Черные риелторы расширили круг своих интересов

Жертвой черных риелторов в наши дни могут стать не только социально незащищенные граждане, но и любой человек

Жертвой черных риелторов в наши дни могут стать не только социально незащищенные граждане, но и любой человек

Черные риелторы становятся все наглее. Если раньше считалось, что в «группе риска» находятся социально незащищенные слои населения: наркоманы, сильно пьющие граждане и одинокие пенсионеры и инвалиды, то в наши дни подобные представления, увы, не актуальны. Стать жертвой черных риелторов и лишиться своей квартиры сегодня может каждый. И способов отнять жилье, к сожалению, очень много.

 «Московский комсомолец» опубликовал несколько «сценариев», которыми пользуются нынешние черные риелторы. Честно говоря, от подобного цинизма и наглости просто дух захватывает.

Вот, например, случай, произошедший с пенсионеркой Альбиной Сергеевной Волчек. Пенсионерка проживала одна, а потому не отказалась от предложенной районными властями помощи соцработника. Когда в доме затопило стояк, к пенсионерке явилась в сопровождении участкового соцработник Марина. Пенсионерке сразу не понравилось ее вызывающее и вульгарное поведение, однако прогонять сотрудника собеса она не стала.

Некоторое время спустя к Альбине Сергеевне заглянул в гости другой соцработник, представившийся Константином. Он предложил пенсионерке неслыханный подарок – бесплатный ремонт квартиры. Правда, для этого нужно было проехать в управу и подписать кое-какие документы. Пенсионерка не долго думая согласилась и, прихватив паспорт, села в машину к соцработнику.

Когда они выехали за пределы Москвы, Альбина Сергеевна насторожилась, но было уже поздно.

Альбину Сергеевну четыре месяца держали в самом настоящем рабстве. У пенсионерки отобрали паспорт и заставили стирать, убираться в доме и готовить на всю толпу охранявших ее людей. Только чудом ей удалось вырваться из плена и обратиться в органы правопорядка.

Добравшись до дома на перекладных, Альбина Сергеевна с ужасом обнаружила, что ключ к ее собственной квартире уже не подходит, а сама квартира, по словам соседей, выставлена на продажу.

Однако информация соседей оказалась устаревшей – квартира уже была продана. При этом, по словам самой пенсионерки, она не подписывала никаких документов, не являлась в Регистрационную палату и не предпринимала, даже под угрозами, никаких других действий, необходимых для продажи квартиры. Как удалось преступникам совершить все действия, которые требуют присутствия собственника жилья, без нее – остается загадкой.

Впрочем, самое интересное было еще впереди. Соцработника Константина полицейские смогли найти достаточно легко. Однако мерой пресечения мошеннику следователь почему-то избрал всего-лишь подписку о невыезде.

Случай с Альбиной Сергеевной все-таки более-менее типичен. Жертв черных риелтеров, как правило, вывозят в деревню, в глушь. Тем страннее выглядит случай, произошедший с москвичом Валерием Николаевичем Карповым. Его черные риелторы отправили… на Гоа.

Схема здесь оказалась многоходовой. Сначала Валерию Николаевичу предложили подработать на стройке. Затем тот же «доброжелатель» предложил купить в городе Кувшинове Тверской области «домик рыбака» и организовать базу отдыха, которую Карпову предложили возглавить. Однако для этого требовалась самая малость — выписаться из квартиры в Москве и прописаться под Тверью якобы для сокращения налогов. Не заподозрив подвоха, Валерий Николаевич согласился и на это.

Казалось бы, на этом стандартная схема черных риелторов должна была закончиться, однако «благодетель» предложил Карпову выехать в Индию, в штат Гоа, дабы набраться опыта ведения туристического бизнеса у зарубежных коллег.

Впрочем, после размещения в одной из гостиниц Гоа, спутник Валерия Николаевича, вдруг решил поискать гостиницу получше и скрылся, прихватив все документы и деньги Карпова.

Оказавшись в чужой стране без денег и знания языка Валерий Николаевич унывать не стал и, подрабатывая на местных стройках, смог добраться до российского консульства в Бомбее.

Когда через два месяца Карпов вернулся домой, он обнаружил, что в квартире его уже живут и делают ремонт чужие люди.

Четыре долгих года Валерий Николаевич добивался справедливости через суд, который в итоге принял решение в его пользу. Правда, сам Карпов признался, что ему искренне жаль покупательницу его квартиры, которая не знала, что приобретает жилье у мошенников, а потому в этом судебном процессе пострадала только она, ведь черных риелторов найти так и не удалось.

От действий черных риелторов страдают тысячи граждан, и каждый год количество пострадавших растет. С чем же это связано? Эксперты считают, что руки мошенникам развязало упрощение процедуры сделок с недвижимостью, которая сегодня проводится на законодательном уровне. В наши дни для передачи права собственности достаточно договора в простой письменной форме. То есть на обычном листе бумаги составляется самый примитивный договор, который подписывают стороны. После этого необходимо зарегистрировать договор в местном Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии. При этом был ли договор подписан добровольно, никто проверять не станет, а если у мошенников есть «свой» человек в регистрационной палате, то отъем квартиры у собственника становится делом техники – достаточно лишь подделать его подпись на договоре.

Напомним, что ранее подобная сделка требовала нотариального оформления, что являлось дополнительной гарантией добровольности подобной сделки. Нотариус подтверждал законность сделки, волеизъявление и присутствие обоих сторон. Теперь же, под предлогом сокращения расходов на переоформление недвижимости, нотариусов исключили из данного процесса. Процедуру это не удешевило, а вот мошенников развелось в разы больше.

Кроме того, доказать факт подобного мошенничества бывает очень непросто, так как полиция такие дела в производство принимает неохотно, а нанимать дорогостоящих адвокатов человеку, лишившемуся основного имущества, вряд ли по карману.

05.12.2011

Виталий Рыжов, www.km.ru

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.