Коммунальные мытарства

Все началось с банальной и, к сожалению, хорошо знакомой многим нашим людям истории. В ванне потек потолок. Вернее в отвратительном состоянии он был уже как два года. Ремонта у нас не было долго. И поэтому было трудно понять, сколько и когда нас затапливали, постоянная ли это протечка или разовое затопление. Но вот собравшись на ратный подвиг – привести квартиру в порядок, я предупредила соседку сверху. На что получила ответ: “Я уезжаю и займусь трубами только в октябре”.

Все началось с банальной и, к сожалению, хорошо знакомой многим нашим людям истории. В ванне потек потолок. Вернее в отвратительном состоянии он был уже как два года. Ремонта у нас не было долго. И поэтому было трудно понять, сколько и когда нас затапливали, постоянная ли это протечка или разовое затопление. Но вот собравшись на ратный подвиг – привести квартиру в порядок, я предупредила соседку сверху. На что получила ответ: “Я уезжаю и займусь трубами только в октябре”. Строители, соскоблив наросты плесени, заштукатурили и покрыли потолок нежно розовым левкасом. Любовались мы этой красотой недолго – два дня. На третий появилось сначала небольшое влажное пятно и проступила желтизна. Мы сразу метнулись наверх. Как оказалось, соседка никуда не уезжала. Пустив нас к себе и продемонстрировав сухость и сияние кафеля, а также насмерть замурованные плиткой трубы (у нее то все было тип-топ), она повторила обещание – в конце октября!

Между тем потолок стал поступательно и неотвратимо осыпаться на наши головы – видимо, ванной пользовались активно и регулярно. Сначала полетел нежно розовый левкас, пятно растеклось, потеряв границы, потолок приобрел волнообразные формы, под розовым оттенком обнаружились зеленые выпуклости и рытвины. Теперь уже стали отваливаться куски штукатурки. По совету старшей по дому я обратилась к председателю нашего КСК. Тот, сославшись на занятость, отфутболил меня к инженеру аварийной службы. Инженер тоже оказался очень занят, чтобы, как он выразился “выслушивать всю вашу биографию”. Ждали его прихода где-то около недели, потому что по таким делам они не приезжают быстро и вовремя – ведь это не всемирный потоп. Значит, можно потерпеть. Вообще потерпеть еще немного, а потом еще немного нам рекомендовали горячо и с энтузиазмом все время – сначала соседка, потом КСК и аварийная служба. То, что мы, в общем-то, терпим уже два года и еще два месяца с конца ремонта – в расчет не бралось. Инженер аварийной службы, явившись в удобное ему время, где-то после 11, благо дома всегда есть папа-пенсионер, сделал пасы руками, поувещевал соседку и удалился, не оставив нам никого свидетельства своего появления. Как известно, чтобы пригласить оценщика, необходим акт, фиксирующий инцидент. Звоню в который раз председателю КСК, прошу акт. “Будет, будет – обещает тот – мы сейчас очень заняты”. На занятость в КСК и аварийной службе ссылались постоянно. У них так много работы, а тут мы с каким-то потолком. Проходит две недели – ничего. Потолок сыпется. Встречаю соседку. Разговор еще более невнятный и даже, я бы сказала, наглый – рабочие уехали в Астану и когда вернутся неизвестно. Говорю: “Давайте, мы сами мастера вызовем, заплатим”. “Кого попало не пущу! Кафель вскроют. И что он так лежать и останется?” – возмущается соседка.

В общем, сытый голодного не разумеет. Кого-то беспокоит красота кафеля. А кому-то на голову потолок рушится. Похоже, что она еще за наш счет и ремонт ванны себе хочет сделать. Все, думаю, придется разбираться через суд. Но вот незадача – наши законы коммунальную собственность в размере потолка ванной не защищают. Интерес составил бы затоп всей квартиры после дорогого евроремонта. А так, что там потолок – пусть себе протекает и дальше! Проще, говорят, снова его левкасом покрыть – дешевле будет. Только вот проблема в том, что это придется делать беспрерывно. Итог один – ни КСК, ни аварийная служба ничего делать не хотят и, разводит руками председатель, не могут.

Выясняется еще один факт, объясняющий лояльность председателя к нашей соседке: оказывается, она старшая по подъезду! Старшая, так старшая! Вот такая домовая мафия. А ведь мы платим целевые. Куда и кому идут эти деньги? И проблема тут не только в их размере. По оценкам аналитиков коммунальной сферы – 40 тыс. тенге целевых ежемесячно с многоэтажного дома – это мало. Все уходит на содержание бухгалтера и председателя. Но зачем они такие нужны? Если же посчитать средства за год – сумма набегает не маленькая. А сантехник аварийки не может заделать какую-то трубу.

Сейчас Министерство индустрии и торговли предложило зарегистрировать дома как объекты кондоминиума, сделать жильцов собственниками лестничных клеток, подъездов, крыш, придомовой территории и т.д., на деле же переложить на плечи жильцов ответственность за их содержание. Но что после этого принципиально изменится? Поднимут целевые, у чиновников появится механизм изъятия квартир (министр пригрозил лишением собственности за необразцовое содержание кондоминиумов и неуплату целевых). А вдруг наша соседка из старшей по подъезду станет старшей по кондоминиуму? Ведь и старшей по подъезду она стала без нашего ведома. Целевых на содержание кондоминиума будем платить больше – а толку с них как не было, так и не будет.

А пока строятся планы и разрабатываются проекты по обустройству коммунального хозяйства, как уже почти двадцать лет моя собственность – потолок ванной – по-прежнему не защищена законом. Понимают это и представители коммунальных служб и горе-соседка. Безнаказанность и не функциональность законов – вот главная причина наших социальных бед (и это касается не только коммунальной сферы). Мне посоветовали, чтобы не было проблем с затопами сверху, переехать в частный дом. Но тут собственников индивидуального жилья подстерегает другая не менее серьезная проблема – массовый снос частного сектора. В общем, быть собственником в нашей стране значит подвергаться определенному риску. Можно разрабатывать замечательные законы, но если они декларируются, а не работают – о реальном улучшении жизни рядовых граждан можно забыть. В таких условиях реформы опять могут стать механизмом реализации корыстных интересов коррумпированных групп. В Казахстане прослойка среднего класса очень жиденькая, а уровень жизни большинства населения низок. А это значит, что новая реформа только увеличат разрыв между богатыми и бедными – бедные станут еще беднее, а богатые богаче. Владельцы ветхих домов, малоимущие граждане могут лишиться своих квартир и оказаться либо в гетто, либо вообще на улице. Но власть предержащим не стоит забывать, что подобные процессы усиливают социальную напряженность и способствуют возникновению революционной ситуации.

P.S. История для нас разрешилась благополучно: в один прекрасный день сливная труба у соседки лопнула, и она осталась без воды. Пришлось вызвать мастера и заменить трубу. А так бы, наверное, мучились еще два года. Утешение приносит лишь злая ирония – от малых бед нашего человека спасают большие!

28.10.2007

Лора ПАЛМЕР, www.zonakz.net

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.