«Кереге» заявляет - дольщики опровергают

На этой неделе состоялась открытая встреча дольщиков ТОО «Кереге Инвест» с его учредителями Болатом Шакеевым и Куанышем Жумагалиевым. Поводом послужила статья «Учредители ТОО «Кереге Инвест» уполномочены заявить…», размещенная в недавнем номере нашей газеты. По итогам встречи, стороны так и не пришли к обоюдному соглашению, но в ходе дискуссии выяснились дополнительные факты затянувшегося конфликта.

На этой неделе состоялась открытая встреча дольщиков ТОО «Кереге Инвест» с его учредителями Болатом Шакеевым и Куанышем Жумагалиевым. Поводом  послужила статья «Учредители ТОО «Кереге Инвест» уполномочены заявить…», размещенная в недавнем номере нашей газеты. По итогам встречи, стороны так и не пришли к обоюдному соглашению, но в ходе дискуссии выяснились дополнительные факты затянувшегося конфликта.

Дольщики по пунктам опровергли тезисы директора ТОО «Казпромэлектроника LTD» г-на Жумагалиева, приведенные в статье.

«Директором ТОО «Кереге Инвест» (далее будем называть его для удобства «Кереге») был Жайсанбаев Т.Б., пользовавшийся нашим полным доверием. Фактически хозяином компании был он, и внутри компании его слово было законом. Именно он заключал договора с дольщиками, именно его и главного бухгалтера Нургаликовой подписи стоят на всех финансовых документах, связанных с этим дело», - говорится в заявлении учредителей.

«По правоустанавливающим документам учредителями (хозяевами) «Кереге»  являются ТОО «Казпромэлектроника» в лице директора Жумагалиева К.И. и Шакеевой Р.Х. (физическое лицо, сестра единственного участника ТОО «Казпромэлектроника LTD»  Шакеева Б.Х.). Жайсанбаев Т.Б. являлся директором «Кереге», нанятым учредителями, что исключает его из числа фактических хозяев компании. Согласно законодательству директор и бухгалтер соответственно имеют право подписи на документах «Кереге». И право подписи на документах не означает право собственности», - в противовес указывается в письме дольщиков, направленном в адрес нашей газеты.

«В мае 2008 г. Жайсанбаев неожиданно исчез, все телефоны отключил, всякие контакты с нами прервал. Наши многочисленные попытки найти его, понять причины и мотивы его поведения не увенчались успехом. Затем по почте мы получили его письменное заявление об уходе с должности директора компании. Когда мы приехали в офис компании, то увидели, что он был буквально заполнен дольщиками, требующими либо продолжения строительства, либо возврата денег. Когда мы начали разбираться с бумагами компании, в том числе с финансовыми документами, у нас буквально волосы встали дыбом. Состояние самого «Кереге» и его дочерних структур, которые создавались исключительно по предложениям Жайсанбаева, было плачевное. В первую очередь, самой сложной проблемой была необходимость закрыть задолженность перед дольщиками в сумме не менее 600 млн. тенге, при этом было непонятно, куда эти деньги ушли. Помимо этого, были большие долги перед бюджетом, перед банками и иными кредиторами», - сообщает г-н Жумагалиев.

«В апреле 2008 года дольщики подали заявление в финансовую полицию на руководство «Кереге», в том числе на Жумагалиева, Шакеева и Жайсанбаева, которые проходили подозреваемыми по делу о мошенничестве. С сентября 2007-го по март 2008-го директор Жайсанбаев возвратил дольщикам более 62 млн. тенге. И как учредитель не мог знать о возникших проблемах, если заместителем Жайсанбаева был Шакеев Б.Х. – хозяин ТОО «Казпромэлектроника»?  Протоколом от 16 мая 2008 года рассматривался вопрос об увольнении Жайсанбаева, и Жумагалиеву было известно об этом, поэтому он не мог исчезнуть неожиданно в мае 2008 года. Ему также было известно о финансовом состоянии самого «Кереге», о долгах перед дольщиками. Дольщики заключали договора с «Кереге», а не с Жайсанбаевым лично, поэтому появление их в офисе было правомерным, требованиями – законными», - так видят ситуацию кредиторы «Кереге Инвест».

«Несмотря ни на что, мы принимали все возможные усилия для решения проблем дольщиков. Так, первоначально они были включены в государственную программу по поддержке обманутых дольщиков, и в случае ее реализации они еще в 2009-м получили бы свои квартиры. Если бы  Жайсанбаев вместе с Асановым, а также Ахметовой – бывшим финансовым директором «Кереге», Габбасовой – бывшим юристом «Кереге», Шариповым – бывшим советником директора, не уговаривали бы дольщиков отказываться от участия в государственной программе и не вынудили бы их написать об этом письменное заявление. Их аргументация была следующей: «Жайсанбаев, будучи директором «Кереге», лучше чем кто-либо знает о положении дел в компании, обладает информацией обо всех его активах, которых, по его словам, с лихвой хватит и на покрытие обязательств перед дольщиками, и на все остальное. По словам Жайсанбаева, в условиях финансового кризиса, когда цены на недвижимость упали «в разы», на вложенные дольщиками деньги можно купить намного лучшие квартиры, нежели планировалось ими изначально. Поэтому он призвал дольщиков отказаться от участия в государственной программе и добиваться банкротства «Кереге», а также обещал за солидное вознаграждение вернуть их деньги», - сообщает в статье К. Жумагалиев.

«На наше обращение к  директору «Кереге» Бабажанову о предоставлении документов (переписки с госорганами) о включении нашего объекта в государственную программу, как он утверждал в газете «Экспресс К» от 11 марта 2009 года, – ответа не поступило в связи с тем, что он посчитал обращение некорректным. Письмом департамента ГАСК акимата города Алматы  от 11 марта 2009 года дольщикам сообщили, что компания не включена в госпрограмму и рекомендована к банкротству. Господин Жайсанбаев проявил принципиальность, предоставив информацию обо всех активах компании, на которые потом были наложены аресты прокуратурой, судами по заявлениям дольщиков и самого Жайсанбаева. Поэтому Асанову Р.Н., который сам является  дольщиком и заинтересован в скорейшем разрешении сложившейся ситуации, и другим лицам не нужно было уговаривать, а тем более вынуждать дольщиков отказываться от участия в госпрограмме. Мы, дольщики, заявляем, что предложения о  солидном вознаграждении Жайсанбаеву или от Жайсанбаева  за отказ от участия в госпрограмме и банкротства «Кереге» не поступало. У дольщиков нет самозваных защитников, во всех судах они участвуют сами вместе с другими кредиторами», - возражают дольщики.

 «В результате многочисленных судебных разбирательств «Кереге» было объявлено банкротом, на имущество компании был наложен арест, и были произведены иные предусмотренные законом действия», - пишет учредитель.

 «Учредители и директор «Кереге» Бабажанов, зная о многочисленных судебных разбирательствах по банкротству и наложенных арестах,  произвели отчуждение дочерней компании «Кереге» - ТОО «КазПромИнвест KZ» с капиталом в 46 млн. тенге и строительной техники», - парируют дольщики.

 «Со своей стороны, мы, так же, как и дольщики, пострадавшие в результате действий Жайсанбаева и его подельников, в установленном законом порядке защищали, защищаем и будем защищать свои интересы всеми законными средствами. Мы не намерены просто так, под давлением и шантажом не столько дольщиков, сколько их самозваных «защитников», отказываться от своего дела. В феврале т.г. судом Алмалинского районного суда директор «Кереге» Жайсанбаев и главный бухгалтер Нургаликова за хищение и растрату денег дольщиков были осуждены на 9 и 6 лет соответственно. Казалось бы, справедливость восторжествовала: некогда процветавшее предприятие, директор которого заключал договора и принимал деньги дольщиков, объявлено банкротом, имущество арестовано и готово к продаже. Виновные в хищении денег дольщиков выявлены и осуждены. То есть все, что дольщики хотели – они получили», - заявил учредитель.

 В ответ на это утверждение дольщики сообщают, что уголовное дело в отношении Жайсанбаева и Нургаликовой было возбуждено по заявлению самого г-на Жумагалиева, который на тот момент являлся подозреваемым.

 «Нас, дольщиков, не надо втягивать в дело по сведению счетов с бывшими наемными работниками «Кереге». Непонятно мнение учредителя Жумагалиева, что дольщики получили все, что хотели, когда им подан иск о возврате 30% акций Алматинского технопарка», - пишут они.

«Но нет, от их имени  «защитники» вновь обращаются в СМИ, в различного рода инстанции с требованиями встать на защиту дольщиков. При этом они не гнушаются и использованием родственных отношений. Так, одним из псевдозащитников интересов дольщиков (сам он при этом не является дольщиком), который за их спиной несколько раз выходил на нас с «секретными» предложениями о взаимовыгодном разделе имущества компании без ведома дольщиков и конкурсного управляющего г-на Остроушко, выступает некто Кантарбаев – прямой родственник одного из заместителей прокурора г.Алматы. Государству нужно было защищать дольщиков от недобросовестных строителей. Это правильно. Но к решению этой проблемы надо было подходить дифференцированно. Дольщик дольщику рознь. Кто-то из них на последние деньги хотел улучшить свои жилищные условия, а кто-то явно делал бизнес на недвижимости. Среди дольщиков «Кереге» есть и те, и другие. Есть люди, которые вложили десятки миллионов тенге в приобретение нескольких квартир, при этом уже имея несколько единиц недвижимости. Есть среди них и чиновники, есть родственники высокопоставленных представителей государственных, в том числе силовых, структур». Этот пункт в письме г-на Жумагалиева вызвал особенное возмущение дольщиков:   

«Все переговоры, которые Кантарбаев Р.А. вел с учредителями,  были согласованы на общем собрании дольщиков, и они не являлись «секретными» как для дольщиков, так и для конкурсного управляющего «Кереге» Остроушко П.С. Раздел имущества компании без ведома кредиторов и конкурсного управляющего является невозможным по закону. Слова Жумагалиева об этом являются  ложными, абсурдными. Опровержения клеветы мы будем добиваться в судебном порядке. По какому праву учредитель Жумагалиев должен указывать государству, как нужно подходить к разрешению проблем дольщиков, если он не решил эту проблему в своей компании? Является ли делом Жумагалиева то, сколько у кого имущества? Законом не запрещено иметь имущество», - такова реакция кредиторов.

 Мы обратились за дополнительными разъяснениями самых острых моментов конфликта к г-ну Жумагалиеву. Итак, верным ли было утверждение учредителей о том, что кредиторы «Кереге» включены в госпрограмму и какие предложения для разрешения конфликта сегодня может внести администрация ТОО?

 - На встрече я говорил, что в госпрограмму мы практически вошли. Нас в мае-июне 2008 года постоянно вызывали в городской акимат, в ГАСК на совещание, где рассматривался вопрос «обманутых дольщиков». Тогда акимат предложил нашим дольщикам разные варианты помощи: например, выделить квартиры в «Меркур-Граде» и других районах города. Был рассмотрен вариант построить на том месте, где было раньше запланировано строительство не 9-этажный, а 5-этажный дом. В последний раз нам сказали, что «Кереге Инвест» войдет в список госпрограммы. Но буквально через день дольщики написали письмо на имя акима г. Алматы о том, что в «Кереге Инвест» имеются финансово привлекательные активы, и они не находят нужным в такой ситуации просить помощи у государства. Мы, мол, и так получим свои деньги, нам не нужна государственная помощь. Их письмо положило конец возможности быть включенным в госпрограмму. Во время встречи дольщики заявили, что в письме ГАСКа акимата города Алматы в марте 2009 года им было сообщено, что компания «Кереге Инвест» не включена в госпрограмму и рекомендована к банкротству. Естественно, на тот момент ГАСК не мог дать другого ответа, так как в это время компанию «Кереге Инвест» уже готовили к банкротству, а мы ведь занимались включением в госпрограмму «обманутые дольщики» ТОО «Кереге Инвест» в мае-июне 2008 года. Именно в это время дольщики письменно обратились к акиму Алматы с отказом от государственной помощи, - пояснил Куаныш Жумагалиев.

У учредителей «Кереге» есть предложение по урегулированию конфликта, однако дольщики категорически с ним не согласны. Кредиторы опасаются, что если арест со счетов «Кереге Инвест» будет снят, то учредители выведут активы. 

- Около двух-трех месяцев назад мы предложили представителям дольщиков следующее: выставить 20-30 процентов от общей суммы кредиторской задолженности на депозит администратора судов. Если дольщики согласны, они должны вернуть все  исковые заявления, отозвать их в первоначальное положение. Мы составим план погашения кредиторской задолженности, все будет произведено строго по закону, никто не сможет продать или как-то вывести эти активы. Подобные рычаги есть, и опасения кредиторов беспочвенны. Однако дольщики как тогда ответили нам отказом, так и сейчас отказываются. Они добились своего в судах, у них есть на руках активы, они могут их продать и получить деньги. Хочу сказать, что многие компании оставили своих дольщиков вообще на пустом месте, мы же предоставляем возможность погашения задолженности. Если мы договоримся, то сделаем все по закону, чтобы никто, мы в том числе, ничего не смог продать, - сказал директор «Казпромэлектроника LTD».

Напомним, что в данное время судебные процессы продолжаются в Алматинской области и Алматы.

17.03.2010

Дамир Амирбеков, www.camonitor.com

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.