Квартирный мираж, или Почему закон не всегда стыкуется с логикой

Антонина Шкирдова привыкла ждать и надеяться. За многие годы обитания в неблагоустроенном жилье она, инвалид третьей группы, перенесшая два инфаркта, лишь изредка напоминала исполнительной власти о себе. Да и то интересуясь одним и тем же: насколько продвинулась ее очередь на получение новой квартиры?

Антонина Шкирдова привыкла ждать и надеяться. За многие годы обитания в неблагоустроенном жилье она, инвалид третьей группы, перенесшая два инфаркта, лишь изредка напоминала исполнительной власти о себе. Да и то интересуясь одним и тем же: насколько продвинулась ее очередь на получение новой квартиры?

Правду люди говорят: пришла беда — отворяй ворота. Сыну А. Шкирдовой Денису было восемь лет, когда он стал инвалидом. Врачи ампутировали ему до предплечья правую руку, вследствие чего, повзрослев, он получил третью группу инвалидности.

«До 2000 года я стояла в акимате Павлодара в очереди на получение комнаты в общежитии, — пишет в письме Антонина Евгеньевна. — В тот же год нам с сыном ее дали, но тут же куда-то пропало мое заявление на получение благоустроенного жилья. В общежитии мы прожили год. Когда я спустя это время пришла в акимат обновлять документы, одна из сотрудниц посоветовала мне отказаться от общежития. Дескать, поживите где-либо на квартире, зато быстрее получите благоустроенную. Не знаю, из добрых побуждений она дала мне такой совет или преследовала какие-то цели, но я поступила так, как она сказала. И мы с Денисом до 2004 года скитались по съемным углам. Денис с 2000 года (ему в то время уже был 21 год) стоял в акимате на получение квартиры, а я подала туда же заявление вновь в 2003 году. Нас поставили в одну очередь на получение двухкомнатной квартиры. В 2004 году у меня умерла мама, и я вместе с сыном переехала в ее однокомнатную квартиру в бывшем общежитии. Чтобы не обманывать государство, тогда же пошла в акимат и попросила вычеркнуть меня из списка, так как я уже имею жилье, а сын пусть дожидается своей очереди. Так мы и жили. В акимате нас все прошедшие годы заверяли, что он, как инвалид, обязательно получит квартиру, и чтобы я не волновалась. В январе этого года сын женился. Они со снохой спят в комнате, а я — на кухне. Я бы и с этим смирилась, но задыхаюсь, так как мне, сердечнице, не хватает воздуха. А больше всего меня угнетает то, что нас в акимате обманули. В апреле один из ответственных работников сказал, что Денис вот-вот получит квартиру. Потом его сменила другая работница и заявила, что согласно закону мой сын не попадает в категорию на льготное получение квартиры. Вот если бы, дескать, у него была инвалидность первой или второй групп или ему бы еще не исполнилось 18 лет, то тогда закон был бы на его стороне. Этот вывод сделала и комиссия городского акимата по распределению жилья. Такой же ответ дала и прокуратура города. А областная прокуратура посоветовала мне обратиться в суд. Как нам быть, я не знаю, так как сын никогда не сможет получить квартиру по ипотеке. Неужели нам нельзя ничем помочь?»

...Заместитель акима Павлодара Владимир Берковский, выслушав мое повествование о страданиях Антонины Шкирдовой, не отказал ей в приеме. Позже она рассказала, что он «крутил ситуацию и так и эдак», но в конце концов заявил, что не имеет право нарушить 68 статью Закона РК «О жилищных отношениях», где льготы прописаны лишь для инвалидов первой и второй групп. Если, мол, медицина даст вашему сыну одну из этих категорий инвалидности, то вопрос акиматом будет решен.

— Пошла я к медикам, — продолжает рассказ просительница, — а они мне говорят: вы что хотите нас под суд подвести? У нас есть специальные положения, где определено, при каких увечьях положена та или иная группы инвалидности. Ваш сын с его ампутацией входит в третью группу. Так я и ушла ни с чем.

...В этом материале я не берусь полемизировать по поводу групп инвалидности и их соответствия увечьям, нанесенным людям, так как это тема отдельного и обстоятельного разговора. Забегая вперед, скажу лишь, что в данной сфере не то что «нестыковок», но и просто анекдотических случаев более чем достаточно.

Оставлю пока ситуацию с Д. Шкирдовым и приведу другой пример, ставший достоянием местной прессы. Людмила Благодарная двадцать два года добивалась расширения жилплощади, пройдя через нервотрепку и суд. Вначале ее, стоящую в очереди в акимате города с 1985 года, почему-то вычеркнули из списка льготников и восстановили лишь с 2002 года, но уже под трехзначным номером, хотя у нее сын инвалид первой группы и требует постоянного ухода.

Когда в этот конфликт вмешался суд и принял сторону Людмилы, то в акимате вынуждены были исполнить его решение. Благодарной даже выделили однокомнатную квартиру. И все бы хорошо, но сделать ее своей собственностью Людмила Анатольевна не может, так как это жилье возведено в счет выполнения государственной программы и по законодательству не может быть приватизировано. В итоге она не может обменять нынешнюю двухкомнатную, где живет с двумя сыновьями, и полученную однокомнатную квартиры на более просторное жилье. (Кто позарится на жилье, не подлежащее приватизации?). И двухкомнатную квартиру, по словам Благодарной, у нее акимат не берет в счет обмена на трехкомнатную, заявляя, что, дескать, это не по закону. В свое оправдание городские власти ссылаются на то, что, не имея резервного жилья, вынуждены были предоставить Л. Благодарной лишь однокомнатную квартиру, так как в этом году сдавался всего один коммунальный дом, и другие квартиры в нем были распределены. В ответ мать двоих сыновей спрашивает сотрудников акимата о том, какого из них ей вселить в полученную квартиру, тем более находящуюся на противоположном конце Павлодара: старшего — инвалида первой группы, страдающего умственным расстройством, или младшего — несовершеннолетнего? И что двигало этими чиновниками, когда они выделяли ей такое жилье? Которое, как мираж: вроде бы есть и в то же время далекое и недостигаемое, как оптический обман.

— Получается, что исполнительная власть от нас отмахнулась, якобы выполнив решение суда и сделав все по закону, предоставив жилье инвалиду, — говорит Л. Благодарная. — Но вы бы посмотрели на это жилье! Еще нет года с момента его заселения, а все стены в квартире в трещинах из-за усадки дома. Щели такие, что сквозь них соседей можно видеть. Знаете, за все свои унижения и мытарства и за такую квартиру я вновь подам в суд на акимат. Нельзя издеваться над людьми и законом.

...Вернусь к началу повествования. В квартире Денису Шкирдову, человеку, обиженному судьбой, как уже говорил, отказали, сославшись на закон. Но почему же все прошедшие годы ему говорили обратное? (Антонина Евгеньевна даже фамилии тех госслужащих называет). Это что — некомпетентность чиновников или, когда подошло время выполнять обещанное, но не было возможности, то вспомнили про статьи Закона РК «О жилищных отношениях». Вновь какие-то квартирные миражи. Но раз вопрос с благоустроенной квартирой застопорился, то, возможно, есть варианты предоставить Д. Шкирдову жилье в общежитии, как инвалиду детства, тем более что молодая семья ждет пополнения? Нет такого и не может быть, чтобы даже самый суровый закон или педантичный параграф не предусматривали варианты здравого смысла и логического разрешения ситуаций.

— Вынуждена буду обратиться в суд за помощью, — сказала Антонина Шкирдова, вернувшись после визита в акимат. — Не может так государство относиться к своим людям!

Я поинтересовался у нее, чем сейчас занимается Денис?

— На стройке работает, — коротко ответила она. — Взяли его в одну организацию из жалости. Так он там носилки с раствором носит.

— Как носилки? — вырвалось у меня. — У него же половины правой руки нет!

— А вот так, — последовал ответ. — Одну ручку носилок берет, как положено, пальцами, а вторую изогнется и культей цепляет. Жить-то на что-то надо!

23.11.2007

Сергей ГОРБУНОВ, www.kazpravda.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.