Слепая судьба

Сначала она пыталась выжить в неблагополучной семье, потом билась за место под солнцем в интернате, а сейчас вступила в схватку за собственную квартиру, которую заняли посторонние люди. Насте нелегко, потому что она инвалид по зрению.

Сначала она пыталась выжить в неблагополучной семье, потом билась за место под солнцем в интернате, а сейчас вступила в схватку за собственную квартиру, которую заняли посторонние люди. Насте нелегко, потому что она инвалид по зрению.

19-летняя Анастасия ФАЗЛУТ­ДИНОВА (на снимке) не любит вспоминать о своем детстве.

- Много было и плохого, и хорошего, - рассказывает она. - Мы жили с маленьким братом и мамой. Отец - в тюрьме. Я плохо его помню.

Потом лишили родительских прав и мать.

- Мы с братом попали в детдом, а через несколько месяцев меня перевели в семейскую школу-интернат для слабовидящих. Потом мама умерла. Иногда на лето я ездила к бабушке…

Зимой 2003 года в отключенной от отопления квартире ее бабушка замерзла насмерть.

За последние три года девушка овладела навыками повара-кондитера - училась в профессионально-техническом лицее села Улкен Кокпектинского района. Настя представляла себе, как через пару лет из детдома выйдет ее брат, они найдут работу и переедут в квартиру бабушки...

Но первый шаг во взрослую жизнь обернулся для сироты недетскими проблемами.

- Дверь бабушкиной квартиры открыла чужая женщина. Я представилась, сказала, что являюсь хозяйкой, - вспоминает Настя. - Незнакомка ответила, что в помещение не впустит, пока не принесу документы на квартиру. И захлопнула дверь.

Настя не собиралась сдаваться.

- Я поселилась у детдомовских ребят, которые снимали угол, - продолжает девушка. - Обратилась в департамент юстиции. Там мне сказали, что право собственности на квартиру за мной не закреплено. Это должны были сделать мои опекуны.

Настя поинтересовалась, что же ей теперь делать.

“Ищи адвоката”, - ответили ей.

- За квартирой опекуны недоглядели, - рассказывает юрист Николай ГАЛЯПИН, представляющий интересы девушки. - Они не позаботились и о том, чтобы ей выдали диплом об окончании профтехучилища. Теперь она и на работу не может устроиться, хотя, если судить по документам, Настя “обеспечена работой и жилплощадью”.

Выяснить, как в Настиной квартире появились незваные жильцы, удалось быстро.

- Когда дом отключили от отопления и люди стали разъезжаться, Борис ГРЕЧАНОВ, занимавший тогда должность председателя КСК, начал обзванивать их и предлагал вернуться, чтобы воду пустить, - пояснил нынешний руководитель кооператива “Карабах” Иван ЛАРИОНОВ. - Но нашел не всех. И тогда предложил другим людям заселиться в пустующее жилье. При этом предупредил: жить в квартирах они смогут до тех пор, пока не появятся законные владельцы. Об этом была уведомлена и семья Галины ТРОФИМОВОЙ, расположившаяся в квартире Настиной бабушки.

Однако сейчас квартирантка не собирается выселяться. И наотрез отказывается общаться с адвокатом Насти.

- Я даже не знаю, как ей вручить повестку в суд. В прошлый раз на меня семейство с кулаками набросилось, - сетует Николай Галяпин. - Пробовал связаться с Борисом Гречановым, но и он не желает разговаривать по этому делу. Теперь он большой человек - депутат городского маслихата.

По словам адвоката, может понадобиться не один месяц, чтобы доказать правоту Насти.

- Понимаете, виновной во всех грехах решили выставить саму девочку, - рассказывает Николай Галяпин. - Председатель опекун­ского совета Марзия ШЕРУБАЕВА в моем присутствии задавала Насте весьма странные вопросы: знала ли она свою бабушку, была ли в ее квартире, почему воспитателям не напоминала, что нужно за жилищем присмотреть? Зачем же тогда нужны такие опекуны?

А Настя, кстати, судьбой квартиры интересовалась не раз.

- Я спрашивала у работников детдома и представителей органов опеки, что с бабушкиной квартирой, смогу ли я в нее попасть? - рассказывает она. - Меня заверяли, что квартира цела и я вселюсь в нее после выхода из детдома...

- Почему мы должны ей помогать? - искренне недоумевает заведующая сектором опеки и попечительства отдела образования Усть-Каменогорска Марзия Шерубаева. - Девочка совершеннолетняя. Пусть по закону отстаивает свои интересы. Только суд решит, чья это квартира. Я считаю, никакой вины органов опеки нет.

- Сейчас дело Насти находится в суде. Говорить о каких-то результатах пока рано, - считает пресс-секретарь прокуратуры Усть-Каменогорска Назым КАПЕЗОВА. - Да и усмотреть вину опекунского совета в этой истории будет трудно.

Между тем из отдела образования нам прислали бумагу (стиль, орфография и пунктуация сохранены): “Данная квартира сохранилась (не продали, не обменяли), только благодаря органу опеки и попечительства, который еще в 1998 году запретил совершать с ней какие-либо сделки. После смерти матери Анастасии, администрация ГУ профессионально-технического лицея № 12 Кокпектинского района, как законные представители несовершеннолетней, должны и обязаны были вступить в права наследования на часть данной квартиры. Судебная заседания назначена на 26 августа 2010 года”.

А девушка-инвалид осталась фактически одна в большом городе. Участие в ее судьбе принимают лишь такие же сироты, как и она сама.

25.08.2010

Евгений ФОМИНЫХ, www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.