«Троянский конь» от акима

Когда учитель карагандинской школы Наталья Владимировна Заболотских получила от акима области квартиру, она и не предполагала, чем обернётся для неё такой щедрый дар. «Если бы я знала, что мне предстоят пять лет судебных тяжб и нервотрёпок, я бы отказалась от этой квартиры», — говорит педагог.

Когда учитель карагандинской школы Наталья Владимировна Заболотских получила от акима области квартиру, она и не предполагала, чем обернётся для неё такой щедрый дар. «Если бы я знала, что мне предстоят пять лет судебных тяжб и нервотрёпок, я бы отказалась от этой квартиры», — говорит педагог.

Хорошее начало

Осенью 2004 года тогдашний аким Карагандинской области Камалтин Мухамеджанов намерился сделать доброе дело — в честь Дня учителя решить жилищную проблему одного педагога. Выбор пал на третью школу — одну из лучших в городе, тем более что ее директору О.В. Работяговой тогда же был вручен диплом от городского маслихата как лучшему директору года. Коллективу школы предложили найти на роскошный подарок достойного кандидата, у которого нет собственного жилья.

По этому поводу разногласий у коллег не возникло: кому же помочь, как не Заболотских, она ответственный сотрудник и хороший педагог. К тому же 10 лет живет в съёмной квартире. Все формальности с характеристикой кандидата быстро были утрясены. И в торжественной обстановке аким области вручил Наталье Владимировне ключи от двухкомнатной квартиры в отдалённом районе города — Майкудуке.

Надо сказать, это был прецедент, ведь тогда власть впервые обратила внимание на бытовые проблемы учителей. Коллеги по школе восприняли это событие с радостью, как знак добрых перемен в сфере образования, оно получило резонанс в областной прессе. Пускай на примере одного педагога, но этот шаг должен был наглядно продемонстрировать, что власть ценит непростой труд учителей и помнит об их проблемах. То есть подарок имел не только материальное выражение, но и большое идеологическое значение.

На поверку оказалось, что только идеологическое.

Неприятное продолжение

А дальше началась чехарда с документами. В ноябре Заболотских выдали договор о предоставлении жилья во временное пользование, и только весной 2005-го — ордер на служебное жилье.

— Директор школы порадовалась за меня, поздравила. А я сказала: «Вы знаете, а я радости не ощущаю, у меня такое чувство, что здесь есть какой-то подвох», — говорит педагог. — И мое чутьё меня не подвело.

Потом последовали судебные иски. Первым на учителя в суд подало… городское управление ЖКХ с требованиями — признать постановление о выделении жилища во временное пользование и ордер на служебное жильё (к слову, им же выданный) недействительными, семью Заболотских выселить, а саму квартиру передать в коммунальную собственность. Дело в том, что в 2006 году облпрокуратура и Дисциплинарный совет взялись за проверку соблюдения законности при распределении квартир и предъявили претензии чиновникам, которые выделили Заболотских жильё вне очереди. Вот и пришлось тем обращаться в суд.

— Как мне объяснили, причина в том, что квартира мне была выдана вне очереди. Это является нарушением закона, и нужно проверить многие факты. В судебном порядке мне пришлось доказывать, что взятку я никому не давала и в коррупционных делах замешана не была, — говорит Наталья Владимировна. — Позже судья мне сказала: «Вы понимаете, закон был нарушен, мы не можем совсем никак не отреагировать».

В итоге 14 мая 2007 года судья Октябрьского райсуда Монахова вынесла решение: исковые требования УЖКХ к Заболотс-
ких Н.В. удовлетворить, ордер признать недействительным, семью Заболотских выселить из квартиры с предоставлением ранее занимаемого (то есть этого же) или другого благоустроенного жилища. Была сделана оговорка: поскольку вины Заболотских в допущении этих нарушений не было никакой, и реально повлиять на решение жилкомиссии при акимате она не могла, то нет законных оснований лишать её жилья без предоставления другого.

Вскоре из УЖКХ пришло уведомление, что семья Заболотских не лишается права проживать в предоставленном жилье — и за это спасибо. Наталье Владимировне предложили заново собрать все документы для получения договора найма, за который ей пришлось заплатить по закону 30 тысяч тенге. Так что столь дорогой подарок и обходится недёшево. Как говорится, и волки сыты, и овцы… почти целы.

Но тут на сцене возникают новые персонажи.

Неожиданный поворот

Внесём ясность: квартира в 16 микрорайоне Майкудука не была приватизирована. После того как в 1996 году умерла женщина, записанная в ордере, в ней какое-то время (по показаниям в суде соседей, полтора-два года) проживали её дети — Елена и Владимир З., также вписанные в ордер. Потом в этой квартире, говорят свидетели, перебывало много народу — чьи-то родственники, оралманы, многодетная семья…

В итоге, когда Заболотских получила жильё, оно было не в лучшем виде. Кроме того, на нём от бывших хозяев висели большие долги по комуслугам.

— Мы почти год не могли жить в квартире, потому что из-за долгов нам не разрешали подключиться к электросети. Мне пришлось через УЖКХ добиваться открытия своего счёта, чтобы счета мне приходили по нулям, без задолженности с моей стороны. Я восстановила счётчик, отремонтировала щиток в подъезде, находившийся в аварийном состоянии. В самой квартире мне пришлось поставить вторые двери, отремонтировать аварийную водопроводную систему, установить решётки на окнах, ведь квартира на первом этаже. Я 15 тысяч тенге отдала на ремонт подвала, это могут подтвердить соседи. В общем, благоустраивала не только свое жильё, но и дом.

И вот после 10-летнего отсутствия появляются упомянутые дочь и сын умершей квартиро-съёмщицы и предъявляют свои права на жильё. В начале этого года стартовал новый судебный процесс по их иску с требованиями признать недействительным постановление акимата о выделении квартиры Заболотских, признать недействительным договор найма жилища и выселить семью педагога без предоставления другого жилья. В октябре судья Сагаев Октябрьского районного суда вынес решение удовлетворить их исковые требования, правда, не в полном объеме, в части выселения — с предоставлением Заболотских другого жилища.

У многих наблюдавших за этим процессом возникли закономерные вопросы. К примеру, как быть с пунктом 1 стати 85 Закона РК «О жилищных отношениях», согласно которому жилище из государственного жилищного фонда сохраняется за временно отсутствующими гражданами в течение только шести месяцев? А по показаниям свидетелей, истцы долгие годы не интересовались судьбой квартиры, и судя по представленным ими документам — не предпринимали попыток законодательно закрепить на неё свои права. Но даже если они имеют право претендовать на коммунальное жильё, не логичнее ли предоставить другую квартиру именно им, а эту оставить Заболотских, коль скоро она вложила в её благоустройство немалые деньги? Тем более что её право на это подтверждено предыдущим решением суда, вступившим в законную силу.

Все эти вопросы пока остаются без ответов. Прокуратура выразила на последнее решение протест, а Заболотских обжаловала его в областном суде.

— На каком основании я вдруг стала ответчицей? — возмущению Натальи Владимировны нет предела. — Почему я должна в суде постоянно доказывать свою невиновность, что взятку никому не давала, что квартиру ни у кого не отбирала, что мне её предоставили как учителю. В акимате мне посочувствовали, но от решения и помощи устранились, посоветовали лишь за свой счёт нанять хорошего адвоката. Но если были допущены какие-то нарушения со стороны городской власти, почему я обязана нести за это ответственность? И почему я должна была заплатить 30 тысяч тенге за договор найма, который потом судом признаётся недействительным?

Заметим, беготня по судам и здоровья не прибавляет. Интересно, если человек долгие годы лишён возможности спокойно работать и отдыхать — за это кто-то несёт ответственность?

Каким будет финал?

Понятно, что бывший аким Карагандинской области Камалтин Мухамеджанов хотел сделать доброе дело и не подозревал, что предоставленная им квартира обернётся для педагога «троянским конём». Между тем за время пятилетних тяжб руководство области поменялось уже дважды, а развязки этой истории пока не видно.

Однако пусть правовую сторону дела решает суд. Может быть, с чисто процессуальной точки зрения всё делается правильно. Но тогда почему законность не является синонимом справедливости? Руководство области принимает решение обеспечить жильём достойного педагога. Так не его ли дело подкрепить свой шаг серьёзной юридической базой, а не взваливать бремя судебных процессов на облагодетельствованного? Ведь иначе подрывается авторитет власти, которая, оказывается, не имеет достаточной политической воли раз и навсегда навести порядок с брошенными квартирами и связанными с ними судебными тяжбами.

Подобных процессов в нашем городе, к сожалению, не один и не два. Но этот случай особый. Квартиру никто не просил и самовольно не занимал, её ни у кого не отбирали. Она предназначалась в дар, и не абы кому, а молодому перспективному учителю, именно об этом вещалось с высоких трибун. А ведь учитель — это человек, несущий детям, помимо знаний по школьным предметам, основы нравственности. Что же они понесут, наблюдая такую красноречивую историю «благих намерений»? И что подумают дети, видя подобное отношение к учителям? Не разуверятся ли они в справедливости? А может, вспомнят слова Гомера: «Не верь данайцам, дары приносящим»?

У читателей может возникнуть мысль, что жилищную проблему одного педагога власть попыталась решить в ущерб другим нуждающимся. Однако в процессе суда выяснилось, что двухкомнатную квартиру в отдалённом микрорайоне Майкудука в том состоянии, в котором она находилась, не согласились бы взять даже очередники…

P.S. С 2004 года Н. Заболотских стояла в очереди на получение коммунального жилья и, возможно, уже получила бы квартиру на общих основаниях. Но после злополучного «подарка» из очереди её исключили…

30.11.2009

Татьяна МЕЛЬНИЧЕНКО, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.