Дом надежды

Три года длилась квартирная эпопея 22-летней актюбинской сироты Надежды ХМЕЛЕВСКОЙ, которая судилась из-за собственного жилья. Несколько лет назад родной брат девушки, выйдя из мест лишения свободы, продал общую квартиру. В это время Надя со старшей сестрой находились на попечении государства.

Три года длилась квартирная эпопея 22-летней актюбинской сироты Надежды ХМЕЛЕВСКОЙ, которая судилась из-за собственного жилья. Несколько лет назад родной брат девушки, выйдя из мест лишения свободы, продал общую квартиру. В это время Надя со старшей сестрой находились на попечении государства. Ситуация осложнилась тем, что новый владелец квартиры не желал признавать себя недобросовестным покупателем. Однако Фемида твердо заняла позицию сирот.

- Этой двери не было, вместо железной здесь стояла деревянная, с узорами. Дед ее сам вырезал. Это я точно помню, - замечает Надя.

Девушка тщетно пытается попасть в помещение. Звоним, стучимся - никто не отзывается. Значит, прежние хозяева, у которых Надя отсудила хоромы, еще не выселились.

Детство, проведенное в этом доме, Надя Хмелевская помнит отчетливо. Это было в начале

90-х прошлого столетия. Ей тогда было 10 лет. Всей семьей - с матерью, старшими сестрой и братом - она переехала из Узбекистана в Актюбинск к деду и бабушке. “Тогда распадался Союз, все были в панике”, - рассказывает девушка.

- Дед баловал нас. Во дворе смастерил крохотную скамейку, - продолжает она.

Но счастье длилось недолго. Умерла мать, а затем и старики. Перед смертью взрослые прописали детей, в завещании упомянув троих внуков.

- Нас всех распределили по разным интернатам. Старший брат, будучи подростком, угодил в колонию, - рассказывает Надя. - Мы были очень дружными, но в тот нелегкий период некому было за ним присмотреть. Я думала, что уже никогда не увижу брата, и мечтала после выпуска из детдома обязательно его найти.

Но Миша сам дал о себе знать. В 2007 году, это было уже после выпуска из Алгинского детского дома, где ранее воспитывалась Надя, ее вызвали в прокуратуру. Именно там Хмелевская узнала, что за ней, братом и сестрой закреплена трехкомнатная квартира, та самая, стариковская.

Правда, выяснилось, что жилье к тому времени Миша продал, вернувшись из зоны. Прокуроры в интересах сирот подали в суд.

- Новый владелец категорически не хотел покидать квартиру. Это был Мишин одноклассник, довольно состоятельный человек. В суде указывались разные суммы купли-продажи: то 7 миллионов тенге, то 15 тысяч долларов, то еще какие-то цифры. В общем, суды длились и длились, - говорит Надя.

Как уточняет девушка, о своих претензиях на жилье заявил и банк, где ответчик, некто Михаил ВОЙТКЕВИЧ, получил ссуду. Так что девушке пришлось биться и против банкиров, доказывая, что в момент продажи квартиры она должна была быть прописана в ней, так как дед перед смертью об этом побеспокоился.

- Сколько раз приходила в суд. Состоялось около 50 процессов! Но я верила - квартиру отсужу. Хотя бы свою долю, - вздыхает девушка.

Было установлено, что новый владелец, Войткевич, занимался приватизацией жилья Хмелевских. В суде также вскрылось, что он изначально знал о том, что девочки прописаны в квартире - запись об этом сохранилась в адресной справке.

В итоге Фемида, изучив все доводы, решила вернуть жилье сиротам. Не какую-то долю, а всю жилплощадь. Надя уже готовит на нее новые документы. Вот только прежний владелец пока не спешит съезжать.

У нее теперь появился новый ритуал: раз в три дня она приходит в знакомый двор и смотрит на родные окна. На окнах жалюзи - значит, Войткевич еще на месте.

Но девушка не унывает. Все суды - от городского до областного плюс кассацию - она выиграла. И в случае неисполнения решения суда имеет полное право явиться в квартиру с судисполнителями.

Сейчас Хмелевская работает поваром в одном из ресторанов города. Деньги, которые копила все эти годы на собственный угол, она планирует потратить на новую мебель...

17.02.2011

Акмарал МАЙКОЗОВА, www.time.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.