Что нам стоит дом недостроить?

В Усть-Каменогорске, похоже, терпит крах идея строительства жилого дома по принципу государственно-частного партнёрства.

В Усть-Каменогорске, похоже, терпит крах идея строительства жилого дома по принципу государственно-частного партнёрства. Люди, купившие квартиры в доме, остались и без денег, и без квартир.

Больше всего в этой истории удивляет то, что несостоявшиеся новосёлы дружно встали на сторону компании «Акай Инжиниринг», которая в своё время взялась за дело и которой они отдали деньги за квартиры. Они недоумевают, почему, когда строительная компания выполнила основной объём работ – возвела десятиэтажный дом до девятого этажа, городской отдел строительства расторгает с ней договор. Настораживает людей и тот факт, что очень быстро в конкурсе по госзакупкам на завершение строительства выиграла новая фирма – «Берел Курылыс», которой и перешли права на их квартиры.

Яблоком раздора эти квартиры стали вовсе не случайно. Большую часть средств на возведение 100-квартирного дома выделило государство с условием, что после эти квартиры будут реализовывать по определённой цене – 64 992 тенге за квадратный метр жилой площади. Правда, свою долю в строительство вкладывает и подрядчик. За это он получает право продать несколько квартир в этом доме по своей цене. На этих условиях ТОО «Акай Инжиниринг» получило право распоряжаться 19 квартирами, причём 10 из них фирма очень быстро продала, сославшись на то, что ей не хватает денег на завершение строительства. То ли кризис сказался, то ли просто тяжёлые времена наступили для компании, но сдать дом в 2010 году, как указано в договоре, ТОО «Акай Инжиниринг» не удалось.

– Наша компания смогла продлить срок сдачи дома до мая 2010 года, но денег на достройку нам катастрофически не хватало, – комментирует юрист компании Бибигуль Кененбаева. – Нужно было вложить ещё 44 млн тенге собственных денег и освоить 15 млн государственных. Недоосвоение средств из бюджета составило 4%, собственных – 24%. Нам оставалось возвести последний,

10-й этаж, выполнить кровельные работы, завершить внутреннюю и внешнюю отделку, устранить какие-то недочёты. Но отдел строительства акимата Усть-Каменогорска расторг договор, заверив, что мы свою долю от строительства получим, как только дом будет введён в эксплуатацию. В результате нас признали недобросовестным подрядчиком, обязали выплатить большую неустойку.

Иначе комментируют ситуацию в городском акимате.

– Договор был расторгнут решением суда, строящийся жилой дом был принят на баланс отдела строительства, была создана комиссия для определения фактически оставшихся работ, – говорит пресс-секретарь акима Усть-Каменогорска Гульфариза Рамазанова. – Стоимость недоделок, по данным комиссии, составила 131 млн тенге. После отдел строительства провёл открытый конкурс на завершение строительства. Победителем стало ТОО «Берел Курылыс».

По словам г-жи Рамазановой, эта компания вложила в завершение строительства собственные средства в размере 116 млн тенге и 15 млн бюджетных денег. В декабре 2010 года дом был принят в эксплуатацию, а ТОО «Берел Курылыс», как и было условлено по договору, забрало себе 19 квартир.

И тут неожиданно выяснилось, что 10 квартир из 19 уже были проданы раньше, причём, как заверяют в акимате, без подписания сторонами необходимых документов. Более того, даже в суде – при расторжении договора – представители «Акай Инжиниринг» об этом факте умолчали.

– Сейчас суд наложил арест на 19 квартир, судебные тяжбы идут уже 8 месяцев, – подчеркнули в пресс-службе акима Усть-Каменогорска. – Кто будет нести обязательства перед людьми, которые внесли свои деньги на покупку квартир, решит суд. Он же определит, которая из двух компаний будет возвращать деньги или квартиры людям. ТОО «Акай Инжиниринг» деньги брало, думаю, оно и должно возвращать.

У «Акай Инжиниринг» другое мнение.

– Если мы построили дом, общая стоимость которого больше 556,5 млн тенге, на 85%, а «Берел Курылыс» достраивал всего 15%, то на каком основании всю долю «Акай Инжиниринг» могли взять и передать другому? – спрашивает замдиректора ТОО «Акай Инжиниринг» по производству Михаил Побрус. – Как мы вернём людям деньги, если они все вложены в строительство?

Пока акимат и компании выясняют между собой, кто же все-таки прав и кто кому сколько должен, страдают люди. Отчаявшись, они не устают оббивать пороги инстанций.

– Мы уже два года платим кредит за эту то ли нашу, то ли не нашу, квартиру, – говорит Зарина Шаймуратова. – Продали свою, взяли ипотеку. Сейчас на окраине города, под трубами заводов снимаем лачужку, каждый день возим ребёнка на другой конец в садик, который как раз под боком у новостройки. При этом мы заплатили «Акай Инжиниринг» 37 000 долларов. Зачем? Чтобы в нашей квартире жили совсем другие люди?

Впрочем, рук люди не опускают, говорят, будут бороться до конца. Ведь выбора у них все равно нет. Их предупреждают, что борьба будет долгой. Правда, первые шаги уже сделаны. Суд восстановил для них сроки подачи апелляционной жалобы. Люди намерены добиваться, чтобы новое дело о расторжении договора с компанией рассматривали с учётом уже их интересов.

31.10.2011

Юлия ЧЕРНЯВСКАЯ, www.informburo.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.