«Вздутые цены» на недвижимость вернутся

«Лицом к лицу лица не увидать…» – вняв рекомендации классика, мы решили обратиться за сторонним взглядом на ситуацию, которая сложилась на рынке Казахстана. Экспертом «извне» стала Екатерина Трофимова, директор группы рейтингов финансовых институтов парижского офиса международного рейтингового агентства Standard & Poors.

«Лицом к лицу лица не увидать…» – вняв рекомендации классика, мы решили обратиться за сторонним взглядом на ситуацию, которая сложилась на рынке Казахстана. Экспертом «извне» стала Екатерина Трофимова, директор группы рейтингов финансовых институтов парижского офиса международного рейтингового агентства Standard & Poors.

– Екатерина, какую главную тенденцию казахстанского рынка на сегодня Вы могли бы отметить?

– Приятно видеть, что ситуация постепенно стабилизируется и доля проблемных кредитов уже не растет столь значительными темпами, как еще 5-6 месяцев тому назад. Ко второй половине текущего года мы ожидаем некий очень осторожный, но все же перелом этой тенденции, и постепенное снижение доли проблемных кредитов.

– В апреле S&P опубликовало отчет, согласно которому, нормализация деятельности банков Казахстана произойдет после 2011 года, на чем основан этот вывод?

– Мы наблюдаем стабилизацию доли проблемных кредитов, что уже является важным, позитивным сигналом, потому что это позволяет во многом идентифицировать и сегрегировать проблемы, а когда проблема идентифицирована – это уже путь к ее решению. Кроме того, наблюдается позитивная динамика по ВВП, о чем свидетельствуют результаты по первому кварталу 2010 года. Однако такой высокий рост во многом связан с секторами экономики экспортной и сырьевой ориентированности. Развитие внутреннего потребления, которое особенно важно для состояния банковского сектора, все еще недостаточно активно. Но улучшение упомянутых показателей является важным сигналом о прекращении общей рецессии в экономике и изменения настроения в позитивную сторону, что очень значимо для банковского бизнеса, который во многом зависит от доверия клиентов и общей рыночной конъюнктуры.

Наш опыт работы в других странах в предыдущие кризисы показывает, что существует очень значительный временной лаг между выходом экономики страны из рецессии и полным восстановлением и нормализацией деятельности в банковской сфере. Банковский бизнес идет с некоторым отставанием, в том числе и потому, что требуется определенное время, чтобы заемщики полностью нормализовали свою деятельность. Кроме того, важным сдерживающим фактором является незавершенность реструктуризации крупных банков, и мы надеемся, что это произойдет до конца 2010 года. Комплекс всех этих факторов и приводит к выводу о том, что 2011 год будет все еще во многом годом латания дыр. Снизить долю проблемных кредитов ниже планки 10% удастся не ранее, чем через 2-4 года, и предстоит большая и кропотливая работа.

Экономика восстанавливается, но все-таки недостаточными темпами и не очень равномерно, чтобы придать более серьезный импульс развитию банковского сектора. Не стоит забывать и о серьезном переосмыслении системы надзора и регулирования, которая происходит в стране. Правила игры пересматриваются, и соответственно этот процесс также добавляет неопределенности и сдерживает развитие.

Кроме того, очень повысилась консервативность банков, которые сегодня крайне осторожно подходят к выбору клиентов, и это в условиях, когда наблюдается нехватка качественных заемщиков. Маловероятно, что эта проблема исчезнет в 2011 году.

– Чем объясняется то, что особенно заметные потери в результате кризиса понесли банковский сектор, рынок недвижимости и строительства?

– Сильнее всего пострадали циклические секторы с наибольшей степенью долговой нагрузки, к которым, конечно же, относится и банковский сектор. Известно, что колебания в развитии банковского бизнеса, особенно на развивающихся рынках, наиболее экстремальны на каждом этапе цикла. И, наконец, в Казахстане сказалась высокая зависимость от иностранных ресурсов, новый приток которых фактически прекратился уже во второй половине 2007 года. Но на самом деле, это кризис, который негативно сказался на всех сегментах экономики, в той или иной степени. Серьезные периоды спада наблюдались и в нефтегазовом секторе, и в металлургии, но финансовые рынки, банковский бизнес, сектор недвижимости и строительства оказались наиболее уязвимыми.

– В Казахстане, в числе прочего, кризис обнажил проблему «вздутых цен» на недвижимость. Подобное наблюдалось и на российском рынке. Как Вы думаете, вернутся ли эти цены по прошествии кризисного периода?

– Наша аналитическая группа не занимается прогнозом цен, но хочу напомнить, что рынки цикличны. В этой связи интересно ознакомиться с некоторыми произведениями английской классической литературы ХIХ века о первых опытах капиталистической системы, в которых очень много общего с событиями последних нескольких лет. Все пугающе повторяется. Конечно, вернется оптимизм и будет новый рост цен, хотя сейчас и сложно прогнозировать: когда, в каких объемах, в каких конкретно сегментах.

Огромная ответственность за противодействие возникновению новых пузырей лежит на государственной системе регулирования и надзора, ее возможности работы на опережение быстро меняющихся реалий рынка. Поэтому мы возлагаем большие надежды на те новые регулятивные изменения, которые планируют АФН и Нацбанк. Ведь система надзора, которая существовала в Казахстане и до кризиса, действительно являлась и является одной из самых совершенных на пространстве СНГ, несмотря на те проблемы, с которыми пришлось столкнуться. Дело в том, что банковский бизнес и рынок настолько опережали все нововведения, что все равно не удалось избежать структурных перекосов.

– На чем банкам стоит заострить внимание сейчас, чтобы ускорить исправление ситуации?

– Несмотря на то, что с номинальной точки зрения ликвидность банков очень выросла, риски ликвидности все еще остаются самыми важными, учитывая то, что ситуация на рынках пока не стабилизировалась полностью, и периоды спадов еще вполне возможны на этапе вялотекущего постепенного выхода из кризиса, который мы наблюдаем.

Фундаментально этот кризис в казахстанской банковской системе – все-таки кризис качества активов, а сложности с погашением иностранных заимствований лишь спровоцировали его. Большой проблемой для банков является недостаток качественных заемщиков. И, к сожалению, никакого значительного улучшения в этом направлении мы пока не видим. Без более глубокой модернизации и диверсификации экономики нельзя будет значительно улучшить и положение дел в банковской сфере.

Ряду казахстанских банков среднего звена удалось усилить свои позиции в период кризиса, в том числе и по причине реструктуризации некоторых крупных игроков. Мы считаем, что ближайшие два года именно средние банки будут основными локомотивами роста сектора.

– С чем связан столь высокий уровень рисков корпоративного управления?

– Это связано и с природой экономических взаимоотношений в стране, и со структурой собственности. Частная банковская и корпоративная собственность в Казахстане очень высоко концентрирована. Банки фактически принадлежат одному бенефициару или узкому кругу лиц. А это повышает риски корпоративного управления из-за возможности влияния акционеров на принятие решений в банке. Не говоря уже о том, что бизнес многих банков сам по себе зависим от благосостояния, коммерческой позиции и бизнес-взаимоотношений акционеров. Фактически устойчивость многих банков зависит от добросовестности каждого конкретного акционера. Необходимы четкие и устойчивые институциональные ограничения на возможность акционеров по недобросовестному использованию банков в своих собственных интересах.

В России похожая ситуация с корпоративным управлением в банковской сфере, и сейчас, в частности, активно рассматривается возможность уголовной ответственности бенефициарных собственников за преднамеренное банкротство банков. Однако с юридической точки зрения, это очень трудно доказуемые вопросы.

Важно отметить взаимосвязь между системой управления рисками и корпоративным управлением. Система управления рисками в казахстанской банковской системе с формальной точки зрения, с точки зрения структуры, прописанных лимитов, процедур, хотя и не является совершенной, но в общем, значительно лучше, чем например, в России, Однако проблема не в этом. Можно проинвестировать огромные средства в риск-менеджмент, можно создать замечательную систему, нанять профессионалов, но если акционер может продавить даже одну единственную сделку, которая фактически убьет банк, то перечеркивается смысл всех мер по модернизации системы управления рисками. Очень часто именно исключения убивают банки.

Мы не ожидаем быстрых изменений в этом направлении, и слабости риск-менеджмента и корпоративного управления, скорее всего, останутся важными негативными факторами при оценке многих казахстанских банков и после полной стабилизации рынка.

– Как Вы считаете, каким Казахстан выйдет из кризиса?

– К сожалению, из кризиса Казахстан, особенно его банковский сектор, выйдет очень ослабленным. ВВП и агрегированные макроэкономические показатели уже демонстрируют позитивную динамику, но все еще не отражают степени восстановления банковского сектора, малого и среднего бизнеса. И выход из кризиса займет значительное время. Были извлечены правильные уроки из кризиса, а любой кризис позволяет взглянуть на положение дел более реалистично. Но эти уроки очень сложно применить на практике. Мы прекрасно понимаем, что чудес не бывает и быстро существенно диверсифицировать экономику от столь значительной ресурсной составляющей очень сложно. На самом деле и экономических стимулов недостаточно: развивать средний и малый бизнес – это хлопотно, очень затратно и не обещает каких-то ощутимых дивидендов в краткосрочной перспективе. Зарабатывать экономические и политические очки ростом ВВП на ресурсоориентированных секторах значительно проще с точки зрения краткосрочного эффекта. Но с точки зрения долгосрочной устойчивости экономики – это опасная стратегия.

Конечно, и реструктуризация обязательств ряда банков негативно повлияла на имидж Казахстана, но инвесторы склонны часто пересматривать свое отношение. Казахстан предоставляет многочисленные инвестиционные возможности. Интерес инвесторов мы видим, и ресурсы будут возвращаться, сделки уже идут. Ряд крупных казахстанских компаний уже разместили свои еврооблигации. Реструктуризацию долго будут поминать Казахстану, но интересы будущего бизнеса будут превалировать.

– Какие планы у Standard & Poors по поводу изменения рейтингов казахстанских банков? Как Вы относитесь к тенденции по развитию локальных рейтинговых агентств? Нужно ли Казахстану собственное рейтинговое агентство?

– На данный момент мы не видим никаких предпосылок для увеличения рейтингов казахстанских банков.

По поводу развития рынка рейтинговых агентств могу отметить, что мы приветствуем развитие локальных рейтинговых агентств. Это важный процесс и повышения транспарентности казахстанского рынка и общего мониторинга ситуации на рынке.

21.05.2010

Виктория Роденкова, www.kapital.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.