«Бизнес получил передышку за счет госденег, а если бы их не было, то для половины частных компаний в Казахстане уже бы наступил фатальный финал»

Astana Group вместе с другими большими казахстанскими компаниями переживает непростые времена и готовится к новым испытаниям. Президент компании Нурлан Смагулов в интервью «Къ» сообщил, что не ожидает скорого выхода экономики из кризиса, одновременно с оптимизмом смотрит на перспективы своего бизнеса.

Astana Group вместе с другими большими казахстанскими компаниями переживает непростые времена и готовится к новым испытаниям. Президент компании Нурлан Смагулов в интервью «Къ» сообщил, что не ожидает скорого выхода экономики из кризиса, одновременно с оптимизмом смотрит на перспективы своего бизнеса.

– Нурлан Эркебуланович, идет к завершению 2009 год, правительство рапортует об антикризисных мерах. Вы как предприниматель можете оценить антикризисную программу государства. Что, на ваш взгляд, сделано правильно, не правильно?

– Я сам являюсь членом антикризисного совета при премьер-министре, принимал участие в заседаниях правительства и могу сказать, что диалог бизнеса и власти в этом году получился. На многих площадках шли открытые дискуссии предпринимателей с членами правительства, премьер-министр участвовал во многих бизнес форумах. Причем нам часто напоминали, что мы были сторонниками чистого бизнеса, мы раньше говорили, что государство должно меньше вмешиваться, а сейчас сами просим, чтобы оно обратило внимание на проблемы бизнеса и оказало помощь, в том числе финансовую. Отрицать, что у правительства есть антикризисная программа, нельзя, вопрос в том, насколько она эффективна, и дискуссии в обществе на эту тему не прекращаются.

Есть люди, которые игнорируют антикризисную программу и ее влияние на экономику, и есть те, кто считает, что это была одна из самых удачных антикризисных программ если не в мире, то на просторах СНГ. У меня отношение к антикризисной программе достаточно здоровое, потому что мы в своих компаниях почувствовали помощь, в частности, по линии ФНБ «Самрук-Казына» компания «Астана Моторс» получила деньги по ставке 12,5% годовых для торгового финансирования. Под инвестиционные проекты «Зерновая Индустрия» получила длинные и относительно недорогие деньги по линии нацхолдинга «КазаАгро». Но нельзя всю антикризисную программу правительства сводить к тому, что получены деньги, хотя это один из самых главных вопросов. На совещаниях Антикризисного совета мы пытались вместе с правительством убрать те препоны, которые затрудняют жизнь предпринимателям. Где-то это удалось, где-то нет. Я бы поставил антикризисной программе «4-» и «4» по распределению выделенной государством помощи, потому что было много проверок различными контрольными органами, из-за которых деньги в экономику дошли с задержкой.

На мой взгляд, мы не уделили должного внимания двум вещам. Во-первых, АФН, извлекая уроки из прошлого, по-моему, «передавило» ситуацию с банковским сектором. С 1 сентября вышло ограничение на выдачу долларовых кредитов. Но при этом в банках нет ликвидности в тенге, нет «длинных» тенге для финансирования экономики. Если же банки дают кредиты в долларах, то они обязаны сформировать провизии в размере 20% от суммы кредита. Это закладывается в кредитную ставку и ухудшает доступ к этим деньгам. Во-вторых, в октябре гарантии казахстанских банков перестали принимать на западе, и мы не можем привлечь деньги для наших торговых операций и инвестиционных проектов. В итоге образовался замкнутый круг. Разрешить эту ситуацию можно, только если государство оперативно примет решение и начнет подтверждать гарантии банков перед западными финансовыми институтами до тех пор, пока в мире не восстановится доверие к нашим банкам.

– Значит, расслабляться еще рано…

– Я далек от того, чтобы предсказывать третью и четвертую волну кризиса. Сейчас в мире никто ничего не может что-то прогнозировать с высокой степенью уверенности. Ясно, что расслабляться нельзя, кризис, к сожалению, не заканчивается. Бизнес получил передышку за счет государственных денег, а если бы их не было, то для половины частных компаний в Казахстане уже бы наступил фатальный финал, это однозначно. Но даже мы, перед кем банкротство не маячит, испытываем очень серьезные проблемы с ликвидностью. В основном мы живем сейчас за счет коротких и дорогих денег. Самая главная проблема остается не решенной – у иностранных инвесторов нет доверия к казахстанским банкам, а значит, нет кредитных линий. Пока мы не восстановим доверие к казахстанским банкам, говорить о прекращении антикризисной программы не приходится.

– Сейчас активно обсуждается вопрос вступления Казахстана в Таможенный союз России и Белоруссии. Для вас как предпринимателя в этом видится больше плюсов или минусов?

– Очевидно, что когда мы вступим в Таможенный союз, все круто поменяется. О плюсах и минусах судить очень тяжело – у меня лично очень осторожное понимание. Вырастут импортные пошлины – сейчас в Казахстане они меньше, чем в России и Белоруссии. Покупательская способность от этого, как вы сами понимаете, не вырастет. Автомобили, легкая промышленность – изделия из ткани и меха – станут дороже. Ювелирные изделия – тоже. Усилится конкуренция со стороны российских компаний. У них себестоимость производства и издержки гораздо ниже, чем в Казахстане, из-за того, что критическая точка производства там на порядок выше. Или ты производишь, грубо говоря, миллион изделий в месяц, или – миллион изделий в год. Так вот, российские предприятия производят миллион изделий в неделю.

С другой стороны, нельзя не сказать о плюсах. Укрепится общая таможенная граница, я считаю, что будет меньше разных «серых» схем – по растомаживанию тех же автомобилей, будет меньше «дыр» на границе. Рынок станет более цивилизованным. У казахстанских компаний будет мотивация конкурировать и улучшать свои технологии. Для некоторых отраслей откроются большие рынки сбыта – Россия и Белоруссия – например, у производителей макарон и муки. Но сколько мы получим плюсов и сколько минусов, зависит от работы правительства и бизнеса. Правительство должно регулировать переход, сделать его постепенным, не нужно шоковой терапии, нужно отстаивать свои национальные интересы. Нам необходимо отыгрывать ситуации по многим вопросам. А бизнесу не надо однозначно заявлять, что у нас нет преимуществ и выгод, а надо в конкурентной борьбе доказывать свое право на жизнь.

– Каким образом Astana Group переживает кризис? Какие статьи урезали? Сколько получилось сэкономить?

– По компании «Астана Моторс» мы зафиксировали убытки в 2008 году свыше $11 млн, в 2009 – более $9 млн. Мы об этом уже заявляли в СМИ. Все это было погашено за счет внесения денег в уставный капитал. В 2007 году на пике продаж мы заказали очень много машин, и когда они начали приходить в начале 2008 года, кризис уже был в разгаре и продажи упали в разы. На начало 2008 г. при том уровне продаж у нас был четырехлетний сток. Мы сократили расходы, переориентировались с продаж на сервисные услуги, приняли решение о дисконтировании большинства моделей. Мы переговорили со всеми нашими партнерами и в ряде случаев получили помощь – автопроизводители одобрили наш шаг по дисконтированию и взяли на себя часть расходов, помогли по рекламе. За два года мы распродали сток, при этом мы не переставали заказывать новые модели, но уже по другим ценам. Сейчас есть небольшой остаток на складах по Subaru и Nissan, мы продолжаем продавать эти автомобили с дисконтом, но до января мы надеемся распродать их. Toyota, BMW, Hyundai предлагают только новые модели. На сегодняшний день мы вывели ситуацию в рабочую, стабильную. Да, мы прошли болезненную, но вынужденную процедуру сокращения штата сотрудников, но не закрыли ни одну компанию. В этом году произошло падение продаж на 60% по сравнению с прошлым, но «Астана Моторс» сохраняет долю рынка на уровне более 30%. Сильнее всего упали продажи на бюджетные машины, такие как Hyundai. Менее всего пострадал премиум-класс. По нашим прогнозам с января «Астана Моторс» выйдет на безубыточную работу.

Были опасения по падению посещаемости сети наших торгово-развлекательных центров MEGA, но этого не произошло. MEGA спас формат, который предлагает не только шопинг, но и отдых всей семьей, и люди приходят даже в кризис, потому что всем нужно от него отдыхать. Девальвация тенге больно ударила по ТРЦ и отодвинула сроки окупаемости, так как все займы у нас в долларах, а выручку за аренду наших торговых площадей мы получаем в тенге. MEGA своевременно обслуживает все кредиты, у компании нет убытков и дефолтов. Это здоровый бизнес, и это понимаем не только мы, но и наши кредиторы – Народный банк и АТФ. У нас идет конструктивный диалог по разным вопросам, которые возникают в наше непростое время. С АТФ Банком мы даже ведем переговоры о снижении ставки по кредиту и продлении его срока. Мы очень ценим такие партнерские отношения. В октябре мы вместе с Народным банком открыли новый ТРЦ в Актобе и, наверное, удивили всех, кто сомневался в его перспективности. Там еще есть свободные площади, но, думаю, до конца года на оставшиеся 10% придут арендаторы.

Треть наше подразделение – «Зерновая Индустрия» – это «золотая рабочая лошадка». Мы ограничили ее в свободных кредитных ресурсах, но она сформировала прибыль, которую мы направили на инвестиционные проекты. Это значит, что наши инвестиции в сельское хозяйство оправдались. Там не было никогда «пузырей», не было спекулятивных прибылей. Эта компания никогда не приносила нам какие-то сверхдоходы, но она стабильно генерирует финансовые потоки. Во время кризиса мы строим крупнейшую макаронную фабрику в Казахстане, которая позволит нам войти в первую тройку производителей макарон в СНГ, и это нас впечатляет. Мы всегда вкладывали в этот бизнес интуитивно, но сейчас почувствовали его выгоду, и совершенно ясно, что мы тесно будем связаны с сельским хозяйством. За исключением временных трудностей Астана Моторс, – группа компаний, как видите, рабочая.

- «Астана Моторс» несет убытки, почему не откажетесь от этого бизнеса?

- «Астана Моторс» - это альма-матер Astana Group. И мое имя – Смагулов Нурлан – узнали в Казахстане благодаря этой компании. Она – один из пионеров казахстанского бизнеса. Мы первые привезли в страну автомобили Toyota, Nissan и Subaru, открывали первые автосалоны, делали первые в стране рекламные видеоролики, формировали впервые потребительский спрос. Мы показали казахстанцам совсем другой уровень покупки автомобиля. Нам так нравилось быть первооткрывателями, и сейчас хочется ими оставаться.

Сегодня японские и европейские автопроизводители, посещая наши автосалоны удивляются и отмечают их как самые передовые в мире. В Европе подавляющее большинство автоцентров «устали», они были построены еще во время потребительского бума в 70-80-е гг. Мы строим все по новым стандартам. Еще вкус у населения, я думаю, в Казахстане сформирован очень правильно. Автомобили в Казахстане – это особый товар. Все в стране у нас любят автомобили, и мне нравится заниматься этим бизнесом, я получаю от этого удовольствие.

Если говорить неэмоционально – мы хотим отыграть все свои проигрыши за счет ралли, которое предстоит в последующие годы. «Астана Моторс» - очень серьезный игрок на рынке. Мы дистрибьютеры BMW, Subaru и Hyundai, дилеры Toyota и Nissan. Это очень серьезные активы в любой стране мира. При грамотном менеджменте, в течение 3-5 лет мы сможем отыграть свои потери. Мы намерены расширить линейку автомобильных брендов, которые предлагает «Астана Моторс», в первую очередь японских. Компания намерена дальше развивать свой бизнес в Казахстане.

Нурлан Смагулов, президент Astana Group

Родился в г. Алма-Ата 2 июня 1965 г. Окончил среднюю школу №10, г. Алма-Ата. В 1984-1986 гг. прошел срочную военную службу в рядах Советской Армии.

После окончания Казахского Государственного университета им. Кирова в 1990 году получил направление на работу в Казахскую производственно-акклиматизационную станцию при Казахрыбводе.

С февраля 1991 г. по февраль 1992 г. Смагулов Н.Э. работал директором Малого научно-производственного предприятия при КазГУ «Нурбулак».

С марта 1993 г. по ноябрь 1996 г. – президент Казахской Моторной Компании «Астана Моторс».

В ноябре 1996 г. Н. Смагулов назначен президентом Государственной продовольственной контрактной корпорации.

В феврале 1997 г. – Советником Премьер-Министра РК и Председателем Наблюдательного Совета Государственной продовольственной контрактной корпорации.

В 1999 г. занимает должность Председателя Правления ЗАО «Продовольственная контрактная корпорация».

С июня 2002 г. Смагулов Н.Э. – Председатель Совета директоров Казахской Зерновой Компании «Зерновая Индустрия» и президент КМК «Астана Моторс».

В январе 2006 г. после основания Astana Group, в которую вошли КМК «Астана Моторс», КЗК «Зерновая Индустрия» и Mega Development, становится ее президентом.

В марте 2009 г. Н. Смагулов стал национальным победителем Международного конкурса «Предприниматель года в мире» (World Entrepreneur Of The Year Award) авторитетной аудиторской компании Ernst&Young.

19.11.2009

Елена БРИЦКАЯ, Данияр БУКАНОВ, www.kursiv.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.