Законотворческий чердак

Аккурат перед Новым годом в многодетной семье Ибраевых, которая живет в центре города в старом двухэтажном доме, произошло ЧП. В половине седьмого утра семейство разбудил страшный грохот. Перепуганная мать четверых детей Айгуль выскочила в зал и увидела апокалиптическую картину: в потолке образовался пролом, сквозь который можно было видеть трухлявое чердачное перекрытие.

Аккурат перед Новым годом в многодетной семье Ибраевых, которая живет в центре города в старом двухэтажном доме, произошло ЧП. В половине седьмого утра семейство разбудил страшный грохот. Перепуганная мать четверых детей Айгуль выскочила в зал и увидела апокалиптическую картину: в потолке образовался пролом, сквозь который можно было видеть трухлявое чердачное перекрытие.

Специалисты потом зафиксировали: рухнула продольная деревянная балка зальной комнаты квартиры №10 в доме по бульвару Мира. Восемнадцатиквартирная хоромина была построена в 1956 году и едва выдерживала груз времени. Собственно говоря, в таком же плачевном состоянии находится жилье во всем девятнадцатом квартале Караганды, где стоят двухэтажки, и живут в этих квартирах по большей части пенсионеры. Полсотни лет живут в двенадцатой квартире старики Матвеевы. В 1987 году в спальне рухнул потолок, и сквозь дыру «неба открылся клочок». Рану заделали едва-едва… Самое примечательное в том, что родное государство, в чьем ведении в те времена находился дом, за несколько десятков лет сделало в этом доме лишь один-единственный косметический ремонт. И подобное наследие затем было передано в «частные руки» квартировладельцев.

И вот после того, как министр индустрии и торговли республики Галым Оразбаков, воодушевленный тотальным и наглым ростом благосостояния казахстанцев, предложил законотворцам передать в собственность чрезмерно разбогатевших граждан крыши, подвалы, лифты и прочее придомовое хозяйство, кое-где даже потолки и крыши не выдержали радикализма и безоглядной смелости правительства, устроив кошмар на бульваре Мира.

«Тихо шифером шурша, едет крыша не спеша…» Вобщем-то, есть отчего. Вот если бы в те времена, пятнадцать лет тому назад, государство нашло силы и возможности передать в собственность гражданам чердаки и подвалы в исправном состоянии, ну кто нынче был бы против? Сегодня и проблемы никакой бы не было. А теперь правительство спохватилось и, словно отпетый алиментщик, делает различные увертки, лишь бы избежать солидарной ответственности за воспитание подрастающих чердаков.

На этот счет довольно компетентно размышляет бывший мажилисмен Шаймерден Уразалинов, который долгое время был мэром Караганды в тяжелые постперестроечные годы:

– Мы уже на двадцать-тридцать лет по нормативным срокам опаздываем с капремонтом жилья. И если срочно не принять меры, завтра дома начнут рушиться, пострадают люди. А государство должно участвовать в содержании жилого фонда, это совершенно точно. Ведь в договорах о приватизации есть только внутренние границы квартир. Люди не брали на себя обязательства по подъездам, подвалам и чердакам. Это хозяйство уже потом задним числом включили в состав нашей недвижимости. Причем, включили, не спросив нас. Но право собственности должно регистрироваться в центре недвижимости. Мы свои квартиры в центре недвижимости зарегистрировали, а дома – нет. Некоторые потом, конечно, оформили кондоминиумы. Вот только такой формы, как кондоминиумы, в Конституции нет. Следовательно, мы не вправе говорить о том, что многоэтажный жилой дом – частная собственность. Там есть и доля государства. И раз государство по-прежнему отвечает за часть здания, оно – участник жилищных отношений и обязано взять на себя часть расходов по содержанию жилых фондов.

Сенатор Юрий Кубайчук, встречаясь с депутатами Карагандинского городского маслихата, заявил о том, что законотворцы постараются сделать все, чтобы поставить законоположения о жилищных отношениях на разумную основу. При этом и отдельным мажилисменам, и некоторым сенаторам приходится сталкиваться с особой упертостью правительственных мужей.

– Мы отправили официальный запрос премьер-министру: просили дать официальное заключение правительства, можно ли предусмотреть ремонт ветхих и аварийных домов за счет местного бюджета? – рассказывал Юрий Кубайчук депутатам городского маслихата.- Ответ нам прислали буквально на следующий день: так как по концепции будущего проекта предусматривается ремонт крыш, подвалов и лестничных площадок за счет средств самих собственников квартир, наш запрос не поддерживается.

Можно ли? А нельзя! Почему? Потому что…

– Наша рабочая группа направила в правительство письмо о том, что считает необходимым затратные виды капитальных ремонтных работ финансировать за государственный счет, – рассказывал на встрече с карагандинскими избирателями мажилисмен Владимир Нехорошев. – Кстати, я вносил в Бюджетный кодекс поправку о том, чтобы разрешить местным исполнительным органам финансировать затратные виды капитального ремонта жилья, но ее «зарубили». Мы выделили четыре вида работ: кровля, фундамент, конструкция, лифты. Это самые затратные работы. Суммы, необходимые на это, называются самые разные, но в целом подсчитали, что на все про все уйдут 300 миллиардов тенге. Но в ответ на наше письмо мы получили от правительства отказ. Правительство считает такой вариант неприемлемым, так как все это находится в частной собственности и расположено на общих домовых территориях. И это согласно Гражданскому кодексу так и есть. В доме, в котором живем, мы все должны делать сами. Но тогда возникает вопрос: будет ли это когда-нибудь сделано? Например, в Темиртау, грубо говоря, 200 с лишним лифтов. Замена одного по минимуму обойдется в 3,6 миллиона тенге! В одном подъезде девятиэтажного дома – 36 квартир. Первые три этажа участвовать в капитальной замене лифта не будут. Он им не нужен! И если 3,6 миллиона тенге поделить на оставшиеся квартиры, то получится по 150 тысяч с квартиры. Мыслимо ли это? И это разговор только о лифте, а ведь жители должны вкладывать деньги еще и в другие виды работ по содержанию дома.

…Действительно, кому-то из жильцов эти самые лифты будут до лампочки, а кому-то крыши и чердаки, грубо говоря, – по-фигу. Творцы новейших жилищных отношений нынче похожи на паркетных генералов, которые на карте четко и смело определили движение автомобильной колонны в строго заданном направлении. На рельефе местности – две речки и пять оврагов. На карте этого нет. Но команда была – вперед! Реальный рельеф местности – это истинный уровень благосостояния казахстанцев, для которых 150 тысяч тенге до сих пор сумасшедшие деньги, особенно для пенсионеров.

«Наши граждане просто не потянут подобные расходы», – констатирует Шаймерден Уразалинов. А, с другой стороны, посмотреть, как «наши граждане» нынче платят за услуги КСК, – так это печальная песня об отечественном менталитете.

…Чтобы как-то смягчить возможные социальные последствия предполагаемой схемы жилищных отношений, власти Карагандинской области разработали программу «100 крыш, 100 фасадов, 100 лифтов». Из средств областного бюджета вначале будет отремонтировано то, что уже готово развалиться. И только затем это починенное, приведенное в порядок хозяйство будет передано в собственность граждан.

14.01.2008

Вячеслав КОХАНОВ, www.megapolis.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.