Москва: бегство от престижа. Часть 2

С чего началась история элитного сегмента рынка недвижимости? Как это чаще всего бывает – с дефицита. В девяностых годах прошлого века...

С чего началась история элитного сегмента рынка недвижимости? Как это чаще всего бывает – с дефицита.

В девяностых годах прошлого века, когда у российской элиты еще только зарождалось представление о стоимости и классовости имущества (уже ценили «мерседесы», но еще не знали толком, что такое «бентли»), потребность в жилье, которое удовлетворяло бы нужды состоятельных владельцев, была велика. Жилье можно было купить. В центре Москвы, в «сталинке», а то и просто в обычном жилом доме, и чаще всего так и делали. Покупали коммунальные квартиры. Покупали по две квартиры, чтобы соединить их в одну. Один предприимчивый коммерсант скупил целый этаж обычного дома, и долго пытался добиться от муниципалитета разрешения снести половину перегородок. Он и сейчас живет на купленном этаже – в своей отдельной квартире, которую все-таки смог объединить с соседней. А в других квартирах, по ту сторону лифта, живут его взрослые дети.

Но настоящего удовольствия от своего нового жилья владельцы чаще всего не получали. Даже со снесенными стенами, евроремонтом и мебелью из итальянского магазина все равно не получалось так, как в журналах и кино. Трубы были старыми, потолки – низкими, из латунного немецкого крана обидно текла ржавая вода. Да и окружение не блистало: жители дома были обычными людьми, встречались среди них пенсионерки с орущим телевизором, пьющие мужчины среднего возраста и семьи с маленькими и проворными детьми. Выходя из своей отремонтированной квартиры, собственники попадали в загроможденный вещами коридор, а оттуда – на прокуренную лестничную клетку. Подъезды в те времена тоже редко когда бывали отремонтированными, а то и чистыми. Оказалось, что за деньги можно купить многое, но только не жилье своей мечты, по последнему слову американских сериалов. А спрос на настоящее, элитное жилье уже созрел и был готов обрушиться на рынок. Дело было за малым – создать этот рынок.

Большинство экспертов считают, что первой «ласточкой» в сегменте элитной недвижимости стал дом, который в 1995 году построила турецкая компания Enka – «Палаццо» на Цветном бульваре. Он включал около 50 квартир площадью от 120 до 160 кв. м, из которых на продажу было выставлено 18. Стоимость 1 кв. м составляла $4,5–5 тыс., что было почти в десять раз дороже рыночной цены обычного жилья. Ни застройщик, ни риэлторы не имели представления о том, сколько должна стоить «элитная недвижимость». Цена была почти произвольной. И нашлись покупатели, которые готовы были заплатить эту цену, и вот за что.

Дом, который по тем временам считался элитным, сейчас отнесли бы максимум к категории бизнес-класса. Но для Москвы того времени он стал почти откровением: огромные квартиры с необычными планировками и качественной внутренней отделкой, инженерные коммуникации по последнему слову техники, подземный гараж. А главное – он предоставил состоятельным жильцам возможность, которой у них не было раньше: возможность жить в однородном социальном окружении. И им это понравилось.

Продолжателем этого дела стал «Агаларов хаус» на улице Климашкина. Многие помнят уникальную историю этого дома: бизнесмен Арас Агаларов решил построить дом для себя и своих деловых партнеров. Строился дом действительно «для себя»: с подбором самых качественных материалов и наймом специалистов из-за границы. И дом вышел на славу – с центральным кондиционированием (индивидуальная климат-система была в каждой квартире), ресепшеном, фойе, продвинутой системой безопасности. Были в этом чудо-доме и холл с мягкой мебелью, тренажерный зал и даже бассейн. Квартир у Агаларова получилось аж 34, и то, что не досталось участникам проекта, было распродано – с индивидуальным отбором покупателей. Таким образом «Агаларов хаус» стал первым настоящим клубным домом в Москве.

Именно с этих «откровений» рынка недвижимости и началась история элитного жилья Москвы. Разумеется, активное и массовое строительство домов нового типа было связано с освоением Остоженки, и не случайно: ее сравнительно большие площади, застроенные ветхим и барачным жильем, которое можно было расселить и снести без особых хлопот, были обеспечены качественными инженерными сетями, в частности, напряжение эти сети выдавали именно такое, которое было нужно будущему элитному жилью. Ведь в старых домах даже кондиционер не всегда можно было поставить.

После освобождения застроечных площадей Остоженка начала стремительно обрастать новым жильем разной степени элитности. И сейчас она удерживает пальму первенства на рынке. Мало кто вспомнит, что элитным этот район сделали именно усилия застройщиков и риэлтеров.

Но сейчас на календаре не только другой год, но и другой век. Изменились ли подходы к элитной недвижимости? Эксперты считают, что они стали более проработанными. Однако до уровня европейского рынка так и не доросли. Живым примером этого может стать та же Остоженка: там немало красивых зданий, но ни одного из них, скорее всего, никогда не станет памятником архитектуры. Уникальность, продуманность, узнаваемость – этого рынку элитной недвижимости по-прежнему не хватает. А если уж брать не только дом, но и жилую среду, то помимо кранов на Остоженке нас встречает пестрое многообразие домов, которые ну никак не складываются в единую концепцию. Их стили и цветовые решения противоречат друг другу. Видимо, понятие «элитной среды», которое уже расширили до размеров не квартиры, но дома, еще только предстоит расширить до размеров хотя бы небольшого двора. А лучше – улицы.

Это одна из причин, почему на рынке элитной загородной недвижимости набирают популярность так называемые поселки городского типа, в которых застройка имитирует городскую, только выполнена она гораздо более роскошно. Обитатели этих поселков не хотят жить «на природе», им не нужен участок или сад, не нужны и сосны под окнами. Они хотят жить в городской среде – но элитной и однородной.

Получается, что запросы покупателей к элитной городской недвижимости чаще всего остаются неудовлетворенными. И им приходится либо покупать то, что есть на рынке, закрывая глаза на огрехи, которых у жилья класса «премиум» быть не должно, либо искать элитную городскую среду в другом месте. Москва – город со своими особенностями и «контрастами». С чем-то приходится мириться – например, с тем, что престижное жилье не всегда является в той же степени элитным.

30.11.2011

Гриценко Мария, www.dometra.ru

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.