Точки над i

Арман Евниев: "Шумиха вокруг продажи земли китайцам кому-то на руку". Вице-министр сельского хозяйства о том, что происходит на самом деле. В канун Дня независимости Арман Евниев, вице-министр сельского хозяйства, попытался не столько угомонить общественность, нездорово возбудившуюся после слов главы государства о том, что Китай просит Казахстан предоставить ему в аренду один миллион гектаров плодородной земли, сколько объяснить, что не следует искать черную кошку в темной комнате, особенно тогда, когда ее там нет.

Арман Евниев: "Шумиха вокруг продажи земли китайцам кому-то на руку".

Вице-министр сельского хозяйства о том, что происходит на самом деле.

В канун Дня независимости Арман Евниев, вице-министр сельского хозяйства, попытался не столько угомонить общественность, нездорово возбудившуюся после слов главы государства о том, что Китай просит Казахстан предоставить ему в аренду один миллион гектаров плодородной земли, сколько объяснить, что не следует искать черную кошку в темной комнате, особенно тогда, когда ее там нет. И, надо признать, объяснение, прозвучавшее из его уст, оказалось наиболее внятным. Арман Кайратович четко дал понять, что ни о какой аренде, а уж тем более о продаже земли не может быть и речи. Разговор идет о создании совместного предприятия, о полноценном инвестиционном проекте. Мы попросили господина Евниева более конкретно обозначить границы китайских инвестиций в казахстанский АПК.

Пока вопросов больше, чем ответов

- Вы уже попытались снять возникший ажиотаж, пояснив, что Казахстан не будет ни продавать землю, ни передавать ее в аренду, что речь идет о создании совместного предприятия. Но возникают дополнительные вопросы. Например, как будут юридически оформлены отношения, касающиеся землепользования, будет ли Китай платить нам за использование нашей земли?

- Проект еще в самом начале, делаются только первые шаги по его реализации, и пока вопросов больше, чем ответов. Могу сказать только одно: для нас принципиально важно, чтобы контрольный пакет принадлежал казахстанской стороне. Речь о том, чтобы передавать землю какой-то китайской компании, не ведется. Во-первых, это противоречит нашему законодательству, во-вторых, у нас и земли-то такой нет, чтобы вот так разом взять и передать ее для использования китайской стороне. Речь идет о долгосрочном инвестиционном проекте, в основу которого лягут договорные отношения. У нас есть масса землепользователей, за которыми еще с советских времен числятся орошаемые земли, которые сегодня пустуют, не работают. Причин - множество: то арыки засорились, то каналы разрушены, то воды нет. Эти земли, конечно, можно восстановить, но вы даже не представляете, какие гигантские вложения потребуются для возвращения их в сельскохозяйственный оборот. Государству эта задача не под силу. Поэтому был найден выход - инвестиционный проект, в частности, с китайскими партнерами. На мой взгляд, вариант провести на действующих угодьях диверсификацию, то есть передать эти земли в СП, в результате чего крестьяне получат гарантированный рынок сбыта, - оптимален. Китай ежегодно импортирует до 40 миллионов тонн сои, а к 2015-му, по прогнозам, этот объем увеличится до 50 миллионов тонн. Наша логистика позволяет с хорошей рентабельностью поставлять большие объемы сои. Поэтому договорные отношения - не столько в плане земельных отношений, сколько в сфере купли-продажи - весьма перспективны. И необязательно тому или иному ТОО переоформлять землю на китайских партнеров, сдавать ее в аренду. Хотя, если потребуется получение большого кредита для восстановления угодий, то не исключено, что данный земельный надел может выступить в качестве залога. Но это всего лишь вопрос правовых отношений одного резидента Казахстана с другим, о китайской стороне в данном случае речь не идет. Поэтому причин для шумихи нет. Может, она кому-то на руку? Я не исключаю такого варианта. А создание СП, на мой взгляд, - нормальный инвестиционный проект: у китайцев есть деньги, есть потребность, есть рынок сбыта, у нас есть земля, есть сельхозпроизводители, которые не знают чем заняться, так как испытывают проблемы со сбытом продукции. Сотрудничество с китайской стороной, создание современных логистических центров по примеру СПК "Онтустик", согласитесь, не самый плохой выход из тупика. Это хорошая идея во всех отношениях - как с точки зрения экономики и развития деловой активности, так и в морально-психологическом плане.

- Известно ли количество сельхозпредприятий, готовых к сотрудничеству с китайскими инвесторами?

- Конечно, их много, и все они испытывают огромные трудности со сбытом продукции. Они готовы к такому шагу, тем более что сложностей не предвидится - технологии просты, набор техники универсальный. Единственное - может быть, придется провести дополнительное обучение агрономов, подобрать правильные сорта, подготовить землю.

- Получается, работать на полях будут наши дехкане. Значит, массовая экспансия китайского крестьянства - миф, рожденный общественным сознанием?

- Да вы что, я вообще не вижу причин для подобной постановки вопроса. Вся земля до единого клочка, до последней сотки - а у нас в Казахстане чуть больше 1,3 миллиона гектаров орошаемых земель - закреплена за землепользователями. И просто так прийти и сказать, мол, мы забираем землю для того, чтобы ее кому-то отдать, нереально. Никто даже в мыслях не допускает такого. Другое дело, когда будет создано совместное предприятие и его руководство придет к землепользователям и предложит не просто сменить сферу деятельности и вместо овощей, хлопка или сахарной свеклы выращивать, например, сою, кукурузу, а в перспективе - рапс, но и выкупать эту продукцию по биржевым ценам. Что еще надо? При этом никто ни у кого не требует отдать право землепользования. Сейчас же крестьяне готовы просто даром отдавать все с поля, чтобы не тратить деньги на его очистку от остатков. Я хорошо знаю эту ситуацию, сам не раз видел, как на полях гниют капуста, бахчевые культуры. А все потому, что некуда девать урожай, нет логистики по распространению, заготовке, транспортировке. Вот в чем проблема.

Дать ума

- А не получится ли так, что все сельхозпроизводители, разом решив избавиться от проблем со сбытом, станут выращивать сою, кукурузу, рапс, и тогда мы не сможем сами себя обеспечить пшеницей, овощами и другими видами сельхозпродукции?

- Не получится. На мой взгляд, выращивание той же пшеницы на орошаемых землях, мягко говоря, нерационально, а грубо говоря - кощунство. Более того, мы не знаем, куда девать пшеницу, в то время как чувствуется явная необеспеченность той же соей и кукурузой. Заниматься выращиванием того, что не находит сбыта, - это попросту неэффективное использование ресурсов. То же самое с хлопком. До недавнего времени мы засевали им 220 тысяч гектаров, а сегодня - 140 тысяч, да и то это многовато. Увеличения объемов производства нужно добиваться за счет роста урожайности, а не за счет наращивания площадей.

Что же касается овощей, то как таковой проблемы в летний и осенний период у нас нет. Сложности возникают в межсезонье, с ранними овощами. Чтобы решить эту проблему, нужно строить парники, и такая программа, предусматривающая государственную поддержку, уже есть и интенсивно реализуется. Причем для этого вовсе не нужны сотни тысяч гектаров. Изначально не ставится задача производить больше овощей, вопрос в другом - в создании эффективной логистической схемы. Мы ума дать не можем тому, что мы уже произвели, куда уж там замахиваться на большее…

- Но соя - влаголюбивая культура. В Казахстане же сельское хозяйство испытывает трудности с водообеспечением. Как решить эту проблему?

- Проблемы как таковой нет. Соя потребляет не больше воды, чем многие другие культуры. К тому же можно использовать капельное орошение, что в разы сокращает потребность в поливной воде.

- Просчитывалась ли экономическая эффективность сотрудничества с китайской стороной? Говоря другими словами, насколько это будет выгодно Казахстану?

- Естественно, предварительные расчеты есть. Давайте рассмотрим эффективность на примере одной тонны сои. Себестоимость ее производства в наших условиях составляет от 140 до 160 долларов. Транспортировка, допустим, от Тараза до границы с Китаем обойдется примерно в 13-14 долларов за тонну. Китайская сторона заявляет, что готова выкупать у нас сою по биржевым ценам, а это примерно 400 долларов за тонну. Поэтому мы вполне укладываемся в коридор рентабельности. Это то, что касается Южного Казахстана, где стартует этот проект. Через два-три года, когда мы получим первые результаты и убедимся в эффективности такого рода сотрудничества, не исключено, что будет поставлен вопрос о строительстве завода по переработке сои (проектом это предусмотрено), а значит, мы будем получать добавленную стоимость. Для китайской стороны этот проект является, в первую очередь, бизнес-проектом, и для них важна высокая рентабельность. Не исключено, что переработкой будет выгоднее заниматься в Казахстане, и уже отсюда транспортировать товар на мировые рынки. Ведь Китай не сам потребляет такие объемы сои, 80 процентов в переработанном виде уходит на рынок. По большому счету, речь идет о создании еще одной, новой, подотрасли в агропромышленном комплексе южного региона. Первый этап - это соя на орошаемых землях. По мере освоения новых сортов мы сможем продвигать сою в центральные и северные регионы Казахстана. На следующих этапах можно будет говорить о рапсе (в северных регионах), поставка которого может осуществляться не только в Китай, но и в Европу, Турцию. Еще одно направление - выращивание кукурузы. Если мы планируем к 2015 году выйти на экспорт одного миллиона тонн сои ежегодно, то сопутствующий объем производства кукурузы превысит 2 миллиона тонн. Соответственно, нам нужно будет думать, что с ней делать. Возможны два варианта: либо кукуруза пойдет на переработку для комбикормов, в которых Казахстан остро нуждается (особенно, отечественное птицеводство), либо будет организована глубокая переработка - патока, крахмал, кукурузное масло. Перспективы есть, и они многообещающие.

25.12.2009

Вопросы задавала Юлия КИСТКИНА, www.camonitor.com

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.