Экономия и накопительство — основные акценты казахстанской политики

Казахстанский президент Нурсултан Назарбаев основные акценты уже расставил. Тогда, в своем сентябрьском выступлении перед депутатами он озвучил два краеугольных постулата - экономию средств и активное наполнение Национального фонда.

Окончание, начало см.здесь.

В частности, президент поставил задачу в течение ближайших 10 лет довести объем активов Нацфонда до 30 процентов ВВП. Экономия и накопительство - так можно сформулировать основные акценты политики казахстанского правительства на ближайшее десятилетие. Экономия - понятный шаг. Правительство будет сокращать расходы по тем статьям расходов бюджета, которые не считаются первостепенными. Но как копить деньги, если их изначально нет?

В качестве возобновляемого источника средств должен выступить внутренний рынок: компании и население, еще не успевшие потерять накопления и нуждающиеся в инструментах их инвестирования. В свою очередь, новые производства должны увеличить количество субъектов налогообложения, что приведет к росту ВВП и средств накопления.

Для справки: Национальный фонд создан указом президента №402 от 23 августа 2000 года для обеспечения стабильного социально-экономического развития страны и накопления финансовых средств для будущих поколений. С 2006 года в Нацфонд стали поступать деньги и от нефтяной промышленности.

Чтобы минимизировать влияние мирового финансового кризиса, казахстанское правительство из Нацфонда и бюджета возьмет 19 миллиардов долларов.

Причем, позитивные ожидания казахстанских властей спотыкаются о рационализм и пессимизм международных финансовых институтов. По итогам первого полугодия 2009 года ВВП сократился на 4,1 процента. В то время, как Международный валютный фонд прогнозирует сокращение ВВП на 2 процента по итогам 2009 года, казахстанское правительство заявляет о возможном 1-процентном росте.

В своем выступлении Президент привел в качестве позитивного тренда некоторые цифры. К примеру, объем инвестиций в экономику по итогам семи месяцев 2009 года выросли на 7 процентов, совокупные активы банков - на 2%, и стабилизация международных резервов Казахстана на уровне 42,5 миллиардов долларов. Понятно, что данные тренды сложно назвать долгосрочными, они весьма неустойчивы и ненадежны. Но для того, чтобы дать небольшой плюс по итогам текущего года вполне их вполне может хватить.

Вернуть потребление

Экономический рост невозможен без роста потребления. Рост потребления невозможен без активного потребительского кредитования со стороны банков. Это прописные истины, которые строго блюдут все успешные экономики мира. Казахстанская экономика - не исключение.

За последние 10 лет по данным официальной статистики ежегодный темп роста реальных денежных доходов населения составил в среднем 10 процентов. Пенсии и социальные пособия выросли более чем в 3 раза (с 5 тысяч тенге в 1999 году до 15,3 тысячи тенге с 1 января 2009 года), стипендии - в 6 раз (с 1,5 тысячи тенге в 1999 году до 9 тысяч тенге в 2009 году).

Однако динамика роста в мегаполисах существенно выше, чем в регионах. Не случайно, более 50 процентов всех продаж давал Алматы.

Период активного кредитования существенно сглаживал подобные диспропорции. Казалось, вслед за Алматы потребление растет и в регионах. Однако кризис продемонстрировал реальную оценку роста зарплат. Инфляция по итогам 2008 года в 18 с лишним процентов показала, как легко и просто заработанные населением деньги оказываются в топке обесценивания.

Девальвация 4 февраля 2009 года, когда за один день казахстанцы потеряли как минимум 15-20 процентов заработанных денег, показал, что доверие к государству и инициировавшему девальвацию Нацбанку висит практически на волоске. Кризис ударил по потреблению, а активно занимавшие у банков казахстанцы оказались в долговой яме.

В то же время, потребительский рынок среагировал на кризис своеобразно. Снижение цен на продукты питания оказался кратковременным, и сегодня таможенные органы вновь констатируют, что цены на товары, ввозимые через таможню, пока доходят до розницы дорожают в 3-4 раза.

Денег у людей стало меньше, тогда как цены на потребительском рынке не стали ниже. Скорее всего такая ситуация стала возможной из-за того, что потребители большую часть заработанных денег тратят на продукты питания. Одежду и обувь теперь покупают не впрок, как раньше, а лишь по необходимости.

Поэтому в последнее время все чаще и чаще возникают споры по ценам, к примеру, на бензин. В президентском прямом эфире 13 ноября, Нурсултан Назарбаев пообещал разобраться с ситуацией по ценам на бензин.

Люди хотят потреблять, и это желание у них никак не отнимешь. Поэтому далее в обществе будут все чаще подниматься ценовые войны. Люди хотят платить меньше за те услуги, которые считают не первостепенными, чтобы вернуть хоть какое-то подобие былого потребления.

Бизнес должен проснуться

Чтобы казахстанское правительство могло выплачивать пенсии, оно должно позаботиться о развитии базы налогообложения. А так как базу налогообложения создает бизнес за счет создания новых рабочих мест, то подумать о нем сам бог велел.

В 2008 году на поддержку малого и среднего бизнеса казахстанское правительство выделило 1 миллиард долларов. Фонд национального благосостояния "Самрук-Казына" в 2009 году обещал дополнительно выделить на поддержку МСБ еще 1 миллиард долларов. Из них 70 процентов направить на рефинансирование текущих и 30 процентов - на реализацию новых проектов. Операторами выступили банки, при этом лимит финансирования одного проекта был увеличен с 3 до 5 миллионов долларов.

2 ноября в ходе национального бизнес-форума в Алматы председатель ФНБ "Самрук-Казына" Кайрат Келимбетов сообщил, что 120 млрд тенге (1 млрд. долларов по старому курсу) отданы на поддержку малого и среднего бизнеса (МСБ) - "это третий транш, который был освоен вместе с софинансированием БВУ".

Государство обещало предоставить эти средства под 12,5 процента годовых, однако на деле произошло иное. Представители бизнеса поспешили выстроиться в очередь за деньгами, когда выяснилось, что часть кредита бизнес получит по заявленной государством ставке, другую же часть - по коммерческой, которая выше 20 процентов.

Государство выполняет свою часть работы - поддерживает бизнес, банки - свою, зарабатывая деньги на кредитовании. Безусловно, это усложнило жизнь бизнесу, ибо способствует накоплению долгов. При ставках выше 20 процентов кредитоваться довольно опасно: велики риски неплатежей. Бизнес просто не сможет их обслуживать.

Проблема в том, что, выделив деньги на поддержку МСБ, государство не продумало механизм контроля за их расходованием. В этом, быть может, ключевая ошибка. Еще одна проблема возникла на психологическом уровне. Бизнес подспудно считает, что кризис - это время, когда его должно поддержать государство. Кредиты, выдаваемые банками за счет траншей из Нацфонда и бюджета, они воспринимают не как чистые кредиты, а как помощь.

Помощь в понимании бизнеса - это вещь, которую необязательно возвращать. Поэтому представители бизнес-кругов и стали активно муссировать весьма популярную в обществе тему: банки - кровососы, а мы - жертвы кровососов.

Как бы то ни было, часть общества данной гипотезе поверила. В обществе стали обсуждать, что помощь, предоставляемая государством - миф.

С другой стороны, операторы государственной помощи банки должны не только передавать деньги государства бизнесу, но и обеспечить их возврат. В связи с кризисом возникла волна неплатежей, а активы банков стали по большей части неликвидными.

Понятно, что наращивать неликвидные активы банки не хотят и не могут.

Не хотят, потому что завтра именно они должны вернуть те 2 миллиарда долларов, которые пошли на поддержку МСБ. Не хотят еще и потому, что превращать банк в фонд милосердия им никто не позволит.

Не могут, потому что, с одной стороны, АФН напрягает их по провизиям, уровень которых лишь растет. С другой стороны, уже сегодня они не могут не думать о своем внешнем имидже. Если на Западе заподозрят, что казахстанские банки стали лишь передаточным звеном между государством и бизнесом, то после кризиса банкам не видать ни хороших рейтингов, ни внешнего фондирования. Банкиры прекрасно понимают, что испортить имидж намного легче, чем потом заново его зарабатывать.

Выводы

Приходится констатировать очевидный факт: в ближайшие два-три года казахстанские банки лишены возможности брать кредиты от крупных западных банков. Как правило, фондирование шло на удовлетворение внутреннего спроса на кредитные ресурсы. С другой стороны, фондирование помогало поддерживать капитализацию банков.

Сегодня не только президент, но и другие чиновники высокого ранга стремятся вернуть доверие населения к казахстанским банкам. Но чтобы этот процесс пошел активнее, необходимо предпринять конкретные шаги.

Во-первых, государство в рамках новой концепции банковской системы должно открыто заявить о поддержке некоторых сегментов банковской системы. К примеру, до конца кризиса поддержать четверку крупных банков - Казкоммерцбанк, Народный банк, БТА Банк и Альянс Банк. Это нужно сделать, чтобы сохранить основную конструкцию банковской системы. Но сразу же оговорить, что поддержка ограничена периодом кризиса.

Во-вторых, по мере преодоления кризиса, государство просто обязано выйти из капитала трех банков. Одновременно заявить публично о создании новой стратегии: покупке контрольного пакета акций в одном из средних и одном малом банке. Такая конфигурация позволит усилить конкуренцию и наконец понять, насколько эффективен или неэффективен государственный менеджмент. Частные банки будут иметь в каждом сегменте "раздражителя".

Единственное, чего нельзя допустить при любом стечении обстоятельств, это паники в финансовом секторе. Эксперты посчитали, что во всем мире ипотечный кризис нанес ущерб в 200 миллиардов долларов, зато паника инвесторов и населения привела к потере целых 3 триллионов долларов.

18.11.2009

Дмитрий Перцев, www.gazeta.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.