«Бизнес пойдет в ЖКХ, если будут определены правила игры и гарантировано получение прибыли»

Жилищно-коммунальная сфера в Казахстане пока не избалована вниманием бизнеса. О том, как создать инвестиционную привлекательность этого сектора, рассказывает директор департамента жилищной политики и ЖКХ Агентства РК по делам строительства и жилищно-коммунального хозяйства Василий Маслов.

Жилищно-коммунальная сфера в Казахстане пока не избалована вниманием бизнеса. О том, как создать инвестиционную привлекательность этого сектора, рассказывает директор департамента жилищной политики и ЖКХ Агентства РК по делам строительства и жилищно-коммунального хозяйства Василий Маслов.

– В некоторых странах бывшего Союза бизнес успешно осваивает коммунальный сектор, у нас тоже уже несколько лет говорят о создании инвестиционной привлекательности этой сферы, но пока широко известна лишь казахстанская компания в Грузии «ТбилГаз»…

– Это касается не только коммунальной сферы. Чтобы бизнесу было интересно, нужны привлекательные условия. Один из способов их создать – государственно-частное партнерство (ГЧП). Его формула во всем мире одинакова – собственность государственная, управление частное, контроль общественный. В нашем жилищно-коммунальном хозяйствe по отдельным объектам можно применить один из законов, который регулирует сферу государственно-частного партнерства. Это – Закон «О концессиях». Концессия – лишь частный вид ГЧП, общее понятие намного шире. Чтобы частник пришел в какую-либо сферу, скажем, водоснабжения, нужно сделать ее инвестиционно привлекательной. Первое, самое главное и самое основное, – на законодательном уровне установить правила игры. Инструкции, договоры, соглашения – это одно, а закон есть закон. Собственно, правила игры – четкое разграничение прав и обязанностей государства и частника. Во-вторых, частник станет вкладываться, только когда увидит сферу приложения своих интересов в нормальном, рабочем состоянии. И третье, частнику нужна гарантия, что вложения ему вернутся и вернутся с прибылью.

– Что касается правил игры, то уже который год готовится законопроект по государственно-частному партнерству…
– Ну, это же новое дело, вы сами можете понять, мы подобным никогда не занимались, поэтому сложно найти баланс между интересами бизнеса и государства. Свои предложения мы уже направили разработчикам закона. Вполне возможно прописать основы ГЧП, но опять же – сколько юристов, специалистов, столько и мнений. Однако уже некоторое подобие схемы сложилось. Насчет надлежащего нормативного состояния – в прошлом году мы реализовали проекты по «Дорожной карте» по направлению ЖКХ, сейчас работаем над другими. Масштабная программа, которая разрабатывается до 2020 года, направлена на то, чтобы инфраструктурные объекты в сфере ЖКХ привести в надлежащее состояние. Мы проводим всевозможные ремонты, модернизации, вводим новые технологии, работаем над сокращением потерь. Иногда, если ремонтировать невыгодно, строим рядом с изношенной сетью новую.

– Кто за это платит?

– В коммунальную сферу, в отличие от других видов бизнеса, где приток денег идет от одного – двух партнеров, деньги поступают от великого множества потребителей: юридических и физических лиц. Здесь два типа неплательщиков: те, кто не хотят платить, и те, кто не может. С первыми механизм отработан – принудительное взыскание задолженности через суд. Причем эта прослойка небольшая, на ней мы внимание не заостряем. Гораздо перспективнее разработать механизм отдачи по тем, кто не может платить.

– Имеете в виду жилищные пособия?

– В прошлом году был принят закон, который четко прописывает механизм оказания жилищной помощи малоимущим. Порядок выдачи и размеры жилищной помощи определяют маслихаты.

– На круглом столе в мажилисе прозвучали данные, что лишь семь областей определились с этим порядком.
– Часть маслихатов разработали этот порядок, часть – завершают разработки. Вопрос обеспечения платежей мы решим. Тем более что раньше действовал механизм жилищной помощи по факту оплаты, то есть компенсационного характера. Чтобы получить жилищную помощь, человек должен был сначала по всем квитанциям заплатить, прийти в собес и сказать: «Вот я заплатил, верните мне то, что причитается по закону». Это был сдерживающий фактор, и мы его устранили. Теперь для получения жилищной помощи достаточно принести в собес счета от всех услугодателей и получить положенную сумму. Когда этот механизм заработает повсеместно, возврат вложенных средств будет обеспечен.

– В каком состоянии инженерные сети, как долго их еще ремонтировать?

– Около 65% инженерных сетей требует ремонта. За счет реализации в прошлом году ряда инвестпроектов по «Дорожной карте» (таких как водоснабжение в Степногорске) отремонтировано от 0,5% до 6% сетей. В водоснабжении удалось отремонтировать 6 %, в электроэнергии – 0,2% от всего объема. За более чем десять лет в этом году впервые были выделены более или менее ощутимые средства на ремонт инженерных сетей. Создали наше агентство, определили компетенцию. Мы занимаемся этим сложнейшим сектором в оперативном режиме и разрабатываем программу на перспективу. В планах – выделение льготного кредитования субъектам коммунальной сферы на капитальные ремонты. Мы предлагаем взять принцип финансовых институтов при госхолдингах, когда специализированной структуре выделяются деньги из бюджета на конкретные программы. Тогда можно было бы на ремонт инженерных сетей предоставлять льготное кредитование по ставкам ниже банковских.

– Куда пошли те 60 млрд тенге, которые были выделены вам в прошлом году?

– В этом году тоже выделена сопоставимая сумма. Эти средства идут на ремонт объектов, которые принадлежат государству или находятся в коммунальной собственности местных исполнительных органов. Согласно бюджетному законодательству, государственные средства мы можем тратить лишь на государственную собственность. Поэтому и предлагаем механизм льготного кредитования частных предприятий. Причем, вы учтите, что ранее деньги выдавались на безвозвратной основе, в виде целевых трансфертов, то сейчас предполагается использовать возвратные схемы. После того, как деньги вернутся, их можно будет вкладывать в другие объекты.

– Осталось с владельцами разобраться?

– Недавно президент поручил акимам провести ревизию приватизационных договоров. Когда объекты коммунальной сферы продавали частникам, составлялся приватизационный договор, в котором покупатель, частное лицо, брал на себя обязательства содержать этот объект, вкладывать в его развитие деньги. Сейчас проходит ревизия, и там, где частные субъекты не исполняют своих обязательств, идет процесс национализации или реприватизации.. Все проходит в рамках закона, только через суд. Между прочим, у нас достаточно положительных примеров, когда частные структуры очень успешно работают, даже служат примером госпредприятиям.

– Кто, например?

– Шымкентский водоканал – частное предприятие, где за последние годы провели хорошую модернизацию, наладили учет. У них на каждом ответвлении стоят приборы учета. Ни одна капля воды не теряется.

– Это же очень затратно?

– Совершенно верно, но какой эффект! Датчики позволяют сразу определить место утечки. У нас по стране до 30% технических потерь воды! То есть тариф мог быть на треть ниже! Водопроводы – подземные, об утечке сразу не узнаешь. Хорошо, если грунты глинистые, как в Астане, и на поверхности сразу лужа образовывается. А если песчаные, то вода уходит вниз, и можно годами не знать о порыве. А когда на всех участках стоят счетчики, то сразу можно определиь место утечки и свести потери к минимуму.

– Будут ли востребованы ценные бумаги таких вот предприятий?

– Вообще у нас в задумках есть выпуск инфраструктурных облигаций. В мире такие ценные бумаги имеют хождение. При нашем агентстве создано АО «Центр модернизации и развития ЖКХ». Мы сюда подтянули различных специалистов, начинаем работать, собирать материалы. Среди предложений – привлечение частных инвестиций в такие проекты.

– Как вы намерены влиять на естественных монополистов?

– Работаем над созданием современных механизмов управления, введением международных стандартов, ИСО, как по менеджменту качества, так и по энергосбережению. Мы обобщаем прогрессивные наработки в этой сфере, и у нас уже свое видение по их внедрению.

– Это что-то реально даст?

– Мы надеемся. Коммунальную сферу нужно развивать комплексно, одновременно по всем направлениям, тогда это должно дать эффект.

– А в жилищном секторе? Почему у нас такое кособокое создание, как КСК, живет и процветает? В том смысле, что оно – и заказчик, и подрядчик, и предоставляет услуги, и само себе их оплачивает, контролирует их качество? Может, потому в этом секторе и нет нормальных рыночных отношений, сюда не идет бизнес, не создаются частные управляющие компании?

– Да пусть КСК живут и процветают! Главное, чтобы этот орган управления не был единым во всех лицах, а выступал заказчиком. КСК давно поднимают вопрос об освобождении их от НДС, как общественные, некоммерческие организации. Но на деле они производят ремонтные работы, имеют прибыль. Сейчас во многих регионах уже начинают отделять функции управления от производства. Эта схема хорошо развивается в Павлодарской, Кокчетавской, Костанайской областях. А вот управляющая компания как раз берет на себя множество домов, КСК, замыкает часть функций по их заказу, за их деньги. Таких компаний пока мало. Тут должны сойтись инициативы предпринимателей, жителей и, самое главное, – инициатива местного исполнительного органа, а наши законы все это позволяют делать.

– Но КСК все время говорят, что они от безвыходности такими стали. Имеют штат сантехников, электриков, потому что это дешевле, чем оплачивать чьи-то услуги.

– Это абсолютное заблуждение. Когда в каждом доме есть управляющий, он держит бухгалтера на полставки – и все. Не нужны ему ни слесари, ни сантехники, ни электрики, ни сварочные агрегаты, ни насосы. Ему и кабинет не нужен, если он в этом доме живет. Рынок технических, ремонтных услуг перенасыщен. В каждой городской газете несколько страниц с предложениями. Если услугодатель не выполнит работы или выполнит некачественно, то договор с ним можно разорвать и найти другого. Управдом или сами жители могут проводить тендеры по капитальным ремонтам. Эта модель более перспективная, и мы выбираем этот путь.

– Каков, на ваш взгляд, размер этого рынка?

– Ориентировочные потребности по ремонту жилищного фонда где-то от 300 до 400 млрд тенге. Это пока округленные цифры, они не привязаны ни к сметам, ни к точным расчетам, ни к инфляции, ни к стоимости материалов.

– Кто у нас может оценивать состояние домов по необходимости проведения капитальных ремонтов, примерному объему?

– По новому закону мы возложили это на местные исполнительные органы, в составе которых образуются так называемые жилищные инспекции. Для оценки состояния жилого дома существуют утвержденные правила, СНИПы, строительные методики, согласно которым можно проверить его состояние, и сказать, требуют ли несущие конструкции, фундамент, крыша ремонта, выдержат еще или не выдержат. Кроме того, у нас, строителей, есть еще свои всевозможные хитрости, типа всевозможных маячков – от механических до электронных.

– Но газгольдеры должна инспектировать и контролировать специальная газовая служба…

– Это – особый случай, и, к сожалению, весьма запущенный. Сейчас мы только начали с газовым сектором разбираться, информацию собирать. Обнаружили, что есть такие населенные пункты, где газгольдеры почему-то были переданы в КСК. Это, я считаю, вообще недопустимо. Либо они со всей своей обслуживающей структурой должны находиться у акимов в коммунальной собственности, либо в руках частной лицензируемой компании. Надо срочно проводить ревизию по техническому состоянию газовой инфраструктуры, по собственникам или по ответственным лицам. Представьте, сфера газоснабжения на сегодня единственная, которая не имеет государственного контроля! Мы хотим возродить техническую инспекцию. Сейчас разрабатываем внесение изменений в законодательные акты по вопросам коммунального хозяйства, где определяем полномочия центрального и местных исполнительных органов. За Минфином будет последнее слово, так как норма затратная: нужен дополнительный штат и так далее, но все понимают, что это необходимо. Ведь газовое хозяйство на сегодня в стране – сплошная чрезвычайная ситуация!

– Почему у нас не используется опыт Москвы по предоставлению особых условий застройщикам, если они на месте «хрущевок» строят новые высотки?

– Вы учтите, что большая часть жилищного фонда России не приватизирована и находится в государственной собственности. Они дом сносят и тут же людей в другой переселяют. У нас 90% жилья – частное. Мы нашли выход из ситуации. В тот закон, который со дня на день вносим в мажилис, вносим норму, по которой для переселенцев из сносимых, аварийных домов, создается в акимате отдельная очередь. Сейчас они стоят в общей очереди. Например, известно, что какой-то дом завтра-послезавтра рухнет, жильцов ставят в очередь, дом объявляется аварийным под снос, и заранее строят другое жилье. Сейчас акиматы переселять не могут, потому что нет соответствующего закона.

– Как-то слабо верится в его исполнение. А агентству хватает полномочий, чтобы работать со всеми министерствами?

– Нашу компетенцию определили. Сегодня полномочий хватает, но они законами еще не определены. Да, есть указ президента, есть постановление о нашей компетенции. Сейчас закон о внесении изменений и дополнений в законодательные акты по вопросам коммунального хозяйства находится на согласовании. Там мы по всем сферам: электричество, газ и так далее, по всем отраслевым законам прописали компетенцию правительства, нашего агентства, местных исполнительных органов и местных представительных органов, то есть акиматов и маслихатов. Фактически эти функции мы уже исполняем, их надо узаконить. Но на сегодня нам работы хватает, а дальше жизнь покажет, если возникнет необходимость, то полномочия наши дополнят, расширят. Я же говорю, мы – новый орган, который объединил в одно все отраслевые направления, и начинаем их сейчас в комплексе продвигать, а опыт покажет, что нужно изменить и что кому разрешить.

ВАСИЛИЙ МАСЛОВ, ДИРЕКТОР ДЕПАРТАМЕНТА ЖИЛИЩНОЙ ПОЛИТИКИ И ЖКХ АГЕНТСТВА ПО ДЕЛАМ СТРОИТЕЛЬСТВА

Родился 2 мая 1956 года в п. Новольвовск Московской области. Окончил Карагандинский политехнический институт.

Трудовую деятельность начал в 1973 году в должности сантехника Шаханской автобазы комбината «Карагандашахтострой», работал горным нормировщиком, подземным горным мастером, заместителем председателя горисполкома, заместителем акима г. Шахтинска.

С октября 2003 года работал – в Комитете по делам строительства и жилищнокоммунального хозяйства заместителем начальника управления, начальником Управления жилищного строительства и жилищнокоммунального хозяйства. В августе 2009 года назначен директором департамента жилищной политики и жилищнокоммунального хозяйства Агентства Республики Казахстан по делам строительства и жилищнокоммунального хозяйства.

03.06.2010

Ольга НИКИШИНА, www.kursiv.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.