На карте – жизнь

Геофизики и сейсмологи встревожены безудержной застройкой Алматы. Там, где еще недавно строительные работы запрещались из соображений безопасности, сегодня возводятся здания высотой от двадцати до сорока этажей. Мало того что карта сейсмического районирования мегаполиса, пережившего в своей истории несколько разрушительных землетрясений, безнадежно устарела, так ведь и устаревшую застройщики напрочь игнорируют...

Геофизики и сейсмологи встревожены безудержной застройкой Алматы. Там, где еще недавно строительные работы запрещались из соображений безопасности, сегодня возводятся здания высотой от двадцати до сорока этажей. Мало того что карта сейсмического районирования мегаполиса, пережившего в своей истории несколько разрушительных землетрясений, безнадежно устарела, так ведь и устаревшую застройщики напрочь игнорируют...

- С точки зрения сейсмологии Алматы уникален, - говорит доктор наук Алкуат НУРМАГАМБЕТОВ (на снимке), геофизик и сейсмолог с 40-летним опытом научной работы. - Во-первых, у нас зона девятибалльной сейсмичности считается благоприятной для застройки.- ?!

- Где десять баллов, там строить вообще нельзя, - поясняет Нурмагамбетов. - Во-вторых, блоки, на которые наш город разделен тектоническими разломами, могут в любое время прийти в движение -даже при не очень сильном, 6-7 баллов, землетрясении. Мы забываем уроки истории. Строители говорят, что сейсмологи постоянно преувеличивают опасность, грозящую мегаполису. Но рано или поздно катастрофа повторится, поэтому мы обязаны сделать все для того, чтобы уменьшить уязвимость территории города. А для этого нужно прежде всего знать, где и с какой силой проявит себя землетрясение.

- Но ведь карта сейсмического районирования города существует?

- Двадцатилетней давности. Из года в год латают на ней какие-то дыры, но основа-то прежняя, безнадежно отставшая от изменившихся реалий. В советское время подобные карты пересматривались каждые 10-12 лет, ведь стихия постоянно вносит в научные расчеты свои коррективы. Тектонические разломы, обозначенные в свое время где-то более-менее обоснованно, а где-то условно, нуждаются в уточнении. Высотные здания, которые массовым порядком строятся в городе, создают неравномерную нагрузку на грунт...

- Вы говорите о зданиях в сорок с лишним этажей в районе проспекта Аль-Фараби?
- При сильной встряске грунт превращается в месиво, теряет свои несущие свойства - и здание валится набок. В Японии такое не раз бывало. Кроме того, высотные здания сами могут стать источником землетрясения - как, впрочем, любой крупный объект, построенный в ненадежном месте, либо интенсивная выработка подземных недр.  Наблюдаем же мы рост сейсмической активности там, где раньше не трясло - например, в регионах нефтедобычи.  Никогда не думали, что неподалеку от Жезказгана произойдет землетрясение - и на тебе: шесть баллов в 2004 году!

Имея на руках карту сейсмического районирования, не отвечающую современным реалиям, мы не знаем, насколько высок риск застройки тех или иных участков территории мегаполиса. Был правительственный запрет на строительство в зонах тектонических разломов и высокой сейсмоактивности. После 1995 года запрет сняли - тихо, ни с кем не согласовывая, - и сейчас все разломы застроены...

- А если обновленная карта покажет, что алматинские небоскребы понатыканы в самых опасных местах, что с ними делать?

- Это должны решать городские власти и архитекторы. Если есть возможность, пусть усилят конструкцию зданий до требуемого уровня. Нет такой возможности -значит, придется сносить. Но рисковать жизнью горожан, надеясь, что пронесет, - это, извините, граничит с преступлением.

- Уточним: наши разломы действительно не проявляют активности или просто не было наблюдений?

- Наблюдения ведутся, но объем их недостаточен. Так или иначе, данных о том, что разломы под Алматы генерируют сейсмоактивность, пока нет. Однако отмечено другое: очаги слабых землетрясений в последние годы постепенно перемещаются от южных границ города на север - значит, рано или поздно дойдут до разломов.  Опасность растет.

Грунты под городом очень слабые. На севере, в нынешнем Турксибском районе, при землетрясении 1911 года почву разорвало во многих местах. Сейчас этот район застроен не только одноэтажными домишками, и последствия удара стихии трудно себе представить.
 Да и в целом по городу очень изменился и состав грунтов, и уровень грунтовых вод. Взять пятиэтажный дом, где я живу. В подвале из-за ржавых труб постоянно бурлила вода, а переувлажненность меняет свойства грунта, он уже не тот, в расчете на который строили это здание. Плюс естественное старение самого дома. Так что уровень сейсмического воздействия однозначно изменится.

- Попробуем наложить схему тектонических разломов на карту города.
- Я раньше делал такие вещи, сейчас просто боюсь. За двадцать лет город разросся, уже сейчас он трещит по всем швам, но застройщики не хотят ничего знать. Им нужно только строить, строить, строить...

В Спитаке девятиэтажные дома сложились друг на друга, словно костяшки домино: люди кричат под обломками плит, а спасатели не могли подогнать поближе технику из-за завалов - настолько плотной там была застройка. У нас тоже сокращают расстояние между зданиями. Тряхнет как следует - получим второй Спитак.

- Насколько оправданна отечественная методика испытаний конструкции здания на сейсмо­стойкость с помощью вибромашины?

- Есть здесь спорный момент. На полигоне Душанбинского института сейсмологии и сейсмостойкого строительства я не раз видел точные копии объектов с отделкой “под ключ”. Землетрясение в 9 баллов там имитировалось взрывом мощного заряда, зарытого на определенной глубине. Есть разница между раскачкой сверху и ударом снизу, испытаниями “полуфабриката” и законченной постройки?

- А что мешает ученым разработать новую сейсмокарту?

- Ответ всегда один: средств нет. Такой богатейший город - и нет средств? Правительство себя обезопасило переездом из Алматы в Астану. Но куда деваться горожанам?

Казалось бы, акимат впервые за много лет проникся серьезностью проблемы, организовал конференцию, посвященную сейсмозащите города. Но, увы, от самого акимата на эту встречу никто не прибыл, поскольку в то же время премьер-министр Карим МАСИМОВ вызвал всех “на раздачу” по итогам разбирательства с застройкой предгорий. Ну поговорили мы, поспорили между собой, приняли резолюцию и разошлись...

P.S. Мы позвонили в НПЦ ГККП “СейсмоСтройЗащита”, чтобы выяснить, кто будет финансировать работы по уточнению карты сейсморайонирования Алматы. Как сообщил начальник юридического отдела преприятия Азамат БАЙКЕНОВ, вопрос о финансировании пока не решен, поскольку проекта нет как такового.

15.11.2007

Анатолий НИКОЛЬСКИЙ, www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.