Прогноз на восстановление

Банковский сектор Казахстана может восстановиться лишь через год. Об этом «&» рассказала директор по банковским рейтингам парижского офиса Standard & Poors Екатерина Трофимова.

Банковский сектор Казахстана может восстановиться лишь через год. Об этом «&» рассказала директор по банковским рейтингам парижского офиса Standard & Poors Екатерина Трофимова.

– Г-жа Трофимова, долгое время казахстанское правительство критиковало рейтинговые агентства за предвзятость к казахстанским компаниям и банкам. Как обстоит дело сейчас? Смогли ли рейтинговые агентства и наше правительство найти взаимопонимание в этом вопросе?

– Для нас очень важно мнение о нашей работе органов власти, эмитентов, банков, частных инвесторов и простых вкладчиков. Потому что их оценка, безусловно, позволяет делать нашу работу лучше и адаптировать ее к нуждам и потребностям рынка. Но это не означает, что их комментарии могут влиять на наши экспертные заключения. Я оцениваю диалог с органами власти Казахстана и с отдельными эмитентами, с которыми мы работаем в стране, как абсолютно рабочие, открытые, конструктивные и транспарентные. Наши прогнозы, которые мы делали еще в докризисный период, указывая на слабые места в банковском секторе, действительно очень ярко проявились в последние месяцы финансовой рецессии. И во многом указали на правоту оценок агентства. Даже сейчас мы понимаем, что наши прогнозы и анализ, хотя мы не являемся консультантами, помогают в выработке тех новых решений по реформированию банковского и финансового сектора, над которыми активно работают сейчас правительство Казахстана и отдельные банки. Мы находимся в постоянном диалоге с органами власти и регулярно в двустороннем общении пытаемся изложить объективную точку зрения на происходящие и ожидаемые процессы.

– Стоит ли нам ожидать понижения или повышения рейтингов отдельных игроков или суверенного рейтинга страны?

– До полной стабилизации финансового рынка не стоит ожидать каких-то повышений рейтингов. Несмотря на то что, возможно, самый тяжелый период мирового финансового кризиса пройден, остается опасность вторичных последствий, в частности дефолта корпоративных заемщиков. В то же время было бы уместно вспомнить, что несколько месяцев назад, в самый разгар кризиса, было принято очень важное решение по суверенному рейтингу Казахстана. Оно во многом шло вразрез с большинством рейтинговых прогнозов в мире, имеющих явную негативную тенденцию. В тот момент Standard & Poors пересмотрело прогноз по суверенному рейтингу с негативного на стабильный и подтвердило оценку Казахстана в столь важной инвестиционной категории. На данный момент мы не предполагаем каких-либо понижений суверенного рейтинга Казахстана, что, однако, не исключает понижений по отдельным хозяйствующим субъектам в стране.

– Какой из секторов экономики Казахстана наиболее пострадал от финансовой рецессии?

– Очевидно, что одной из наиболее пострадавших отраслей экономики страны является строительство. Данный сектор и смежные отрасли будут одними из последних, которые проявят тенденцию к устойчивому восстановлению, несмотря на то что статистика последних месяцев говорит о некоторой стабилизации цен и повышении активности совершения сделок по купле-продаже недвижимости по отдельным регионам Казахстана. Подъем этой отрасли во многом будет зависеть от развития рынка ипотечного кредитования. Если ипотека будет стагнировать и сокращаться, как это происходит последнюю пару лет, говорить о быстром восстановлении строительного сектора и сектора недвижимости, к сожалению, не приходится, по крайней мере до начала 2011 года. Но это не значит, что до этого времени невозможен рост цен на недвижимость. Отложенный спрос на жилье, который накапливался в течение двух лет, безусловно, окажет влияние на динамику рынка.

– На ваш взгляд, действительно ли несоблюдение Казахстаном приоритета долговых инвесторов при реструктуризации отрицательно влияет на инвестиционную привлекательность страны?

– Факт дефолта двух из четырех крупнейших банков весьма негативно сказался на аппетите к казахстанскому рынку со стороны инвесторов и общему доверию к казахстанским эмитентам, особенно не связанным с государством. Однако тот факт, что реструктуризация проблемных банков находится под жестким контролем государства и что по некоторым из банков достигнут определенный прогресс в договоренности с кредиторами, является важной основой для качественно новых взаимоотношений. До тех пор пока все условия реструктуризации не будут определены (а переговоры все еще продолжаются), рано говорить о несоблюдении какой-либо очередности и чьих-то интересов.

– Недавно МВФ заявил о том, что азиатским странам нужно отказаться от политики наращивания валютных резервов для «самострахования». Как вы думаете, можно ли применить этот призыв к Казахстану?

– Я думаю, что данный комментарий к Казахстану не относится, потому что феномен многих азиатских стран в большинстве своем связан с высокой нормой сбережений населения, что создает определенный дисбаланс в архитектуре мировой финансовой системы. В Казахстане именно государство является очень крупным сберегающим субъектом, и те резервы, которые были накоплены, являются критически важной и очень позитивной подушкой безопасности для всей экономики. Это особенно явно проявилось в последние месяцы кризиса. Важно стимулировать увеличение нормы сбережения на уровне домохозяйств и компаний во всех отраслях экономики. Что, в частности, имело бы позитивное влияние и на банковскую систему. Одной из главных причин, почему мировой финансовый кризис так болезненно сказался и на банковской системе Казахстана, и на экономике страны в целом, является именно тот критический дисбаланс между приростом активных операций банков и ограниченными возможностями внутреннего рынка ресурсов, который накапливался в течение нескольких лет. То есть между перепотреблением и перекредитованием домохозяйств, компаний, банков и объемами сбережений, а также возможностями внутреннего рынка ресурсов. Этот дисбаланс создал высокую уязвимость казахстанской банковской системы к внешним шокам, на что мы и указывали задолго до кризиса.

– Некоторые аналитики опасаются, что этой осенью начнется очередная волна кризиса, которая приведет к обрушению фондовых рынков мира, в том числе и казахстанского. Есть ли вероятность, что ситуация на финансовых рынках может еще более ухудшиться?

– Даже если данный сценарий реализуется, мы все-таки не считаем, что это может оказать какое-то существенное влияние на экономику Казахстана, банковскую и финансовую систему страны, что связано с некими структурными и качественными причинами. Дело в том, что фондовый рынок в республике не настолько развит и не несет важной посреднической структурной функции, чтобы его спады и подъемы серьезно влияли на экономику страны и банковский сектор. В связи с тем ударом по репутации и той неопределенностью, которая сохраняется в процессе реструктуризации долгов крупнейших проблемных банков, казахстанским эмитентам, особенно не связанным с государством, будет непросто вернуться на рынки капитала в ближайшее время. И лишь единичные эмитенты, а именно государственные и наиболее устойчивые, уже привлекают или планируют привлекать иностранные долговые ресурсы.

– Как вы оцениваете качество ссудного портфеля казахстанских банков? Наблюдается ли улучшение в связи с действиями правительства?

– Меры по поддержке финансового и реального секторов экономики Казахстана сыграли ключевую роль в сдерживании прироста проблемных активов. Но органы власти не в силах нивелировать негативные рыночные процессы полностью. Прирост проблемных кредитов продолжается, но более медленными темпами, чем это было в первые 12-18 месяцев, в основном за счет постепенной стабилизации экономики, антикризисных действий правительства и усилий банков по реструктуризации задолженностей.

– Как вы думаете, останется ли на плаву БТА и Альянс – есть ли риск того, что они в итоге будут либо добровольно обанкрочены, либо законсервированы?

– По своей величине и характеру реструктуризация БТА и Альянса является беспрецедентной в современной истории банковской системы не только Казахстана, но и всего финансового пространства СНГ. Достигнутые договоренности по Альянсу свидетельствует о том, что риск возможной ликвидации, самоликвидации или принудительного банкротства значительно снижается. И уже более вероятен сценарий, где в той или иной форме банк все-таки останется на рынке. Конечно, предстоит еще большая работа по подписанию и завершению самого процесса реструктуризации, что, по сути, является лишь началом долгой и кропотливой работы по дальнейшему реформированию финансового института. По БТА вопрос еще остается открытым. Но то, что регулятор уже несколько раз шел навстречу и переносил те категоричные сроки, которые изначально обозначались для завершения процесса реструктуризации, свидетельствует о том, что основная цель состоит в достижении цивилизованной реструктуризации бизнеса, а не в категоричном и брутальном банкротстве и ликвидации, что могло бы очень негативно сказаться на возвратности обязательств для кредиторов банков.

20.11.2009

Ботагоз Танатова, www.and.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.