Дела семейные: как супруги квартиру делили

Подав кассационную жалобу на решение суда, Антон Нурметов в одночасье стал…бомжем, человеком уже без определённого места жительства. Хотя ещё вчера это место было вполне определённым. Воистину неисповедимы пути судейские. Впрочем, как и пути семейные…

Пресловутая семейная лодка всегда может дать течь, а то и разбиться о подводные рифы непростых супружеских отношений. Во втором случае неминуем развод, а вместе с ним довольно неприятная процедура раздела имущества. Чтобы избежать её, Антон поступает вполне по-мужски. За два месяца до уже решённого расставания с супругой Юлей они подписывают соглашение, согласно которому квартира будет принадлежать бывшей жене, а ему останется земельный участок на окраине города. И все бы ничего, но квартира – ипотечная, а соответственно в залоге у банка, вплоть до погашения долга. Этот долг, что вполне логично, также переходит отныне к бывшей супруге, о чем банк ставится в известность, но та не торопится его выплачивать, живёт же совершенно в другом месте. Чтобы не испортить кредитную историю, Антон из собственных средств погашает кредит…

Все описанные выше события происходят, конечно, не так быстро, как мы тут схематично нарисовали, а на протяжении трёх лет. И, казалось бы, история канула в Лету, все успокоились, как вдруг статус-кво нарушает Алмалин-ский суд, куда свой иск подает Юля и требует дать ход некогда подписанному соглашению и предоставить-таки ей квартиру. Антон, в свою очередь, обращается в тот же суд с встречным иском, где просит признать соглашение недействительным, опять же следуя формальной логике: мол, если я выплачивал кредит своими деньгами, не будучи в браке, значит, квартира уже не может считаться совместно нажитым имуществом. Во-вторых, оказалось, что их соглашение с бывшей женой противоречит нормам законодательства и является недействительным. Однако у судейских своя логика, которую мы ни в коем случае не подвергаем сомнению, поскольку она опирается на законы, но с ней практически не согласились члены кассационной коллегии Алматинского городского суда. Но об этом чуть позже.

Итак, Алмалинский районный суд делит злополучную квартиру на две равные части – поровну бывшим супругам, а городской суд, куда Юля подает апелляцию, практически оставляет это решение без изменения. Чтобы не запутать читателя окончательно, мы опускаем здесь подробности споров по поводу денег и земельного участка. Опускаем для того, чтобы поскорее добраться до того печального момента, когда Антон становится бомжем.

– Поймите меня правильно, – говорит Антон. – Я же не отказываю бывшей жене в её законных правах. В конце концов 12 лет совместной жизни, ребёнок! Только давайте поступать по справедливости. И если уж на то пошло, считать. Практически, пока мы жили вместе, то выплатили за жилье 40 процентов его стоимости. Это и есть  совместно нажитое имущество. Остальные 60 я платил, уже находясь в разводе. Разделим же 40 процентов пополам, и вся недолга! Примерно так я размышлял, подавая кассационную жалобу в городской суд. Разбежался! Через какое-то время судья Мусина объявляет мне решение: половина квартиры остаётся Юле! Но настоящий шок я испытал, когда спустя неделю получил на руки решение кассационной судебной коллегии: вся жилплощадь достаётся ей!

Слова, как известно, к делу не пришьёшь. Устное решение, по всей видимости, нигде не зафиксировано. Зато к делу можно пришить документ. Вот он: «Постановление кассационной судебной коллегии» от 8 ноября 2010 года. Нет необходимости цитировать все его 10 страниц. Приведём лишь один абзац: «Обязать Нурметова Антона Мирославовича передать Шиян Юлии Владимировне (нынешняя фамилия бывшей супруги. – Авт.) оригиналы правоустанавливающих документов на квартиру, расположенную по адресу…и подписать необходимые документы для регистрации права собственности на указанную квартиру на имя Шиян Юлии Владимировны». При этом в том же решении написано чёрным по белому: «В удовлетворении исковых требований   Шиян Ю.В. к Нурметову А.М. о выделении ей квартиры и оставлений за Нурметовым А.М. права собственности на земельный участок – отказать». Парадокс! В чем отказать, если ей передают всю квартиру?

Что печальнее всего, это кассационное решение в отличие от апелляционного вступает в силу с момента его оглашения. То есть не сегодня-завтра судебные исполнители могут появиться на пороге «нехорошей» квартиры и с полным на то основанием выселить из нее всех, кто там сегодня проживает: новую семью Антона, его мать да и ребенка от первого брака, который там тоже прописан.

– Вы знаете, – говорит Антон, – мне на протяжении всего процесса недвусмысленно намекали: мол, куда ты прёшь, твоя бывшая жена все равно выиграет. Морально я был готов потерять часть квартиры, но лишиться её вообще, такое даже в страшном сне не могло присниться. Понимаете, я подаю кассационную жалобу, а судьи вместо того, чтобы как-то улучшить предыдущее решение в мою пользу или, на крайний случай, оставить его без изменения, лишают меня квартиры!

На наш взгляд, налицо юридический казус, если не сказать больше. Как тут не вспомнить слова товарища Саахова: «Да здравствует наш суд, самый гуманный суд в мире!» Вот только гуманный к кому?

P.S. На момент сдачи газеты в типографию Антон Нурметов не получил на руки письменного разъяснения решения суда. Судья Мусина пыталась объяснить ему это решение на словах, но документа Антон так и не дождался. Ещё один парадокс?

13.12.2010

Женис КОРГАНОВ, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.