Снесла курочка золотое яичко. Лучше бы дом снесла

Актюбинские двухэтажки, которые строили в послевоенные годы военнопленные, хотят сохранить как архитектурную достопримечательность.

Актюбинские двухэтажки, которые строили в послевоенные годы военнопленные, хотят сохранить как архитектурную достопримечательность. Между тем людям, которые в них живут, не до подобных изысков: в квартирах обваливается крыша и рассыпаются стены.

Речь идёт о старейшем в Актобе районе – так называемом Жилгородке. Здесь множество домов, построенных в «ретростиле» – двухэтажки послевоенных лет с деревянными лестницами. Говорят, часть этих домов строили пленные немцы. Строили, надо отдать должное, на совесть. Но время сделало своё дело. Сейчас большинство из них не в самом лучшем состоянии. В этом районе проблема ветхого жилья стоит особо остро. СМИ часто рассказывают об этих рассыпающихся от времени зданиях, которые сами жильцы восстановить не в силах.

Дом №100 по улице Есет батыра как раз из таких. В 16-квартирном доме живут в основном пенсионеры. Ни КСК, ни своего кондоминиума в доме нет. Несколько раз в нём обваливалась крыша. Да так, что жильцы верхних этажей воочию созерцали небо. В одном подъезде нет двери. Её сожгли бомжи, которые здесь частые гости. Картину дополняют сырые стены, залитый фекалиями подвал с гнилыми трубами и раскуроченные счётчики с оголёнными проводами.

– Наши дома брошены. О нас забыли. Нижние этажи заняли бизнесмены, место-то хорошее, проходимое. Здесь на первых этажах открывают кафе, нотариаты, бары. А о вторых никто не думает. Крыша, подъезд в ужасном состоянии. Как-то в кухню квартиры на первом этаже автобус маршрутный пассажирский въехал, расшатав и без того ветхий дом. Тогда обещали всех расселить в многоэтажку по улице Тургенева. Однако там дали квартиры только двум жильцам дома. Один из них – безногий инвалид войны. А мы так и остались. Крыша обваливалась несколько раз. Первый случай много лет назад произошёл. Тогда квартиру на пятом этаже засыпало керамической галькой. А в семье дети жили. Ещё один случай совсем недавно был. Крыша обвалилась у моей соседки. Ей, правда, помогли воссстановить, но при этом только тот участок, что над её квартирой. Надо мной так и осталась прохудившаяся крыша. Вот так и живём, – рассказывает бывшая учительница, 83-летняя Мария Максименко.

– Наш дом рассыпается. Просверлить отверстие в стенке просто невозможно: кирпич уже рыхлый. Не все банки берут в залог квартиры в старом доме. А тут в основном живут пенсионерки, которые не в силах привести его в порядок, – рассказывают другие жильцы.

Четыре года назад эта и соседние двухэтажки оказались в центре скандала. Тогда было принято решение об их сносе. Решение проводить реконструкцию этого квартала (от улицы Прохорова до Есет батыра) было принято в акимате. Здесь даже начали строительные работы – возведение во дворе десятиэтажного дома, после этого двухэтажки должны были снести. Всего собирались построить 7 многоэтажек. Даже разработали план, который утвердили на градсовете. Однако ничего так и не сделали. Причина в том, что не все жильцы были согласны на предлагаемые им условия. Люди начали шуметь, звать СМИ.

– Надо сначала за несколько лет объявить, что район подлежит реконструкции, и решить вопрос с людьми, а не так: сначала построить, а потом повыкидывать нас отсюда! – не унимались жильцы.

А те, у кого дома в более благополучном состоянии, чем дом № 100, вообще заявили, что никуда не переселятся. Тогда проходила предвыборная кампания, и, видимо, было принято решение не провоцировать второй «Шанырак». И всё отменили. Больше о сносе никто не вспоминал.

Впрочем, история приняла сегодня другой оборот. В облархитектуре говорят, что эти дома хотят сохранить как архитектурные достопримечательности. Правда, при этом жильцы архитектурных диковинок пока остаются один на один со своими проблемами. Проводить реконструкцию домов, которые считаются частной собственностью, из бюджета не положено.

24.10.2011

Алиса МАРИНЕЦ, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.