В чем проблемы доступного жилья?

Из года в год растёт количество вводимого в эксплуатацию жилья. Государственная программа жилищного строительства работает, и это могут подтвердить тысячи новосёлов по всей стране. Но не всё идёт так гладко, как хотелось бы... То на одном мероприятии, то на другом звучат слова о нехватке квалифицированных строителей, о невысоком качестве нового жилья, о проблемах и накладках, связанных с организацией строительства.

Проверить... проверяющих

Как сегодня работается строителю? Чем живёт тот, кого в официальных документах именуют генеральным подрядчиком? Об этом я спросила у человека, чья фирма не раз выступала в качестве генподрядчика объектов жилищного строительства, директора ТОО фирмы «КазСтройИмпульс» Анатолия Игнатьевича Винерцева.

- Фирма была создана четыре года назад путём реорганизации ИП «Винерцев». В целом мы уже восемь лет работаем на рынке оказания строительно-ремонтных услуг, четвёртый год выполняем строительно-монтажные работы по программе жилищного строительства. Мы занимались доведением до ума недостроенных жилых домов в Павлодаре, строительством ипотечного жилья в Усольском микрорайоне. Строим уже седьмой жилой дом, нашей фирмой сдано порядка сорока пяти тысяч квадратных метров жилья.

Очевидно, что такого опытного строителя, как Винерцев, нельзя заподозрить в дилетантстве, тем не менее на открытии акции «Закон и предприниматель» в областной прокуратуре из уст Анатолия Игнатьевича прозвучало, что работать трудно, строительство тормозят проблемы, порождённые несогласованностью действий сторонних организаций, в том числе и государственных органов. В чём же заключаются проблемы, препятствующие реализации государственной программы?

- Я считаю в корне неверным отношение государственных контролирующих органов к нам, строителям. Это касается не только «КазСтройИмпульса», уверен, что руководитель любой строительной компании скажет то же самое. Отношение это возникло не вчера, это проблемы, много лет копившиеся в нашем обществе. Судите сами - строительные организации на виду у всего города, мы работаем открыто. И разве не строители взяли на себя восстановление разрушенного с развалом Советского Союза хозяйства? На счету павлодарских строителей ремонт и восстановление областной больницы имени Султанова, областного противотуберкулёзного и психоневрологического диспансеров, реконструкция павлодарской больницы № 2, ряда школ и других социальных объектов. Мы делали это на глазах у всего города. Разве это не заслуга строителей перед Павлодаром?

- Но на ремонт, реконструкцию и восстановление объектов социального назначения шли бюджетные средства, и поэтому разве не нормально, если государство стремится контролировать обоснованность и целесообразность их расходования?

- Конечно, нормально, но почему это делается так несогласованно? Нас проверяют акиматы, их структурные подразделения, отделы, другие контролирующие органы, также имеющие разветвлённую структуру, постоянные встречные, дополнительные, плановые и внеплановые проверки парализуют работу строителей, замедляя ход строительства. Контролирующих органов на сегодня очень много - налоговая инспекция, финансовая полиция, противопожарная служба, Госсанэпиднадзор. И все эти организации не довольствуются одной проверкой на какой-то промежуток времени. Думаю, было бы намного рациональней провести комплексную проверку, при которой все службы могли бы убедиться в отсутствии нарушений, каждая в своей сфере, и не мешать строителям выполнять свои договорные обязательства. Но, очевидно, госорганам согласовать свои действия трудней, чем частным предпринимателям.

Подайте на реконструкцию и развитие. а не то...

- Что ещё может замедлить выполнение государственной жилищной программы?

- Получение техусловий у энергетиков. В последние три-четыре года суммы оплаты за выдачу техусловий возросли многократно, перед началом каждого объекта нам приходится долго «утрясать и увязывать» условия временного подключения к городской электросети. Платить пять миллионов тенге только за то, чтобы подключить строящийся объект к городским электро- и тепловым сетям, - нереально. Да и почему платить за это должны мы, строители? Только потому, что нам тепло и электроэнергия нужны прежде, чем жильцам? Я считаю, что получение техусловий должно быть увязано с проектно-сметной документацией, и заботиться об этом должен заказчик, а не подрядчик.

- Только ли в деньгах дело?

- Нет. Мы и раньше платили за это, правда, значительно меньше. Как предполагалось, эти средства шли на развитие государственной энергосистемы, и спорить с этим не приходилось. Но почему мы сейчас должны оплачивать реконструкцию и развитие такой частной структуры, как АО «Павлодарэнерго»? Они ведь такие же частники, как мы, а нам никто не субсидирует развитие. Кроме того, процедура согласования техусловий сильно заволокичена, нередко нам возвращают документы без всякого согласования или обоснованного отказа, а на всё это уходят месяцы. И приходится всё начинать сначала. Тем временем предприятие простаивало, ведь современная стройка немыслима без электроснабжения. Один из моих коллег-строителей, отчаявшись, приобрёл передвижную генераторную станцию для обеспечения объекта электроэнергией. Считает, что это выгодней потери времени и денег на получение техусловий.

Основанием для взимания немалой платы энергетикам послужил план реконструкции и развития энергосистемы, разработанный и утверждённый самими же энергетиками. Откуда взялась цифра, обозначающая стоимость одного киловатта мощности временного подключения в 54400 тенге, вразумительно объяснить никто не может. Однако энергетики считают спущенный из их же головного офиса план руководством к действию и всеми силами вынуждают предпринимателей подписывать кабальные договоры. Наша газета уже выступала по этому поводу, но с тех пор ничего не изменилось.

дом или стоянка?

- В идеале генподрядчик должен прийти на подготовленную стройплощадку с подведёнными коммуникациями и немедленно приступить к работе. А как это обстоит в жизни?

- При строительстве жилого дома № 51-А в Усольском микрорайоне мы столкнулись с такой ситуацией: придя на участок, отведённый под стройплощадку, обнаружили, что на нём размещена действующая частная автостоянка. Обратились к землеустроителям, выяснилось, что предприниматель владеет этим участком на законном основании, все документы у него в порядке. И тут же нам дают земельный отвод на этот же участок под строительство жилого дома. Более двух месяцев нам пришлось воевать с владельцем стоянки, привлекать к разрешению конфликта правоохранительные и судебные органы, прежде чем смогли начать строительство. А когда приступили к работе, выяснилось, что под стройплощадкой проходят инженерные коммуникации, и их пришлось переносить.

Обязан ли подрядчик при посредстве суда отбивать у другого предпринимателя отведённый ему участок? Нет, конечно. Должен ли переносить инженерные коммуникации, которые прозевали проектировщики? Тоже нет. Занимался Винерцев несвойственным ему делом только потому, что из-за проволочек простаивали его бригады, бесполезно тратилось такое дорогое рабочее время.

Анатолий Игнатьевич утверждает, что ежегодно теряет до четырёх месяцев на всевозможные разбирательства и согласования, а также не предусмотренные сметой средства на дополнительные работы по подготовке стройплощадки. Следствием этого становится аврал, использование внутренних резервов предприятия, затраты, которые, кстати, строителям никто не компенсирует. Ведь существует договор между заказчиком и подрядчиком, а в договоре указаны сроки исполнения работ. И в эти сроки «КазСтройИмпульс» укладывается. Но какой ценой?

- Нам приходится увеличивать численность машин и механизмов, вводить двухсменную работу, нести дополнительные затраты. С нами работают до тридцати организаций-субподрядчиков, их тоже лихорадит от таких накладок. Всего этого можно было бы избежать, если бы больше было ответственности у государственных служащих, занимающихся организацией строительства. Просто если бы каждый чиновник чётко и неукоснительно исполнял свои обязанности, согласовывал свои действия со смежными госструктурами.

Дорогое наше строительство

Есть ещё одна проблема, о которой с тревогой говорит Анатолий Игнатьевич. Это - удорожание стройматериалов и энергоносителей.

- Смету не перепрыгнешь, там как значилась цена одного квадратного метра жилья в 56515 тенге, так и значится уже не первый год. В прошлом году мы приобретали цемент по 11 тысяч тенге за тонну, в этом - уже по 25 тысяч, стоимость кирпича возросла с 12 до 27 тенге за штуку, а в смете фигурируют всё те же 56515 тенге за квадратный метр. Нужно учитывать и рост зарплаты: удержать профессиональный коллектив, на создание которого уходят годы, не так-то просто.

Анатолий Игнатьевич Винерцев - не только предприниматель и строитель, которого возмущает дезорганизация, вносимая в программу жилищного строительства нерадивостью и халатностью чиновников, он - депутат Павлодарского городского маслихата. И как депутат он считает, что подобное отношение госорганов к строителям ни к чему хорошему не приведёт.

- Мы раз за разом упускаем хорошие возможности ускорить темпы строительства, улучшить его качество, удешевить его за счёт экономии времени, дать каменщикам и монтажникам хорошо заработать, не просиживая на вынужденных простоях. Мы могли бы избежать досадных накладок и бесполезной траты времени и средств, но - не получается. Между тем в заторможенном строительстве скрыт неиспользованный потенциал нашей страны, об активизации которого говорит в своём Послании Глава государства. Это - важно.

Автор этих строк не пытается лоббировать интересы конкретного руководителя и его фирмы. Как не ставит перед собой цель очернить должностных лиц, отвечающих за взаимодействие госструктур с частниками, - подрядчиками, работающими над выполнением госзаказа. Не приведённые А.И. Винерцевым факты говорят сами за себя.

22.11.2007

М. Pозен, Звезда Прииртышья

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.