Сиротская дуля

После четырех лет разбирательств в минувший четверг, 12 января, двум сестрам - выпускницам спецшколы-интерната № 8 для детей-сирот - по решению...

После четырех лет разбирательств в минувший четверг, 12 января, двум сестрам -

выпускницам спецшколы-интерната № 8 для детей-сирот - по решению Турксибского районного суда Алматы возвращен дом с земельным участком, который нотариус со скандальной репутацией Мариэтта АБИНА отписала чужому дяде.

Валентина и Александра НЕТРУНЕНКО попали в детский дом в 2000 году, когда их мать была лишена родительских прав. До этого времени девочки с родительницей жили в небольшом домике, доставшемся по наследству после смерти деда. Когда девочки оказались в интернате, дома осталась жить их мама. В 2004-м не стало и ее.

Несмотря на то, что до 2007 года жилище пустовало, по решению акима Турксибского района оно было закреплено за осиротевшими девочками.

Каково же было удивление старшей из сестер Вали, когда в 2007 году она, окончив школу-интернат, вернулась в родной дом, а дверь ей открыл посторонний человек. Девочка отправилась в интернат к социальному педагогу Айгуль АДЮЛЬБАЕВОЙ. Больше идти было некуда.

Так начались скитания по инстанциям. Через год из детского дома выпустилась и Саша Нетруненко. Девчушки, у которых нет родных и близких, оказались без жилья и средств к существованию.

- Все документы на землю и дом таинственным образом исчезли из всевозможных баз данных, - рассказывает Александр ШЕВЧЕНКО, представляющий интересы сестер Нетруненко в суде. - Стали мы делать запросы во все инстанции: нигде информации нет. Спасло нас то, что покойный дед девочек Александр КОРЖ был участником войны и получил от государства квартиру, которую обменял на дом. Нам удалось достать копию обменного ордера, датированного 90-ми годами. На восстановление этого документа у меня ушло два года.

Далее, со слов Александра Шевченко, девочки, зная о своем праве на наследование дома, обратились в ЦОН, где им посоветовали сначала принести документы на земельный участок. В управлении земельных ресурсов выяснилось, что участок переоформлен на третье лицо.

- Оказывается, в 2010 году нотариус Мариэтта Абина оформила договор дарения доли жилого дома с долей земельного участка между неким Канатом ТЫРЖАНОВЫМ и Абдурашидом ПЕРДЕБАЕВЫМ. И это в то время, когда дом был в аресте! Ладно бы только нотариус делов наделала, так еще и департамент юстиции зарегистрировал этот документ! - говорит Шевченко. - Абина в договоре дарения ссылается на какой-то другой договор купли-продажи, датированный аж 1995 годом! Нам удалось найти копию и этого документа. Что мы видим? Якобы та самая Марина ВАТУТИНА, с которой дед Корж поменялся жильем в 90-х, продает дом Тыржанову. Сделал запросы во все госорганы, включая нотариальную палату. Нигде этот договор не зарегистрирован. Я немедленно пишу заявление в Турксибский РОП для принятия мер по поводу подделки документов. Это было в июле 2011-го. Но полиция к этому заявлению отнеслась инертно. Боясь пропустить срок исковой давности, я от имени сестер Нетруненко в сентябре 2011 года подаю в суд в гражданском порядке о признании всех этих сомнительных сделок недействительными.

По словам Александра Шевченко, в суде и Марина Ватутина, и государственный нотариус Гульсара УРАЗАЛИЕВА, которая удостоверила сделку 1995 года, пояснили: к этому договору они не имеют никакого отношения.

12 января судья Турксибского районного суда Нуржан КАЛЫМЖАНОВА вынесла судьбоносное для сестер Нетруненко решение: иск удовлетворить частично. Единственное, в чем суд отказал девушкам, - в признании их права собственности на дом.

- Александра и Валентина должны оформить право собственности на домостроение в порядке наследования, а в остальном их иск удовлетворен, - пояснила судья Калымжанова. - Кроме того, поскольку в ходе разбирательства были выявлены поддельные документы, мной вынесено частное определение в прокуратуру для проверки и принятия мер.

Сама нотариус Мариэтта Абина, которую в прошлом году по решению суда лишили лицензии за многочисленные нарушения и исключили из Нотариальной палаты, в суд не пришла ни разу.

- У меня такое чувство, что есть какие-то люди в госорганах, которые сознательно подыскивают для последующей продажи дома детей-сирот, - говорит Александра Нетруненко. - Только в нашем интернате жилья таким образом лишились несколько человек. Сестрам Даше и Маше СОКОЛОВЫМ удалось вернуть дом обратно. Егор и Дима КРАСНОЛОБОВЫ тоже набегались по инстанциям в поисках правды. Кристина ПАРШИНА до сих пор пытается отсудить свое жилье. И это только те, чьи грустные истории я знаю.

Александр Шевченко - психолог городской программы социальной адаптации выпускников детских домов и школ-интернатов. Лет пять назад из-за массового отъема жилья у детей-сирот он был вынужден переквалифицироваться в юриста.

- Сейчас я работаю на общественных началах, потому что у детских домов нет статьи расходов на судебные разбирательства в интересах воспитанников, - говорит правозащитник. - Нередко дети выпускаются из интернатов и узнают о том, что благодаря таким, как Абина, идти им уже некуда. Они превращаются в социальных инвалидов. Я видел, как ломаются судьбы таких детей, которым и без недобросовестных нотариусов от жизни досталось. Больше всего в этой ситуации пугает безразличие государственных органов, особенно правоохранительных, когда к ним приходишь за помощью.

В 2012 году алматинская программа социальной адаптации детей-сирот прекратила свое существование: благотворительный фонд “Саби”, возглавляемый дочерью столичного мэра Асель ТАСМАГАМБЕТОВОЙ, больше не финансирует юридическую помощь выпускникам детских домов, ставшим жертвами произвола. А таких, как Валя и Саша Нетруненко, еще очень много.

21.01.2012

Александра АЛЁХОВА, www.time.kz

 


1 комментарий:

Обновить
Gost' (24.01.2012 16:43)

всем давать-на всех квартир не хватит...


Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.