Удорожание проверке подобно

Возможно ли удорожание сметной стоимости строительного объекта на 250 процентов? Может ли это быть вызвано объективными причинами, такими, как кризисная ситуация в стране, когда дорожает все: от продуктов до стройматериалов?

Заместитель начальника мастерской «НИПИ Генплана города Астаны» Аманжол ЧИКАНАЕВ считает, что даже при учете факторов объективных субъективные зачастую «побеждают», и это головотяпство, непрофессионализм и коррупция.

Проект онкологического диспансера в Астане дважды подвергался корректировке. В результате его сметная стоимость увеличилась с 2,8 до 7,4 млрд тенге. Причины, по которым проект приходилось «подправлять», стала некачественно разработанная проектно-сметная документация и упущения со стороны госэкспертизы. Эти данные обнародовала Генпрокуратура РК, сотрудники которой провели анализ применения метода удорожания стоимости строительных объектов, финансируемых из Республиканского бюджета.

Насколько в действительности может подорожать стоимость строительства? В публикациях российских экономистов приводятся следующие цифры: от 5 до 15 процентов и выше. В своих выкладках эксперты основываются на исследованиях и практике строительства в России и за рубежом и на данные Международной федерации инженеров-консультантов. При таком раскладе сопоставить 250-процентное удорожание с 15-процентным очень сложно.

– На удорожание строительства могут влиять факторы объективные и субъективные, – комментирует Аманжол Чиканаев. – Объективные факторы не зависят от воли людей, как, к примеру, складывающаяся в мире кризисная ситуация. И те цифры, которые вы приводите (5–15 процентов), это средний инфляционный коэффициент. Но есть факторы субъективные, и к ним я бы отнес недостатки нашей аукционной системы закупок. Эта система поощряет снижение цены закупа, и, если в аукционе участвуют 20 претендентов на проведение строительных работ, победит тот, кто предложит более низкую цену.

Низкая цена, считает эксперт, никак не связана с уровнем профессионализма того или иного подрядчика. И его «досье» вполне может оказаться фиктивным, в том числе данные о количестве и квалификации сотрудников и списки построенных им объектов.

– Чтобы получить заказ, такой подрядчик просто демпингует, – продолжает Аманжол Чиканаев. – А тот, кто проводит аукцион, оказывается в щекотливой ситуации. Для отказа сомнительному подрядчику нужно обоснование, а если он выберет того, кто предложит более высокую цену, финпол обвинит его в коррупции. Возможен и другой вариант: демпинговая цена заранее обговорена заказчиком и потенциальным покупателем – подрядчиком, которые впоследствии рассчитывают «выбивать» средства, объясняя это подорожанием. Размах деятельности в этом случае зависит от того, какими возможностями располагает администратор программы. Но это есть коррупция, и бороться с ней – задача не аналитиков, а прокуратуры и финпола.

Возвращаясь к тонкостям строительного дела, Аманжол Чиканаев поясняет: аукционы проводятся не только на строительные, но и на проектные работы. И их порой выигрывают ТОО, которые не имеют за душой профессиональных разработчиков. Последние могут заложить ошибочные проектные решения, что вполне реально, и, естественно, по ходу строительства это может обнаружиться. Тот, кто заказывает ПСД, а именно: подрядчик, выигравший определенный объект, и должен нести ответственность за то, что на повторную разработку документации тратятся большие деньги. Это он неправильно выбрал фирму, неправильно вел контроль над разработкой и приемкой этой документации в надежде на то, что госэкспертиза сделает это за него.

– Упущения со стороны экспертизы возможны в том случае, если проектная документация сдавалась в авральном порядке, – полагает Аманжол Чиканаев. – У нас бывает так: выдали на экспертизу эскиз фундамента, и в то время, пока готовится заключение, чертят каркас, хотя по правилам нужно разработать все сразу, сдать на экспертизу и получить комплексное заключение. Выдача эскизов порциями приводит к просчетам и упущениям и к тому, что каждое последующее решение не увязывается с предыдущим.

С одной стороны, не хватает грамотных квалифицированных специалистов, с другой – есть подрядчики, которые стремятся непредвиденные расходы включить в сумму бюджета строительства, комментирует Аманжол Чиканаев. А всё вместе приводит к таким удивительным вещам, как удорожание строительства в 2,5 раза.

– Мое мнение – эта позиция подрядчика в корне не верна, – говорит наш собеседник. – В моей практике были случаи, когда, к примеру, подрядчик закупал вторую партию свай за свой счет, потому что завезенные ранее были очень низкого качества. Я браковал эти конструкции, и они вывозили их прямо со стройплощадки. Другим подрядчикам я говорил: то, что вы купили первую партию бетонных ригелей по одной цене, а через пару месяцев они подорожали – это не мои проблемы. Вы взялись за это дело, значит, закупайте все стройматериалы сразу и складируйте их, возможности для этого у вас есть.

Практика, когда все делается в кратчайшие сроки, а потом следует констатация: этого не учли, этого не поняли, – должна изжить себя, итожит Аманжол Чиканаев. Все должно быть просчитано, продумано изначально. Но все эти рекомендации относятся лишь к нюансам строительного дела. Ведь, если следовать цитате нашего собеседника, есть еще и коррупция, которую скидывать со счетов нельзя при любом раскладе.

18.04.2011

Наталья ПРОНЧАТОВА, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.