Прапорщик жжёт

Вчера в Алматы прапорщик Айнур СУРАПБЕРГЕНОВА устроила предупреждающую акцию: в знак протеста военнослужащая спалила специально изготовленный картонный домик, а в случае насильственного выселения пообещала поджечь и себя, и ребенка.

Вчера в Алматы прапорщик Айнур СУРАПБЕРГЕНОВА устроила предупреждающую акцию: в знак протеста военнослужащая спалила специально изготовленный картонный домик, а в случае насильственного выселения пообещала поджечь и себя, и ребенка. Женщина считает, что её и десятилетнюю дочь лишают однокомнатной квартиры в общежитии воинской части №0111 незаконно.

Айнур Сурапбергенова отслужила в Национальной гвардии с 1992 по 2002 год: работала в технической части писарем, делопроизводителем, бухгалтером продовольственной службы, комендантом. В 1998 году ей выделили ту самую квартиру в общаге, а спустя год она ушла в декретный отпуск, во время которого руководство трижды переводило ее с должности на должность. Спустя три года Айнур вышла на работу и с удивлением узнала, что числится... концертмейстером!

У меня нет музыкального образования, - говорит прапорщик Сурапбергенова. - На этом основании начальство отказалось заключать со мной новый контракт и вскоре уволило. А позднее у меня стали отбирать квартиру.

Но Айнур не собиралась сдаваться. Сначала она подала иск в суд о незаконном увольнении. А когда проиграла процесс, во всех инстанциях, вплоть до Верховного суда, стала отстаивать свое право на жилье.

- По закону я имею право на приватизацию этой квартиры, так как отслужила в Национальной гвардии десять лет, - говорит Айнур. - Однако стать собственником жилья так и не смогла. Потому что в момент моего заселения это общежитие было “семейного типа” и подлежало приватизации. Но несколько лет назад его переквалифицировали в общежитие “коечного типа”, а такое жилье приватизировать нельзя.

Новые судебные баталии тоже не принесли Сурапбергеновой успеха. Слуги Фемиды признали правоту за руководством Национальной гвардии и предписали ей покинуть жилище. К слову, в ее квартиру уже формально заселили другого военнослужащего. Однако Айнур с дочерью продолжают там жить.

- Мне некуда идти - я мать-одиночка, денег больших нет, работаю сейчас в военкомате, - плачет прапорщик Сурапбергенова. - Судисполнители уже несколько раз приходили и требоваpraporshik_2.jpgли убраться вон. Живем как на пороховой бочке. Дочка боится каждого шороха, чуть что - ревет. Но наши судьи вообще не учли интересов ребенка. Я ходатайствовала о вызове на процессы представителей органов опеки и защиты детей, а мне отказали. Получается, руководству гвардии и судьям наплевать на судьбу ребенка?

В минувший четверг Айнур Сурапбергеновой вновь звонил судисполнитель и дал срок выселиться до выходных. Отчаявшаяся женщина созвала журналистов и открыто обратилась к Генеральному прокурору и председателю Верховного суда с просьбой о помощи и содействии - на них только надежда и осталась.

- Я не нарушала никаких законов, не пойму - за что меня с дочкой выбрасывают на улицу? - сокрушалась Айнур, обливая картонный домик бензином и поджигая его. - Мы сами никуда не уйдем из нашего дома. Или нас вынесут вперед ногами. Я просто сожгу и себя, и дочь!

04.09.2010

Ирина МОСКОВКА, www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.