Системный кризис или кризис системы?

Две точки зрения на природу инфляции, или Почему в Казахстане растут цены абсолютно на все. Принятая Национальным статистическим агентством корзина товаров и услуг не содержит одну из главных статей расходов домашних хозяйств – затраты на содержание жилья.

Две точки зрения на природу инфляции, или Почему в Казахстане растут цены абсолютно на все.

Принятая Национальным статистическим агентством корзина товаров и услуг не содержит одну из главных статей расходов домашних хозяйств – затраты на содержание жилья. Хотя известно, что жилье наравне с продуктами питания является одним из необходимых условий жизнеобеспечения людей. Исключение этой статьи расходов ведет, с одной стороны, к победе над инфляцией чисто статистическими методами вместо выработки эффективной политики сдерживания цен, а с другой – искусственно снижается стоимость прожиточного минимума и, следовательно, занижается черта бедности.

В структуре расходов домашних хозяйств в развитых странах затраты на жилье составляют более 25% всех расходов. Они включают в себя арендную плату, расходы по текущему и капитальному ремонту жилья, а также расходы на оплату коммунальных услуг, электро- и теплоэнергию. В Казахстане из расходной части семейного бюджета исключены затраты на приобретение, аренду и обслуживание жилья, которые составляют значительную часть расходов населения.

Стоимость жилья в Казахстане выросла практически в два раза, причем как на рынке первичного жилья, так и вторичного жилья. Если учесть, что в прошлом году было введено 6,2 млн кв. метров жилья, то дополнительные расходы населения на приобретение жилья составили не менее 90-120 млрд тенге. Объем рынка вторичного жилья, по нашей оценке, сопоставим с объемом рынка первичного жилья, поэтому общий рост цен в этом сегменте также можно оценить на уровне 90-120 млрд тенге.

Рынок арендного жилья практически полностью относится к сектору неформальной экономики, его оценка затруднена, но, по нашему мнению, рост затрат на аренду жилья не меньше, чем 10-20 млрд тенге. В этой связи прирост расходов на приобретение и аренду жилья в целом колеблется от 200 до 250 млрд тенге, что сопоставимо с приростом объемов розничного товарооборота и других платных услуг населению (без учета коммунальных платежей и расходов на образование, здравоохранение и отдых).

С учетом этого можно предполагать, что реальная инфляция в Казахстане составляет не менее 18-20%, а с учетом существенного роста цен на продукты питания эта оценка может оказаться заниженной.

Рост цен или инфляция?

Правительственная точка зрения на природу казахстанской инфляции состоит в том, что инфляция – это денежный феномен и имеет сугубо монетарные причины. В этой связи правительство борется с инфляцией преимущественно монетарными методами – сдерживанием роста денежной массы. С этой целью практически все доходы от сырьевого сектора казахстанской экономики накапливаются в Национальном фонде, т.к. считается, что их использование приведет к неконтролируемому росту инфляции и пресловутой «голландской болезни».

Вторая точка зрения состоит в том, что в качестве главной причины инфляции рассматривается рост издержек производства, в первую очередь рост цен и тарифов на услуги «естественных» монополистов. Этот рост вызван объективными причинами – устаревшими основными производственными фондами, износ которых в ряде отраслей приближается к критическому значению. Так, износ тепловых сетей превышает 50%, электросетей – около 50%, генерирующих мощностей – от 30 до 60%.

Рост цен может быть вызван различными причинами. Например, изменением предпочтений потребителей, которые будут ориентироваться на новые товары или услуги. Их дефицит на первых порах может привести к росту цен. Цены могут вырасти в связи с ростом потребления отдельных товаров при увеличении платежеспособного спроса, когда их производство отстает от роста потребности. Такая ситуация сложилась, например, в жилищном строительстве, когда ипотечные кредиты резко увеличили платежеспособный спрос, а жилищное строительство не отреагировало на это.

В этой связи, вероятно, следует четко различать рост цен, который вызван избыточной эмиссией денег, и рост цен, обусловленный качественными изменениями в структуре потребления. Поэтому нужна методика выделения инфляционной и ценовой составляющей для выработки механизма регулирования процессом ценообразования.

При такой постановке задачи автоматически решается и проблема использования средств Национального фонда, которые могут и должны быть инвестированы в развитие реального сектора экономики. В частности, инвестирование средств Национального фонда при посредничестве коммерческих банков могло бы решить одновременно две проблемы.

Во-первых, существенно ограничить внешние заимствования банков второго уровня. Во-вторых, это может существенно удешевить банковские кредиты для реального сектора экономики. Здесь возможно предоставление средств из Национального фонда банкам второго уровня по дифференцированным процентам. Часть кредитов, направляемых на инвестирование проектов, может предоставляться по низким процентам. Кредиты, направляемые на финансирование торговых операций – по более высоким процентам.

Очевидно, что бороться с ростом цен, который не обусловлен избыточной эмиссией денег, монетарными методами бесполезно. Поэтому основным препятствием решения этой проблемы является макроэкономическая политика, которая не соответствует качественным изменениям казахстанской экономики.

Почему растут цены?

Суммируя все обоснования, которые приводят поставщики электро- и теплоэнергии, холодной и горячей воды, можно выделить следующие причины, которые являются общими для всех регионов республики:

* Выросли затраты на горюче-смазочные материалы, запасные части, техническое обслуживание.

* Рост цен на топливно-энергетические ресурсы.

* Необходимость проведения текущего и капитального ремонта в связи с изношенностью систем водо- и теплоснабжения. Недостаточность амортизационных отчислений на проведение текущего ремонта, не говоря о капитальном ремонте и, тем более, новом строительстве.

* Физическая изношенность инженерно-технических коммуникаций и дефицит энергетических мощностей.

* Отсутствие инвестиций на развитие систем энерго- и водоснабжения, строительство энергетических и коммунальных объектов.

* Необходимость повышения заработной платы работникам коммунальной сферы.

В чем сходятся естественные монополии и регулирующие их деятельность органы, так это в том, что рост тарифов на коммунальные услуги неизбежен. Расхождения только в процентах роста тарифов. Монополисты запрашивают «про запас», а их заявки удовлетворяются в несколько меньшей степени. «Нельзя говорить о высоком тарифе, исходя из того, что у пенсионеров и бюджетников невысокий доход. Если определять ставки, ориентируясь на размеры пенсий, мы можем просто потерять объекты жизнеобеспечения».

При такой тарифной политике, которая ориентирована на обеспечение безубыточности работы жилищно-коммунального хозяйства, о реализации стратегической цели повышения уровня и качества жизни населения страны можно забыть. В первую очередь это скажется на уровне жизни работников бюджетной сферы и пенсионеров, уязвимых слоев населения. Оказание им адресной социальной поддержки не имеет смысла, т.к. из опыта Швеции следует, что если около 30% населения нуждаются в адресной поддержке, то из-за больших административных издержек дешевле эту льготу распространить на все население.

Это в полной мере проявилось после выборов в Мажилис парламента. Практически во всех регионах страны увеличены цены и тарифы на коммунальные услуги. Причем рост тарифов на электроэнергию предусматривается до 2010 года, значительно увеличивается абонентская плата за стационарные телефоны в городской и сельской местности. По уже сложившейся традиции в Казахстане два раза в год происходит повышение цен на горюче-смазочные материалы – во время посевной и во время уборки.

Однако рост цен на хлеб и другие продукты питания в условиях рекордного урожая оказался неожиданным как для правительства, так и для населения страны в целом и вызвал общественный шок. В этой связи реальность предвыборных обещаний правящей партии «Нур Отан» по решению комплекса конкретных задач, направленных на улучшение жизни каждого казахстанца, вызывает сомнение.

Причины скачка цен на зерно и хлеб

К настоящему времени сложилась доминирующая версия, которая объясняет причины резкого роста цен на хлеб. Вкратце ее можно свести к следующим аргументам.

В ряде крупнейших стран – производителей пшеницы недород. По данным Международного совета по зерну, в 2007 сельскохозяйственном году собрано 1568 млн тонн зерна против 1602 млн тонн в 2006 году. Мировые запасы зерна сократились с 315 до 259 млн тонн. Особенно резко сократились переходящие запасы зерна – до 242 млн тонн, а пшеницы – до 111 млн тонн. В результате неурожая в Канаде на 20%, снижения прогнозов на Украине и Австралии, в ряде стран ЕС, цена продовольственного зерна возросла до $300 за тонну.

Есть еще одна причина роста цен на зерно – это развитие биоэнергетики. С развитием производства биоэтанола в условиях высоких цен на нефть, биоэнергетика становится крупным потребителем зерна. В этом случае можно предполагать, что сохранение высоких цен на зерно – это долговременная тенденция.

Вместе с тем можно предположить, что высокие цены на зерно спровоцированы сторонниками внедрения генномодифицированных продуктов. В результате зеленой революции урожайность зерновых практически подошла к своему верхнему пределу. Повышение урожайности культур возможно только с применением генных технологий. Но во всем мире применение пищевых продуктов – ГМП находится под запретом. В этой связи инициирование зернового кризиса открывает дорогу этим технологиям, а сама кампания по поводу дефицита зерна, хотя зерновой баланс в целом представляется надежным, напоминает эпопею с «озоновой дырой», когда из мирового рынка было вытеснено холодильное оборудование с использованием фреона.

Рекордный урожай зерновых в Казахстане – на уровне 19-20 млн тонн позволяет экспортировать без нарушения продовольственной безопасности страны до 9 млн тонн. По мнению правительства, внутренние цены, естественно, подтягиваются к мировым, т.к. наши производители зерна не хотят лишаться дополнительной прибыли, которую они могут получить при экспорте пшеницы.

Существенный рост цен на хлеб производители объясняют повышением цен на зерно и муку. Основным лейтмотивом хлебопеков является тезис: «Хлеб перестал быть социально значимым продуктом», а «ажиотаж вокруг новой цены скоро уляжется, все о ней забудут. Тем более что резкого подорожания не было и нет… Рост внутренних цен, их подравнивание под мировые – неизбежный процесс. Рынок есть рынок».

Для стабилизации зернового рынка правительством предусматривается осуществить закуп пшеницы по более высоким ценам – до $200 за тонну, создание стабилизационных фондов зерна не только в рамках Продкорпорации, но и в каждой области. При этом неясно, зачем тогда нужна Продкорпорация, целью деятельности которой является стабилизация цен на сельхозпродукты на территории всей республики.

Складывается впечатление, что правительство только в связи с кризисом выяснило, что разница между ценами сельхозпроизводителей и розничными ценами на сельхозпродукты составляет от 50 до 100 и более процентов, и теперь привлекает силовые органы для ограничения деятельности перекупщиков.

Непосредственно же для социально уязвимых слоев населения разрабатывается уже привычный механизм компенсации роста цен на хлеб и другие продукты. Но окажутся ли эти меры действенными, неизвестно, как неизвестно, что будут делать люди, которые не попали под эту категорию, но находятся у самой границы.

Возможные меры по регулированию цен

Регулирование цен в стране должно исходить из позиции создания условий для устойчивого развития национальной экономики и улучшения жизни населения страны. В этой связи приматом экономической политики должно быть достижение этой цели, а не извлечение прибыли отдельными хозяйствующими субъектами. Поэтому ошибочной является сама политика, которая предполагает безубыточность хозяйственной деятельности всех хозяйствующих субъектов.

Современная экономика любого государства представляет собой два сектора: рыночное хозяйство, которое представлено частным сектором экономики, и государственно-административное хозяйство, которое представляет государственный сектор и может работать и не по рыночным законам.

В этой связи национальная экономика – это смешанная экономика. Если главной целью рыночного сектора является извлечение прибыли, то государственного «нерыночного» сектора – обеспечение условий для нормального функционирования всей национальной экономики и условий жизнедеятельности всего населения. В соответствии с этим государственный сектор экономики должен производить те товары и услуги, которые жизненно необходимы для страны при заведомом превышении «цены предложения» над «ценой спроса». Общий мультипликативный эффект должен перекрыть те убытки, которые получат хозяйствующие субъекты государственного сектора.

В качестве критерия деятельности можно использовать критерий снижения затрат на производство товаров и услуг. В этом случае конечной целью работы таких предприятий становится не получение прибыли, в том числе и за счет повышения цен, чтобы выйти на уровень безубыточности, а снижение затрат. К этому показателю можно было бы привязать и рост заработной платы, премии и другие виды материального поощрения работников.

В соответствии с таким подходом в сферу государственно-административного хозяйства должны быть включены предприятия и организации жилищно-коммунального хозяйства, энергетики, железнодорожного транспорта, связи. В этих отраслях цены и тарифы на услуги должны устанавливаться государством, а их развитие – финансироваться из бюджета страны.

Возвращение объектов жилищно-коммунального хозяйства в собственность государства и местных органов решит и проблему инвестирования систем жизнеобеспечения населенных пунктов, снимет остроту постоянного роста цен и тарифов на коммунальные услуги, электроэнергию и тепло. С нашей точки зрения, основной целью должна быть не стабилизация роста тарифов, а стабилизация самих тарифов. А это возможно только при изменении самой экономической политики и уяснении роли государственного сектора в смешанной экономике, которую мы строим.

Неотложной мерой является установление предельных цен на стратегические товары и услуги в региональном разрезе. Не секрет, что цены на многие товары растут из-за множества посредников, которые «накручивают» свои цены. Так, розничные цены на сельскохозяйственные продукты и цены производителей отличаются почти в два раза.

В этой связи на основе рационализации системы поставок и реализации путем устранения лишних звеньев можно рассчитать предельную розничную цену с учетом средней нормы прибыли. Если число посредников будет больше, то, соответственно, будут снижаться прибыли посредников. Поэтому со временем снабженческая сеть сама оптимизируется.

Элиминирование влияния мировых цен

Колебания цен на продовольственные и сырьевые товары оказывает сильное влияние на маленькие экономики. Рост мировых цен на них приводит, как правило, к быстрому росту общего уровня цен, независимо от того, является эта страна экспортером или импортером. Снижение мировых цен слабо сказывается на общем уровне цен, рост которых просто несколько замедляется, но снижения цен не происходит, т.к. доминирующей тенденцией является общее повышение цен.

В этой связи важно предотвратить рост цен на экспортные товары внутри страны-экспортера, чтобы предотвратить повышение внутренних цен. Не секрет, что структура и уровень внутренних цен не может и не должна соответствовать структуре и уровню мировых цен. Нам представляется, что возможны два механизма регулирования цен на такие товары.

Первый механизм – введение налога на сверхприбыль, полученную за счет роста экспортных цен, по аналогии с налогом на сверхприбыль при экспорте нефти. Этот налог в сочетании с гибкой системой экспертных пошлин может сдержать рост внутренних цен на зерно. Введение лицензирования экспорта зерна и дополнительных требований к экспортерам не даст реальных результатов, т.к. создает почву для коррупции. Кроме того, лицензирование экспорта зерна дает преимущества нашим зерновым магнатам, которые располагают значительными объемами товарного зерна, могут подождать, пока не стабилизируется ситуация внутри страны.

Второй механизм – радикальный – это восстановление государственной монополии на экспорт зерна и других стратегических товаров. В этом случае Продовольственная корпорация должна осуществлять экспортные операции со всем казахстанским зерном на экспорт. Закупочные цены должны устанавливаться на уровне, обеспечивающем сложившуюся рентабельность производства. В определении уровня закупочных цен должны принимать участие сами производители и государственные органы. В случае неурожая или низких мировых цен Продкорпорация осуществляет закуп зерна по принятой в результате соглашения цене. В случае существенного роста мировых цен, дополнительная прибыль может направляться в фонд развития сельского хозяйства, а также частично на дополнительную оплату за поставку зерна в Продкорпорацию.

К настоящему времени в мировой экономике действуют крупные ТНК, которые по своей мощи превосходят многие страны. В этой связи складывается новая конфигурация мировых игроков. Государственная монополия на экспорт стратегических товаров, с нашей точки зрения, является единственным способом сохранения национального суверенитета в условиях глобализации.

Противоречит ли это требованиям ВТО, остается открытым вопросом, т.к. государство может экспортировать продукцию по сложившимся мировым ценам, как и обычные компании, предоставляя одновременно возможность импортерам торговать своей продукцией по ценам, которые установились внутри страны.

В этой связи можно отметить, что, несмотря на заверения правительства в стабильности, наблюдается ярко выраженный кризис модели экономической политики. Выход из ситуации только один – смена приоритетов макроэкономической политики, в частности в сторону усиления роли государства в управлении экономическим развитием.

09.11.2007

Канат БЕРЕНТАЕВ, www.respublika.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.