Гражданин – банкрот

Налоговый комитет предлагает ввести в стране институт банкротства физлиц. Финансовый регулятор категорически против этой идеи.

Налоговый комитет предлагает ввести в стране институт банкротства физлиц. Финансовый регулятор категорически против этой идеи.

Число безнадежных займов растет. По данным АФН, их доля в структуре кредитного портфеля банков на 1 октября 2009 года составила 30% (на 1 января – 4,4%). Впрочем, без учета БТА и Альянса этот показатель гораздо меньше – 8,9%. В Налоговом комитете предлагают решить проблему путем создания института банкротства физлиц. «Люди, которые не могут расплатиться с банком, получат судебную защиту от кредиторов и возможность цивилизованно рассчитаться с долгами. Сейчас механизм банкротства распространяется на компании и индивидуальных предпринимателей, но не на физических лиц», – сообщил «&» председатель Налогового комитета Минфина Даулет Ергожин.

Фискалы предлагают рассмотреть данный вопрос в рамках введения всеобщего декларирования, чтобы любой несостоятельный должник с постоянным доходом получил право подать заявление в суд о банкротстве для избежания единовременного изъятия имущества в счет погашения долга. Юристы и финансовые консультанты составят, а кредиторы утвердят реабилитационный план на срок до пяти лет, расписывает схему г-н Ергожин. Помимо рассрочки, отмечает он, заемщику по решению суда может быть предоставлена отсрочка по уплате штрафов и неустойки, а часть долга может быть списана.

Сейчас идея введения института банкротства физлиц обсуждается в Минфине, где помимо фискалов свои предложения вносят банкиры. Чиновникам предстоит определить минимальную сумму просроченной задолженности, начиная с которой гражданин сможет подпасть под действие процедуры банкротства.

Такой закон поможет добросовестным заемщикам, которые столкнулись с временными трудностями, считает мажилисмен Аманжан Жамалов. Сторонники введения банкротства физлиц напоминают, что оно практикуется во всех развитых странах. Правда, везде институт банкротства имеет свои нюансы. Например, в Великобритании граждане, в отношении которых введена реабилитационная процедура, вправе брать кредиты, но не больше определенной суммы и обязательно указав на свое банкротство. В США лицо, признанное финансово несостоятельным, лишается возможности в дальнейшем брать кредиты. Более того, если докажут, что он сознательно набрал долгов больше, чем способен погасить, его могут посадить в тюрьму. В Испании также в некоторых случаях суд может определить должника под стражу. Но в основном в развитых странах механизм банкротства физлиц уже давно выполняет свою положительную функцию, позволяя несостоятельным гражданам окончательно не упасть на дно.

Опрошенные «&» эксперты опасаются, что некоторые недобросовестные должники воспользуются этой возможностью в корыстных целях. Экономист Канат Берентаев сомневается, что списание долга пробудит в клиентах, не желающих отдавать долги, и просто мошенниках желание вернуть деньги. Схожие опасения у независимого аналитика Дмитрия Чумакова. «Большинство казахстанцев не созрели для такого закона. Закон может породить волну злоумышленников, не желающих платить проценты по кредиту», – предостерегает он. Вместе с тем аналитик считает, что введение такого института необходимо. Он поможет реально облегчить положение людей, попавших в тиски банковского займа, особенно в случаях с ипотекой. Аналитик даже предлагает схему списания долгов: для официальных безработных условием «прощения грехов» должно стать изъятие залога, а работающим можно списывать лишь часть долга, но с таким расчетом, что они выплатят оставшуюся часть. При этом работающие граждане, которые имеют в собственности более одной квартиры, не должны иметь права на списание долгов, уточняет г-н Чумаков.

Специалист по досудебному взысканию Коллекторского агентства Олег Рякин не боится, что принятие закона убавит ему работы. «Если добросовестных заемщиков и станет больше, то не намного. Среди наших клиентов доля цивилизованных заемщиков крайне мала. Закон может дать лазейку для недобросовестных заемщиков, которые получат шанс на отсрочку», – подчеркивает собеседник. С ним согласна глава АФН Елена Бахмутова. «Я категорически против кампанейщины. Когда люди брали кредит, они рассчитывали свои возможности, подписывали обязательства, предоставляли гарантии. И теперь нужно действовать так же. Банк «группе товарищей» никаких послаблений дать не может, – сказала она в ходе е-конференции на портале BNews.kz. – Заемщики иногда ошибочно думают, что ликвидация банков второго уровня спасет их от возврата денег. Ничего подобного: по действующему законодательству в этом случае они все равно должны заплатить все долги с учетом штрафов, пени, начисленного вознаграждения. Эти требования у нас не имеют сроков исковой давности».

Банкиры в предложении ввести индивидуальное банкротство видят угрозу. В частности, они опасаются, что человек, однажды побывавший в шкуре банкрота, крепко подумает, прежде чем пойти в банк за новым кредитом. «Зачем надо обязательно так его определять? – задается вопросом в беседе с «&» начальник отдела потребительского кредитования Цеснабанка Айгуль Каримова. – Если человека объявить банкротом, для него это может стать ударом. И тогда в его лице банк может потерять потенциального заемщика. Ведь в любом случае долг с него банк получит. Мы с каждым клиентом работаем индивидуально. Если у него проблемы с кредитом, мы идем ему навстречу. Не стоит пугать заемщиков этим словом – «банкрот».

06.11.2009

Ботагоз Танатова, www.and.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.