Строим строем

Ненавистный экономический кризис сделал одно доброе дело: вокруг многочисленных строек в южной столице упали заборы, и стройплощадки конвертировались в вольготные площадки для прогулок.

Нstr.jpgенавистный экономический кризис сделал одно доброе дело: вокруг многочисленных строек в южной столице упали заборы, и стройплощадки конвертировались в вольготные площадки для прогулок. Как сказали бы художники, у пейзажа появилась перспектива.Председатель Алматинского союза архитекторов Сергей МАРТЕМЬЯНОВ (на правом снимке) и архитектор, профессор Алматинской архитектурно-строительной академии Эдуард ЦОЙ (на левом снимке) считают, что теперь самое время подумать, как будет дальше развиваться архитектурно-градостроительный облик города.

Мартемьянов: Строительная индустрия самой первой почувствовала экономический кризис: стройки начали буксовать еще в конце 2007 года. Но есть в этом и положительный момент. Кризисную паузу нужно использовать для того, чтобы понять, куда мы движемся.

Особенно это актуально для городов, у которых есть историческое ядро, - в первую очередь для Алматы. Сейчас у нас есть возможность обратиться к истории, потому что совершенно точно известно, что под Алматы есть древние городища. И некоторые из них стоят под построенными бизнес-центрами, в том числе в районе “Нурлы-Тау”. Другого шанса не будет. Снова придут большие деньги, и мы начнем тиражировать однотипные коробки, которых мы и так налепили немало по всей стране. Если мы и дальше будем бездумно застраивать, то город станет возвышаться в буквальном смысле на гробах. Поэтому надо провести исследования и выяснить, что достойно сохранения, а что нет.

Кроме того, прежде чем развивать дальше генплан, надо бы его тщательно просмотреть. Да, в городе есть градостроительный совет, но в политике застройки он не играет никакой роли. А независимых и неудобных архитекторов акимат к обсуждениям не привлекает.

- Ну вы же понимаете, что генплан - это просто тост. Красивый и необязательный. Я сам видел несколько вариантов генплана, мало пересекающихся друг с другом.

Мартемьянов: В свое время мы пытались продавить идею, чтобы генплан являлся документом, за нарушение которого привлекали бы к ответственности. Но идею тихо спустили на тормозах. А мы считаем, что одной из важных особенностей политики застройки должен стать реестр объектов, не подлежащих сносу. У нас сейчас он есть, но еще 80-х годов прошлого века. И в него не входят многие важные здания и комплексы. Тот же комплекс вокруг “Медео”. Если инвестор выкупит часть объектов, он может снести их бульдозером. И гостиницу на Медео с открытым бассейном уже свалили. И тишина. Скоро снесут бывшее здание Союза архитекторов, как когда-то кинотеатр “Октябрь”.

ЦОЙ: Кроме того, генплан должен держаться на какой-то генеральной идее. Например, решение транспортной проблемы. Но система застройки у нас держится не на идеях, а часто на откатах. Поэтому никому не интересно решать инфраструктурные задачи. Я привозил сюда проектировщика дорог в Токио и Сеуле. Он три дня ходил по проспекту Абая, сделал записи, вычисления и представил расчеты акимату. Там вроде одобрили, но, поскольку разработка проспекта была отдана подрядной организации, предложили сделать расчеты для улицы Толе би. Я иностранного гостя повел на Толе би, тот снова сделал расчеты. Но тут директора департамента перевели в замакима города, и к нам потерялся интерес.

А мысль была очень простая: на всех улицах устанавливаются камеры слежения. Информация с них обрабатывается в центральной системе. Высотное здание на углу Абая и Байтурсынова в свое время в основном и было построено для компьютеризации дорожного движения в Алматы. Уже кабели проложили, оставалось только запустить систему, которая анализирует транспортные потоки и регулирует время горения светофоров.

Но построили мосты и развязки. Это стоило гораздо дороже, чем внедрение компьютерной системы управления.

Мартемьянов: И заметьте, развязки почти не избавили город от пробок. Еще одна проблема, связанная, кстати, с транспортной, - экологическая. Ведь зеленые насаждения вырубаются нещадно, и в городе просто нечем дышать.

Цой: Был в советское время главой города ДУЙСЕНОВ. Он написал книгу “Алма-Ата”, где указал, что здесь самый высокий процент зеленых насаждений: 86,6 квадратных метра на жителя. А сейчас менее 5 квадратов на человека. То есть меньше в 17 с лишним раз. Зелень уничтожается, население растет, а плотность застройки доведена до абсурда. Когда в Алматы приезжал президент, он заходил во двор “кереметовского” дома, в котором я живу. Почему? Потому что это едва ли не единственный дом с хорошим двором. Дворы почти уничтожили.

Мартемьянов: Важно понять, что эти вопросы еще можно решить, пока не поздно. Парки и скверики - это не шоу для бабушек. Это наши легкие и будущее наших детей. У нас многие живут, как временщики: сегодня здесь - завтра на Канарах. Или в Швейцарии, заработав на ямочном ремонте дорог. Но за сегодняшние действия наши дети будут расплачиваться повальным туберкулезом.

Более того, есть такие понятия, как архитектурная экология и психоэкология. Мы вышли из однотипных советских квартир, но архитектурно сели в такие же однотипные “элитные” застройки. Площадь больше и даже гараж есть, но содержание то же. Одни и те же шаблоны из Турции. А если люди живут в череде коробок, то у них развиваются синдромы. Это уже доказанный научный факт.

К сожалению, вся наша современная архитектура заимствованная. Причем заимствованная глупо. Это касается не только жилой недвижимости. Я в Москве встречался с главным архитектором мечетей Медины и Мекки. Показал ему наши мечети, в том числе Центральную мечеть Алматы. Он улыбнулся и сказал: “Ребята, вы делаете тройные перепевки”. И спросил, а зачем у нас так много минаретов и куполов? Мусульманство ищет новые формы в архитектуре, не стесняясь. А мы застряли в XVIII-XIX веках. Я его понимаю.

Цой: Архитекторам легко уходить от обвинений в плагиате. Общие контуры отсюда, башенки оттуда - и никто не прикопается. Так было, например, с одним из аэропортов Астаны. Все этим пользуются.

- И как выходить из ситуации?

Мартемьянов: Нужно привлекать общественность к обсуждению генплана, объявить открытый конкурс на разработку тех или иных тем. Можно даже не учреждать призовой фонд - многие будут рады показать свои идеи почти за просто так. Сейчас очень удобное время для того, чтобы сесть и все обдумать. Потом будет поздно.

07.04.2010

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.