Дышите глубже, пролетаем над кризисом

Период бурного роста казахстанской экономики в основном ассоциировался с динамикой роста банковского сектора. В принципе, схема была выбрана правильная: не в том смысле, что она могла обеспечить долгосрочный подъем, а в смысле отсутствия в конце 90-х годов других доступных инструментов роста.

В Казахстане была выстроена наиболее стройная финансовая система. Сейчас, правда, ее склоняют почем зря. Но факт остается фактом: казахстанские банки по уровню менеджмента, имиджу и другим внешним признакам выгодно отличались от тех же российских банков.

Государство приложило немало сил к тому, чтобы рейтинг казахстанских банков оставался относительно высоким. И добилось в этом направлении определенного успеха. Точками роста были определены нефтянка, строительство и потребительский сектор, куда и поступали деньги, взятые взаймы у западных финансовых институтов.

Эта стратегия могла бы и далее приносить весомые плоды, если бы не кризис. Последний закрыл доступ к внешнему фондированию. Альтернативные источники не сработали, ибо были не готовы обеспечить финансовые потоки, необходимые для дальнейшего роста.

Понятно, что власти оказались в довольно сложной ситуации, когда банки, опасаясь многократно выросших рисков, стали резко поднимать требования к кредитополучателям. Такое поведение на рынке сбило волну кредитования, и казахстанская экономика, привыкшая легко находить кредитные ресурсы, захлебнулась.

Задача №1

Казахстанский президент Нурсултан Назарбаев 1 сентября выступил на пленарном заседании палат парламента и заявил о стабилизации финансовой системы страны. При этом он сослался на рост объема инвестиций, совокупных активов банков, а также на стабилизацию международных резервов страны.

В первую очередь, необходимо вернуть доверие к казахстанским банкам. Во вторую очередь, сделать акцент на инвестиции, причем, не имеет особого значения, откуда они идут: за счет внутренних инвесторов или внешних. В третью очередь, важно выстроить новую структуру финансовой системы, с тем, чтобы наладить, апробировать и запустить механизмы автономного мониторинга состояния финансовой системы. Теперь разберем все вышесказанное по порядку.

Обозреватели, аналитики и эксперты разных мастей уже устали предвосхищать развал казахстанской финансовой системы. В основном он видится через банкротство банков, а вслед за ними и всей выстроенной финансовой структуры.

Единственное, чего горе-оракулы не хотят учитывать, так это традиционного и объективного в сложных условиях чувства самосохранения. Оно возникает именно тогда, когда все вокруг рушится, и необходимо сохранить как раз то, что в будущем даст надежду на спасение.

Государство свою функцию осознало. Оно вошло в качестве акционера в крупнейшие казахстанские банки, и теперь в поте лица работает над новой концепцией финансовой системы. Для людей несведущих скажу просто: выбор сделан, и самые крупные четыре банка сохранят свою дееспособность.

В реальной жизни такого рода сигналы налицо. К примеру, ни один из крупнейших казахстанских банков не прекратил выполнение своих обязательств перед внутренними клиентами: население спокойно пользуется зарплатными карточками, и невыплат, свойственных началу конца, не ощущается.

К словам государственных мужей по поводу того, что они не собираются поддерживать казахстанские банки, нельзя относиться серьезно. Крупные банки и есть та структура, которая после кризиса обеспечит развитие. Не видеть этого - редкостная ограниченность.

То, что банки не собираются объявлять дефолт по своим внутренним обязательствам, означает одно: правительство собирается вернуть доверие населения к банкам, поэтому не пойдет на внутренний дефолт. Конечно, какие-то потери понесут внешние кредиторы, и переговоры по реструктуризации должны дать результаты.

Задача №2

В условиях отсутствия свободных дешевых денег в мировой экономике, казахстанское правительство собирается запустить инвестиционное плечо. Несмотря на кризис, по итогам 2008 года в Казахстан пришло более 20 миллиардов долларов инвестиций.

Некоторые экономисты внутри Казахстана полагают, что большая часть инвестиций - это деньги казахстанских компаний и частных лиц, выведенные в оффшоры и теперь в качестве иностранных инвестиций вернувшиеся в Казахстан. Полностью отрицать сей факт нельзя. Но это вовсе не значит, что правительство теперь обязано разбираться по ним, создавать дорогостоящую систему мониторинга происхождения денег.

Думаю, ни меня, ни других прагматиков вообще не волнует происхождение денег, которые инвестируются в казахстанскую экономику. Всем должно быть понятно, что такого рода подозрения - начало тупикового пути и очередной "охоты на ведьм".

Сегодня, когда во всем мире ощущается дефицит инвестиций, казахстанское правительство должно сделать все для того, чтобы их успешно осваивать. Предусмотреть отраслевые льготы и преференции, чтобы перетянуть инвестиции из нефтянки и ресурсной сферы в переработку, агропром и производство.

Те, кто сейчас призывает разбираться в происхождении денег, поступающих в страну в качестве иностранных инвестиций, хотят обеспечить обществу очередные дискуссии и споры, которые впоследствии перерастут в аресты и устранение неугодных. Подобный сценарий развития допустить ни в коем случае нельзя.

Согласно статистике, Казахстан на сегодняшний день аккумулирует 80 процентов всех инвестиций в Центральную Азию, и в три раза обогнал Россию по инвестициям на душу населения. Сторонники "разборок" как раз могут разрушить эту тенденцию и втянуть Казахстан в долгую и нудную борьбу с ветряными мельницами. Хотя опыт России, в свое время инициировавшей споры по проекту "Сахалин-2" и посадившей за решетку Ходорковского, должен научить Казахстан избегать подобного рода ошибок.

Задача№3

Сегодня необходимо не только принять новую концепцию финансовой системы, но и органично встроить в нее механизмы автономного мониторинга финансовой системы.

Новая концепция должна предполагать, как и раньше, наличие Банка развития Казахстана, государственного финансового института, призванного решать общегосударственные задачи.

В то же время нельзя отказываться от наличия частных банков. Именно их наличие делает Казахстан привлекательным для инвесторов, свидетельствует о стремлении страны к честной конкуренции.

Чтобы обозначить участие государства в финансовой системе, необходимо в каждом из сегментов банковской системы сформировать финансовый институт с участием государства. Причем, не обязательно, чтобы он был на 100 процентов государственным, достаточно контрольного пакета. Проще говоря, один крупный, один средний, и один малый банк.

Именно в структуре банков с государственным участием необходимо создать отделы мониторинга финансовой системы. Они должны отчитываться не перед топ-менеджментом банков, а перед специальным управлением мониторинга в структуре Агентства финансового надзора. Чтобы структуры по закону Лоуренса Питера не разрослись по своим масштабам, необходимо четко определить количество работников, круг их обязанностей.

Создание головного штаба при АФН необходимо просто в силу того, что агентство отчасти должно заниматься и вопросами мониторинга. Почему не при Национальном банке? Чисто функционально Нацбанку не до мониторинга, у него другие функции, и отвлекать его работников - нерационально.

Результаты деятельности групп мониторинга могли бы аккумулироваться в специальном управлении при АФН, и докладываться его главе. А чтобы деятельность всех сторон была прозрачной, необходимо один раз в три месяца публиковать результаты мониторинга в бюллетенях и на сайте АФН.

Продолжение следует

17.11.2009

Дмитрий Перцев, www.gazeta.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.