Засекреченная стройка

Почему засекречена информация о строительстве в Кызылагаше? “Какие бы журналисты ни звонили по этому вопросу, нас на месте нет!” – такие “инструкции” чиновница из Алматинской области давала своему секретарю. Не потому ли все эти “прятки”, что разговоры о затерявшихся денежных переводах на строительство на самом деле могут оказаться правдой?

Почему засекречена информация о строительстве в Кызылагаше? “Какие бы журналисты ни звонили по этому вопросу, нас на месте нет!” – такие “инструкции” чиновница из Алматинской области давала своему секретарю. Не потому ли все эти “прятки”, что разговоры о затерявшихся денежных переводах на строительство на самом деле могут оказаться правдой?

“Прятки” по-чиновничьи

После того, как мы на прошлой неделе побывали в Кызылагаше, который после страшного наводнения строят заново, у нас возникло много вопросов к чиновникам. Но отвечать они, мягко говоря, не заинтересованы. Мы дозвонились в приемную управления строительства Алматинской области и попросили комментарий служащего, который курирует вопросы восстановления Кызылагаша. Секретарь слишком долго соединяла нас по внутреннему номеру с заместителем начальника управления Людмилой ШАТСКОЙ, и мы решили испытать судьбу и позвонили ей в это время напрямую. К нашему удивлению, трубку сняли, но отвечать не стали – манера чиновников говорить сразу по нескольким аппаратам сыграла злую шутку. Так мы и услышали “инструкции” для секретаря, как отшить… нашу газету. Дескать, скажите им, что меня нет, ушла в акимат. А дальше последовала шокирующая своим откровением фраза: “И вообще, впредь, какие бы СМИ ни звонили по этому вопросу, на месте нас нет”. Потом “курирующая вопросы строительства в Кызылагаше” подняла вторую трубку. Когда мы представились и сообщили, что слышали указания, как правильно отшивать СМИ, наша собеседница “потерялась”. Только был слышен шепот: “Они меня на диктофон записали!”.

Как в мультфильме про Винни-Пуха

Потом голос вернулся к трубке, и начался диалог, как в мультике про Винни-Пуха. Помните, кролик, прячась от нежданных гостей, завлял: “Меня нет дома”. Потом разговор вовсе принял сногсшибательный поворот. Выяснилось вдруг, что с нами говорит совсем другой человек – вовсе не заместитель начальника… Так, мимо проходил и подумал, а не отшить ли эти СМИ, незачем им про Кызылагаш выспрашивать!

Здесь можно посмеяться, если не было бы так грустно. Это нельзя назвать конфузом в кабинете высокого служащего, это касается судеб тысяч людей, которых постигло горе и которые остались без крыши над головой. Если так отсылают СМИ, что ждет обычных людей? Комментарий на свои вопросы мы так и не смогли получить. А ведь вокруг строительства ходят очень нелицеприятные разговоры, в том числе – с разбазариванием выделенных государством денег… Мы услышали от сельчан много тревожных вопросов во время поездки в Кызылагаш за несколько дней до этого разговора с чиновницей…

Где деньги?

Кызылагаш должны восстановить до 15 июня. По крайней мере именно такие сроки озвучили чиновники на сайте Алматинской области. Но если на въезде в село стройка идет полным ходом, то дальше есть участки, которые не принято демонстрировать. Там строительство застыло на уровне фундамента. Будущие хозяева дома боятся, что так и останутся без крыши.

– Мы не знаем, достроят нам дом или нет, сказали, что у компании нет денег, поэтому нет кирпича, строители разошлись,– возмущается местный житель Ербол. – Куда же делись деньги, которые им дали?

На одной из улиц Кызылагаша мы нашли строителя, праздно щелкающего семечки. По его словам, строители опасаются, что вообще не получат оплаты, поэтому и приостановили работы. Они думают, что никто строительным компаниям денег и не давал, они ведут работы за свой счет. Деньги только обещают, а когда их увидят застройщики, дескать, неизвестно:

– Мы сами, обычные работяги, еще ни копейки от своей компании не получили, я вот приехал из Кокшетау на заработки, но, кроме бич-пакета на обед, ничего не получил!

Кто раздавал подряды

После того, как было объявлено о восстановлении села, в Кызылагаш ринулись сотни бригад – здесь и двух соседних селах, которые тоже пострадали от наводнения, должны построить 530 новых домов. Было отобрано 69 подрядных организаций. Но уже вскоре выяснилось, что 13 из них не укладываются в сроки.

А затем сами застройщики стали отказываться от объектов. Комментарий на эту тему нам все-таки удалось взять, дозвонившись другому заместителю начальника управления строительства, который признал, что, действительно, задержка с переводом денег была. Но, мол, со дня на день деньги придут, договора будут заключены…

– Действительно, есть компании, которые сильно отстают от запланированных сроков, – говорит заместитель начальника управления строительства Алматинской области Мухтар БАТКАЛОВ. – У них нет возможности строить, нет денег, нет техники...

Но возникает вопрос: почему подряды получили те, кто даже не располагал техническими возможностями? Кто эти застройщики? Одну из компаний, которая не потянула стройку и передала объекты, мы пытались найти по трем указанным адресам. Но тщетно.

Продавайте лом и стройте себе дом!

В пострадавшем от наводнения Кызылагаше есть семьи, которым власти даже не обещают крышу над головой. 17 семей оралманов восстанавливают дома собственными силами. Они собирают на помойке покореженные корпусы машин, сдают их и на полученные деньги закупают цемент…

Пока трагедия не грянет…

Чиновники настолько щепетильно отнеслись к селу Кызылагаш, что по их поручению даже проводятся работы по разработке эскизных вариантов ворот и оград для жилых домов, подбору вариантов цветовой гаммы крыш и фасадов строений. Теперь появится электроэнергия даже в отдаленных отделениях села! Идут работы по строительству водопроводных сетей! А еще построят общественную баню и даже спортзал.

Спрашивается только, почему все это появляется в селе лишь после того, как произошла трагедия? Неужели нужны жертвы и разрушения, чтобы власти обратили внимание на проблемы людей?

30.04.2010

Александра МЫСКИНА, www.caravan.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.