Ещё одна контора по отъёму денег?

В «Мегаполисе» от 15 августа президент компании «БТА Ипотека» Сагындык Кусаинов обвинил госфонд гарантирования ипотечных кредитов в слабой работе во время кризиса: «Фонд создавался с правильной логикой: в хорошие времена банки и клиенты платят взносы, чтобы в плохие фонд смягчил убытки от ипотечного кризиса.

В «Мегаполисе» от 15 августа президент компании «БТА Ипотека» Сагындык Кусаинов обвинил госфонд гарантирования ипотечных кредитов в слабой работе во время кризиса: «Фонд создавался с правильной логикой: в хорошие времена банки и клиенты платят взносы, чтобы в плохие фонд смягчил убытки от ипотечного кризиса. Но фонд сделал всего две выплаты в кризис, а застрахованы там были несколько десятков тысяч кредитов. Зачем такая страховка и такой фонд нужны?».«Мегаполис» попросил Национальный банк и Фонд гарантирования ипотечных кредитов (КФГИК) оценить работу во время кризиса.

Нацбанк сделал запрос в фонд (текст нам неизвестен) и получил ответ. Значит ли это, что регулятор не владел информацией о работе фонда? Во всяком случае, он оценил работу фонда так, как тот себе сам нарисовал.

В ответе регулятору, а такой же ответ получил 18 августа и «Мегаполис», заместитель председателя правления фонда Зауреш Омарбекова сетует на недооценку банками в начале кризиса создающегося «мыльного пузыря» на рынке недвижимости. Они, «невзирая на колоссальные риски, выдавали ипотечные кредиты без гарантии КФГИК, имея возможность их гарантировать в рамках заключённых еще в 2004–2005 годах соглашений». Услуги фонда остались невостребованными в полном объёме, в то время как применение ипотечного страхования могло смягчить либо покрыть полностью убытки партнеров в период ипотечного кризиса, утверждает г-жа Омарбекова.

Несмотря на ужесточение условий кредитования банковским сектором, фонд удерживал тарифы за услуги по гарантированию на уровне 2006 года, и действующая тарифная политика была впервые пересмотрена только во второй половине 2010 года, подчёркивает заслуги фонда г-жа Омарбекова.

Ответ фонда регулятору заканчивается на оптимистической ноте: «В настоящее время банки и заёмщики стали серьёзнее относиться к своим рискам, потребностям и возможностям. Страхование ипотечных кредитов становится более востребованным. КФГИК постоянно работает над новыми продуктами, что повышает доступность ипотеки для населения».

И никакой статистики по сборам премий и страховым выплатам. Ни слова о том, что фонд сделал всего две выплаты в кризис, а застрахованы там были несколько десятков тысяч (! – Авт.) кредитов.

Однако комментарий эксперта свидетельствует об обратном:

«Суть создания фонда: в хорошие времена платят банки и клиенты, в кризис – фонд компенсирует банкам часть убытков по кредитам, выданным более рискованным заемщикам. Преимущественно с пониженным первоначальным взносом». КФГИК в своей работе компенсирует 15% от верхнего слоя убытка. Как это работает? Пример: клиент взял кредит $90 тысяч под залог квартиры стоимостью $100 тысяч со страхованием КФГИК. Цены на недвижимость падают, и залоговая квартира стоит на рынке уже не 100, а $60 тысяч. Банк с торгов продаёт за $55 тыс. Обычно продажи с торгов – немного ниже средних рыночных цен. Пусть клиент за время обслуживания кредита успел погасить $500 по основной сумме кредита. Таким образом, у банка образуется убыток: $90 тыс. – 500 – 55 тыс. = $34,5 тыс. Банк получит от КФГИК страховую выплату в 15% от убытка – $5175. Таким образом, банк должен официально признать оставшийся убыток $29,325.

Эта схема не избавляет банк от имеющегося объёма работ с клиентом. Добавляется ещё работа по доказательству в КФГИК выплаты на убыток. Кроме того, чтобы получить выплату, банк обязан признать всю сумму официальным убытком, то есть отказаться от права судебного довзыскания с клиента.

Поэтому на практике продукт страхования КФГИК оказался мёртвым. Из нескольких десятков тысяч застрахованных кредитов были сделаны единичные выплаты – примерно 0,5% от собранных сумм страховых премий. А 99,5% пошли чисто на прибыль фонда! Какой смысл платить за страховку, если вероятность выплаты практически равна нулю?

Для просто коммерческой организации это супервыгодный проект. Для государственной структурной компании – полный провал миссии на рынке.

Когда у банка появляются дополнительные гарантии возврата кредита за счёт страховки, это стимулирует снижение процентной ставки. КФГИК наверняка создан с целью повысить уверенность кредиторов в том, что даже после дефолта заёмщика кредит будет погашен. Однако если этой уверенности нет, то риски ипотечного кредитования не снижаются. А значит, не снижается и процентная ставка. Следовательно, ипотечные кредиты не становятся более доступными. Так ведь, г-жа Омарбекова?

Или государственный фонд считает своим долгом зарабатывать деньги на заёмщиках, которых банки вынуждают покупать страховку при получении кредита?

22.08.2011

Валентина ВЛАДИМИРСКАЯ, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.