О практике рассмотрения судами споров о праве на жилище, оставленное собственником". Думается, что отказом от права собственности можно считать оставление квартиры на долгое время, без уплаты текущих коммунальных платежей. Хотя и тут каждую ситуацию требуется рассматривать отдельно, что и уточняется в п.8 того же постановления.

Пунктом 3 статьи 242 Гражданского кодекса республики Казахстан определены особые правила приобретения недвижимого имущества (бесхозяйственных квартир) в коммунальную собственность. Во-первых, по заявлению акимата города, на территории которого такое имущество выявлено, оно должно быть поставлено на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию. И по истечении года со дня постановки на учет, по иску органа уполномоченного управлять государственным имуществом, жилище решением суда может быть признано бесхозяйственным и поступившим в коммунальную собственность.

Тут же отдельно оговаривается, что иск, поданный до истечения года, возвращается истцу без рассмотрения.

В похожей ситуации оказалась женщина, одна из наследниц квартиры в 3-м микрорайоне. Ее родители, в 1997 году, приватизировав, то есть, купив у акимата за купоны, служебное жилье, из-за семейных проблем не смогли зарегистрировать договор в регистрирующем органе. Через некоторое время бумаги были утеряны. Когда же она, располагая архивной копией договора приватизации, обратилась в Управление юстиции, с целью узаконить владение недвижимостью, оказалось, что права на нее уже зарегистрированы за ГУ "Отдел жилищно - коммунального хозяйства, автомобильного транспорта и автомобильных дорог" города Степногорска, на основании решения комиссии по легализации имущества. Возмущенная женщина обратилась в суд и добилась отмены решения комиссии и возврата прав на квартиру.

В акиматах городов по всей республике имеются списки очередников нуждающихся в жилье, и потому понятно стремление чиновников получить в коммунальную собственность как можно больше квартир с целью раздать их молодым семьям, приезжим специалистам и прочим. Но, к сожалению, не всегда и не все стремления столь бескорыстны.

Один из жителей города в течение четырех лет он отстаивал свои права на квартиру и боролся со степногорскими чиновниками на всех уровнях республиканских властей, вплоть до администрации президента. Его семья осталась на улице только потому, что в свое время, занявшись решением наиболее острых бытовых проблем, не зарегистрировала в министерстве юстиции свою приватизированную квартиру, ранее полученную от завода в качестве служебной. Тогда, решение о признании жилья бесхозным и передаче его городу было принято акиматом в обход всех правил, без соблюдения процедуры отчуждения собственности, признания квартиры в судебном порядке бесхозной и сделка купли-продажи физическому лицу была заключена в кратчайшие сроки.

Все судебные инстанции Казахстана отменили решение степногорского акимата, обязав предоставить пострадавшим равноценное жилье. Долгое время отдел ЖКХ "воздерживался" от исполнения решения. Акимат, порой, не слишком аккуратен в исполнении судебных решений по поводу возврата квартир их законным владельцам.

Гипотетическим списком незарегистрированных в органах юстиции квартир, в период легализации пыталась воспользоваться группа частных лиц для мошеннического присвоения недвижимости. Операции с недвижимостью были вовремя выявлены и приостановлены, правда восторжествовала и эти самые люди, по решению Степногорского суда, два года назад получили до 4 лет лишения свободы.

Остается один вопрос: почему до сих пор не проведено детальное разбирательство, и виновные в незаконной легализации не понесли наказание? Ведь затрачивались бюджетные средства как минимум на проведение всех процедур, суды и затем на отмену регистрации, а это никак нельзя назвать целевым их использованием.

Получается, что за попытку легализовать на себя чужое имущество физические лица подвергаются уголовному преследованию, а за решение комиссии по легализации по признанию чьей-то собственности государственной - никто не несет персональной ответственности?

22.10.2009

Наталия Юхно, www.gazeta.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.