Право на доступ

Право на доступ к информации — одно из фундаментальных прав человека, от которого во многом зависит эффективная реализация других прав. Это право гарантировано Всеобщей Декларацией прав человека и Международным Пактом о гражданских и политических правах.

к информации — одно из фундаментальных прав человека, от которого во многом зависит эффективная реализация других прав. Это право гарантировано Всеобщей Декларацией прав человека и Международным Пактом о гражданских и политических правах. Для журналистов доступ к информации — это ещё и возможность полноценно выполнять свою работу, то есть обеспечивать общество полными, объективными и достоверными сведениями о разных сторонах жизни. О беспрепятственном доступе представителей СМИ к информации, в частности связанной с отправлением правосудия, шла речь на недавно прошедшем в Караганде «круглом столе» «Международный опыт доступа журналистов к судебной информации». Он был организован в рамках реализации проекта «Правовая азбука журналиста» общественным фондом «MEDIALIFE» при поддержке представительства Фонда имени Фридриха Эберта в Казахстане. В числе участников был эксперт из Германии Герд Велинг, который поделился с карагандинскими журналистами германским опытом взаимодействия органов юстиции со средствами массовой информации.

Надо сказать, Казахстан в этой сфере отнюдь не позади планеты всей, по крайней мере, в части законодательного закрепления норм. Гласность судебного разбирательства гарантируется как гражданским процессуальным, так и уголовно-процессуальным законодательством.

Так, согласно статье 19 ГПК, разбирательство гражданских дел во всех судебных инстанциях происходит открыто. Участвующие лица и присутствующие граждане (в том числе журналисты) имеют право фиксировать ход процесса письменно или с использованием аудиозаписи. Кино- и фотосъёмка, видеозапись, прямая радио- и телетрансляция допускаются по разрешению суда с учётом мнения участвующих в деле лиц. О разбирательстве дела в закрытом судебном заседании суд должен вынести мотивированное определение. Основаниями для такого определения могут быть сведения, являющиеся государственными секретами, либо необходимость обеспечить тайну усыновления, личную, семейную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну и т.п.

Открытость разбирательств уголовных дел закреплена статьёй 29 УПК РК. В отличие от гражданского судопроизводства, звукозапись в уголовном процессе тоже должна проводиться с согласия участников процесса и с разрешения судьи. В той же статье приводится перечень обстоятельств, по которым суд может вынести мотивированное постановление о проведении закрытого процесса.

Таким образом, по закону, любой гражданин (и журналист) имеет право на свободный доступ в зал открытого судебного заседания, а также право на доступ к конкретным судебным решениям. Нарушения судьями принципа гласности судопроизводства, согласно постановлению Верховного суда РК, могут привести к тому, что само производство может быть признано недействительным, с отменой вынесенного решения. В настоящее время Верховный суд Казахстана, областные суды, а в Карагандинской области и все районные суды имеют собственные сайты, на которых помимо вакансий, списков судей размещаются списки рассматриваемых дел, графики слушаний, результаты рассмотрения, вплоть до фамилии судьи и номера зала.

Однако на практике казахстанские журналисты нередко сталкиваются с ограничениями своих гражданских и профессиональных прав: то судья не разрешает снимать, потому что у неё «плохая прическа», то на освещение процесса нужно получить визу председателя суда. Бывают случаи, когда представителей прессы просто не пускают в здание суда под любым предлогом. В итоге журналист волей-неволей искажает факты или выдаёт поверхностный материал. А недавно в здании суда Алмалинского района Алматы стражи порядка задержали нескольких журналистов и без объяснений причин доставили в РУВД, где с каждого взяли объяснительную, сняли у всех отпечатки пальцев и сфотографировали, после чего отпустили. В результате подобных инцидентов между судейским корпусом и СМИ возникает настороженность и даже вспыхивают конфликты.

К примеру, присутствовавшие на «круглом столе» представители казахстанской Фемиды говорили о случаях некорректных или предвзятых публикаций в отношении судей и вынесенных ими решений. Понятно, что такие случаи должны становиться предметом внимания в первую очередь самих журналистов — профессиональных сообществ, советов по этике и т.д., которые есть в каждом цивилизованном государстве. Вот и в Карагандинской области благодаря усилиям ОФ «MEDIALIFE» создан первый в Казахстане совет по этике журналиста. Он в досудебном порядке разрешает претензии к СМИ, которые закрепили у себя в редакциях этические нормы журналистики (газета «Недвижимость» входит в их число), такие как объективность, точность и правдивость в освещении событий, социальная ответственность, профессиональная честность, уважение частной жизни и человеческого достоинства, соблюдение презумпции невиновности и другие. Именно в том, чтобы СМИ добровольно, а не по указанию «сверху» соблюдали этические нормы, и заключается идея их саморегуляции, которую уже на протяжении трёх лет «MEDIALIFE» воплощает в жизнь. Это позволит улучшить качество журналистских публикаций, снизить количество претензий к ним, повысить репутацию масс-медиа в обществе.

С другой стороны, только прозрачность деятельности судов может быть гарантией соблюдения всех гражданских и человеческих прав участников процесса и формирования положительного имиджа правосудия в глазах общества. Именно на это нацелено принятие Верховным судом РК двух нормативных постановлений о соблюдении принципа гласности судебного разбирательства. Именно на это направлены усилия общественности по налаживанию между судами и СМИ конструктивного диалога. Одним из примеров такого диалога и стал упомянутый «круглый стол». И справедливости ради надо отметить, что благодаря предпринимаемым усилиям случаев немотивированных запретов для журналистов в освещении судебных процессов в республике становится меньше.

А как у них?

Чем же для нас может быть ценен опыт Германии? Прежде всего, отношением к журналистам и… к законам. Об этом рассказал Герд Велинг (на фото) — доктор юридических наук, эксперт Фонда им. Ф.Эберта, председатель коллегии административных судов Гамбурга, человек, много лет проработавший в сфере правовой политики государства и в органах юстиции — прокурором, адвокатом и 25 лет судьёй.

По его словам, структура германского общества такова, что суды не подчиняются власти, это абсолютно независимая структура. Больше того, органы юстиции призваны контролировать власть. Никто не имеет права вмешиваться в деятельность судов. Однако и она находится под неусыпным оком общественности в лице журналистов. Представитель СМИ — это особая фигура, которая выступает между государством и общественностью. Он имеет право на доступ к любой информации, за исключением государственных тайн. Свободное распространение информации путем масс-медиа имеет основополагающее значение для современного демократического общества. Поэтому недопуск журналиста на судебный процесс в Германии — это нонсенс, который может привести к отставке министра внутренних дел и даже канцлера.

Более того, органы юстиции должны выполнять не пассивную роль в общении с прессой, а активно с ней сотрудничать, проявлять инициативу в предоставлении информации, чтобы общественность, каждый гражданин были осведомлены обо всём, что происходит в государстве. Все суды в этой стране имеют пресс-службу, которая регулярно публикует в открытых источниках информацию о предстоящих процессах, чтобы любой желающий мог прийти на заседание. В каждом популярном издании есть рубрика, посвященная работе органов юстиции.

И второй момент, о котором сказал гость, — в Германии соблюдение Конституции и законов не дискутируется. Это реальность, которая работает. На вопрос о том, является ли причиной чёткого исполнения законов известная немецкая педантичность или высокая гражданская ответственность, г-н Велинг ответил:

— В нашем тёмном прошлом у нас уже была такая Конституция, которая позволила диктатору прийти к власти. И вся страна была втянута в грязную игру и предстала перед мировым сообществом в свете, очень для нас невыгодном. Исходя из нашего печального опыта было принято решение, когда будет писаться следующая Конституция, чтобы в ней не было ничего такого, никакой зацепки для того, чтобы следующий диктатор смог прийти к власти и злоупотребить ею в свою пользу. И мы создали Конституцию, которая не допускает в отношении какого-либо лица абсолютную власть. Чтобы у нас больше никогда не было такого печального исторического опыта.

Выгодный «бизнес»

У проблемы взаимоотношений четвёртой ветви власти с судебной есть ещё один аспект — иски к представителям прессы.

Отвечая на вопрос одного из участников семинара, Герд Велинг подчеркнул, что в Германии нет уголовной ответственности для журналистов, чем вызвал одобрительное изумление у присутствующих. Еще бы — казахстанское медийное сообщество уже несколько лет добивается декриминализации клеветы и оскорбления, за которые в ст.129 и 130 Уголовного Кодекса РК предусмотрено уголовное наказание вплоть до лишения свободы. В Германии журналист, на которого подали в суд, в случае доказанности обвинений рискует не свободой, а только выплатой материального ущерба и морального вреда.

Желая продолжить эту злободневную для нашего общества тему, мы в личной беседе задали представителю германской юстиции ещё один вопрос. Поясним, в последние годы в Казахстане появился особый вид «бизнеса» — судебные иски к СМИ. Как показывает статистика, их количество растёт год от года. И причина кроется не только в низком профессионализме отдельных журналистов, которые «ради красного словца» забывают об объективности или уважении частной жизни и человеческого достоинства, но и в том, что в нашей стране критерии взыскания морального вреда размыты, его размер остаётся на усмотрение судьи, а заявленные суммы ничем не ограничены. Можно «выкатить» иск на миллион, триллион, квадриллион тенге, заплатив при этом пошлину в размере… всего 0,5 МРП — порядка 700 тенге. Согласитесь, это даёт широкий простор не только для тех, кто хочет поправить своё материальное положение, но и для желающих прикрыть неугодное СМИ, попросту разорив его.

В европейской практике всё обстоит иначе. К примеру, в Болгарии при подаче в суд на издание надо уплатить 4% от суммы иска, что значительно умеряет аппетиты истцов. А как с этим обстоит дело в вашей стране? — спросили мы у Герда Велинга.

В Германии, ответил наш эксперт, суммы морального вреда на все случаи жизни четко прописаны в законодательстве. Если истец выдвигает завышенные требования, он рискует тем, что для него могут значительно вырасти судебные издержки. Это уменьшает количество неоправданных материальных претензий к СМИ.

По словам ещё одного гостя из Германии — профессора, доктора политических наук, проект-координатора Фонда им. Ф.Эберта по странам Центральной Азии и Казахстану, политолога, публициста Вульфа Лапинса, журналисты в этой стране отнюдь не являются закадычными друзьями чиновников и политиков. Однако все понимают, что демократическое общество невозможно без независимых СМИ.

09.09.2010

Татьяна МЕЛЬНИЧЕНКО, www.kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.