Была избушка лубяная, стала ледяная

Разваливается, буквально расходится по швам дом у Любови Буркиной – жительницы села Донского, что в Восточном Казахстане. Бедная женщина ломает голову не только над тем, как ей зимовать, но и вообще, как, вернее, где жить дальше?

Разваливается, буквально расходится по швам дом у Любови Буркиной – жительницы села Донского, что в Восточном Казахстане. Бедная женщина ломает голову не только над тем, как ей зимовать, но и вообще, как, вернее, где жить дальше? Ответ на эти вопросы не могут найти и соседи Любови Юлиановны, оказавшиеся в аналогичной ситуации.

Впрочем, в самом худшем положении оказалась все-таки Любовь Буркина. Просто ее дом, в котором она с семьей прожила больше 20 лет, первым принял на себя самый мощный удар аварии в трубопроводе, которая произошла на улице Мира еще осенью прошлого года. Тогда несколько месяцев вода шла по грунту под зданием. Не подозревая о беде, Любовь Юлиановна все никак не могла понять, почему на стенах в комнатах начали появляться паутинки мелких трещинок? Но удивление длилось недолго. Очень скоро оно сменилось паникой, потому что трещинки стали превращаться в трещины, а после и вовсе – в разломы. Дом, как в страшном сне, буквально ожил: стены отходили друг от друга, дыры появлялись между досками пола, беспрестанно сыпалась штукатурка. В конце концов лопнул фундамент дома, стали расходиться блоки, из которых он состоял, покосилась крыша, провалился пол, перекособочились стены. Находиться в доме стало просто небезопасно.

И тут тайное стало явным: вода, наполнив землю, вышла наружу, залив трассу, двор Буркиных, перелившись через ограду на соседние участки. Оказалось, лопнула труба в старом трубопроводе, проходившем возле участка Буркиных, и с осени по весну под землей вода медленно, но постоянно пропитывала вокруг землю. С аварией тогда боролись несколько дней. Течь устранили, что делать дальше, не знают. Хозяин трубопровода – глава крестьянского хозяйства «Восток» Виктор Купин пострадавшим односельчанам пообещал подсобить с ремонтом домов. Однако на дворе уже зима и морозы, а воз и ныне там.

– Он плечами пожимает, уходит от разговора, – сетует Любовь Юлиановна, – сейчас он уже заявляет, что меня мой сосед подтопил, вот он пускай дом и восстанавливает. Бред какой-то! Акимат местный молчит, районный – руками разводит. Помощи ждать неоткуда.

А в одиночку Любови Буркиной, два года назад похоронившей мужа, дом не восстановить. Хотя бы потому, что по-хорошему его надо отстраивать заново. Кстати, экспертная комиссия с этим согласна. После осмотра дома специалисты были немногословны: дом ремонту и проживанию не подлежит, предположительно из-за размыва грунта.

В акте обследования технического состояния несущих и ограждающих конструкций здания жилого дома четко указано: дом находится в аварийном состоянии, без проведения срочных капитальных работ по реконструкции и усилению фундаментов дальнейшая эксплуатация невозможна. Выводы были сделаны еще в мае, но до сих пор ситуация не разрешилась. В акте обследования жилого дома Буркиной и вовсе даны конкретные и обязательные для выполнения рекомендации: «переселить жильцов данного жилого дома, так как дом не пригоден для дальнейшей эксплуатации».

По истечении полугода указанные в акте размеры щелей увеличились ровно в три раза. Теперь в них не только дует ветер, но и сыплется снег. Через дыры в стенах, которые Любовь Юлиановна не устает затыкать ватой и старыми матрацами, отлично видно все, что происходит на улице. На провалившийся пол, отошедший от стен сантиметров на 20-30, ступать просто страшно. Потолок же в этом доме держится лишь на подпорках, сооруженных женщиной из досок, книг, уложенных стопкой на шкафах. Боясь, что разорвет трубы и батареи, отключили отопление.

– Вот досточку эту уберу, и вся эта крыша упадет мне на голову, – печально констатирует хозяйка, завершая экскурсию по пустым комнатам своего дома, в котором давно уже не живет. И если летом она жила на веранде, боясь заходить вовнутрь своего жилища, то сейчас пришлось перебраться к знакомым – холодно, да и опасно оставаться здесь. Что будет дальше, Любовь Юлиановна боится загадывать.

– Дом приватизированный был, – поясняет женщина, – районный и сельского округа акиматы считают, что раз дом частный, то они не причастны. Купин тоже не собирается исправлять результат своих технических неполадок и ошибок. Говорит, дом был построен с ошибкой. Но эта вся улица построена по этому проекту. Я это и доказываю, я это и хочу доказать! Да и до аварии дом не рушился – стоял! Стоят до сих пор дома и у соседей по улице. В суд я не обратилась потому, что хочу проблему по добру решить. Да и точно знаю, что Купин в суд придет с адвокатом. А у меня денег нет, чтобы в суд обратиться.

К сожалению, мнение господина Купина по этому поводу узнать не удалось. Очередной визит в контору крестьянского хозяйства «Восток» жилищную проблему тоже не прояснил – главы не оказалось на месте. Районное руководство также развело руками.

– Полностью дом перестроить мы не в состоянии, нужны серьезные деньги и на капитальный ремонт, я обращался в горкомхоз, думал они помогут подешевле сделать, но они отказались, – только и всего рассказал аким Усть-Каменогорского сельского округа Бауржан Сулейменов.

Хозяйка же разваливающегося дома требует взамен полноценное жилье, ее поддерживают и собратья по несчастью. Но не слышат их те, от решения которых зависит вся дальнейшая судьба этих людей.

16.11.2009

Юлия ЧЕРНЯВСКАЯ, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.