«Банки забирают жильё без решения суда», – ипотечники

В Алматы прошла встреча местных активистов с проблемными заемщиками, приехавшими из ЮКО, которые рассказали о том, что требование главы государства оказывать помощь той части ипотечников, у которых отнимают единственное жилье, банками не выполняется. Десятки людей выкидывают на улицу.

Одна из таких заемщиц Жанат Рахимжанова  рассказала, что в 2006 году она взяла кредит в размере 1 миллион 326 тысяч тенге на строительство дома. Во время кризиса как и многие другие лишилась работы и к сегодняшнему дню с учетом процентов и пени ее долг достиг 24 миллиона тенге. На руках у женщины маленький ребенок с врожденным пороком сердца, и банк поставил ее перед фактом, что она должна освободить жилье в течение месяца, так как оно было выставлено на торги, в связи с тем, что женщина не смогла платить по счетам.

Другая заемщица Ольга Пак рассказала, что 17 июля банк без ее ведома продал квартиру, в которой живет она, ее сын и шестеро внуков. Семья приобрела жилплощадь на волне ипотечного бума и теперь рискует остаться на улице. 25 августа новые хозяева потребовали освободить квартиру. Однако никаких извещений о передачи жилья на баланс банка и последующей перепродаже Ольга Пак не получала.

Общественный защитник Ермек Нарымбаев отметил, что этот случай вскрывает получившую в последнее время широкое распространение практику банков, когда, не поставив в известность ипотечников, они переводят квартиры на свой баланс, потом перепродают их подставным лицам по низким ценам, а разницу от ипотечного долга и конечной цены недвижимости забирают себе. Проблемные заемщики подтвердили, что тактика многих банков сегодня именно такова.

– Помимо того, что банки начисляют двойные проценты, так Kaspibank сейчас еще и двойную пеню начисляет. Финансисты пользуются абсолютной беззащитностью людей. Потом банки намеренно игнорируют положение финансового регулятора от 28 декабря 1994 года, за номером 26 «О порядке квалификации судного портфеля». Также существует положение Национального банка от 24 июня 1996 года за номером 147, в котором отмечено, что по убыточному кредиту, прекращается начисление процентов банком после 3 месяцев. Многие казахстанские суды об этом постановлении не знают и начисляют заемщикам по убыточным кредитам проценты даже после трех месяцев рассрочки. Еще одна распространенная в последнее время практика, когда суды не выносят решений по отъему квартир у ипотечников, а выносят уведомления, что в корне неверно и антиконституционно. Так как право собственности гарантирует Конституция и Жилищный кодекс, поэтому де-юре лишить приватизированной квартиры можно только по решению суда. Сами же служители Фемиды не хотят выносить непосредственно решений об отъеме квартиры. Это огромная ответственность, которой судьи хотят избежать. Поэтому они штампуют уведомления и таким образом пытаются себя обезопасить, а уже по этим уведомлениям людей выселяют из квартир, что противозаконно, – отметил Ермек Нарымбаев.

 В последнее время широкое распространение получила практика, когда банки, не поставив в известность ипотечников, переводят квартиры на свой баланс, потом перепродают их подставным лицам по низким ценам, а разницу от ипотечного долга и конечной цены недвижимости забирают себе.

Руководитель инициативной группы граждан по проблемным кредитам Канагат Такеева напомнила, что президентом была поставлена задача снизить долю токсичных кредитов в банках. Они ее выполняют своеобразно, предлагая ипотечникам рефинансирование их займов.

– Что такое рефинансирование. Это кабала, долговое рабство, якобы списывают долги, оформляют новые кредиты, а залоговое имущество людей выставляют на торги. Все эти мытарства ипотечников хотят растянуть еще на 20 лет. Сами банки снижают сумму неликвидных активов, и перед государством выглядят чистенькими. Показывают, что у них все хорошо. Но проблемы ипотечников не решаются от этого, мы видим лишь продление агонии. Требование полного списания долгов остается, мы от него не отступимся. Кайрат Келимбетов говорит, что в Казахстане осталось лишь 30 тысяч проблемных заемщиков. Это же не правда, их сотни тысяч. Нам в банках говорят, вы, когда брали кредиты, куда смотрели? Знали, на что идете? Извините, но разве нас кто-то предупредил про две девальвации и когда сами банки нам выделяли дешевые кредиты, чуть ли не под 1%, а у мировых банков брали по 30% – они куда смотрели? – не скрывала возмущения КанагатТакеева.

Активисты активно выражали несогласие с тем, что при рефинансировании и выдаче нового кредита старая ставка процента умножается на новый процент, что еще более разорительно для ипотечников, чем выплачивать долги по старым кредитам.

Ермек Нарымбаев привел несколько примеров, когда долги умерших проблемных заемщиков перекладывают на их родственников или даже несовершеннолетних детей. По его словам, это противозаконно, так как согласно 247 статье гражданско-процессуального кодекса после смерти гражданина, являющегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемства. Поэтому любое навешивание долгов умершего человека, который оформлял ипотеку на свое имя на его близких противоречит нормам ГПК РК.

Председатель Алматинского филиала «ОСДП»ЗауреНурмаханбетовазаметила, что в настоящий момент не редки случаи, когда банки после смерти ипотечника, при наличии у него несовершеннолетних детей оставляют их до достижения совершеннолетия пожить в квартирах. Но им говорят, что банки готовы прекратить взимание денег по процентам, если ребенок напишет заявление, что не будет вступать в права наследования жилплощадью.

– Они, пользуясь незнанием законов, страхом людей остаться на улице быстро переписывают на баланс банка квартиру. Списывают долги, и как только ребенок достигает совершеннолетия, его выкидывают на улицу. Эти схемы еще представляют как благородство, мол, мы же дали ему пожить, пока он был ребенком. А то, что они в принципе не имеют право переписывать долги умерших людей на родственников, забывают, – отметила она. После этих слов, в зале, где проходила пресс-конференция, раздались призывы построить юрты у здания правительства или Акорды и жить там, если государство призывает вспомнить своих граждан об историческом опыте кочевников.

Член ОО «Обеспечьте народ жильем» Юлия Ширяева посетовала, что Казахстан такое богатое государство, а списать кредиты ипотечникам не может. Она заметила, что сегодня представители банков говорят заемщикам, берите ссуды у государства, мы вам спишем все долги.

– Значит, возможности списать у них есть, убеждена Юлия Ширяева.

– Вот посмотрите, если банки вернули бы нам деньги, которые мы исправно платили по кредитам до кризиса и повторной девальвации и наш первоначальный взнос, большинство ипотечников забрали бы их и смогли отдать это жилье. Пусть поменьше, но что-то можно было бы на эти деньги купить и не становиться бомжами. У нас самые добросовестные плательщики это как раз физические лица, взявшие кредиты на ипотеку. Но государство помогает только банкам, куда уходят эти деньги? Помните, в 2013 году Нурсултан Назарбаев открыто спросил, куда ушли 10 миллиардов долларов из Нацфонда, никто внятно ведь так и не ответил, – заметила она.

После чего из зала раздались возмущенные крики, что все деньги уходят на обеды чиновников.

– У нас заместитель акима в Костанайской области может себе позволить пообедать на 1,5 миллиона тенге, а списать долги ипотечников и не оставлять семьи на улице наши чиновники себе позволить не могут, – возмутилась Канагат Такеева. Она заявила, что в настоящий момент среди главных целей проблемных заемщиков инициировать парламентские слушания с участием главы государства, на которых заемщики хотят донести до него «всю свою боль».

Суды не выносят решений по отъему квартир у ипотечников, а выносят уведомления, что в корне неверно и антиконституционно. Так как право собственности гарантирует Конституция и Жилищный кодекс, поэтому де-юре лишить приватизированной квартиры можно только по решению суда.

А вот как сами банки отвечают проблемным заемщикам на вопросы, которые возникают у них в связи с погашением кредитов.

В частности, пресс-служба Казкоммерцбанка так прокомментировала слова Ермека Нарымбаева о существовании двух положений Национального банка от 1994 и 1996 года, которые регламентируют формирование судного портфеля банков, и согласно ним невозможно начисления процентов по убыточным кредитам.

«Вопросы классификации активов регулируются двумя подзаконными актами Национального банка: Правила классификации активов, условных обязательств и создания провизий (резервов) против них, с отнесением их к категории сомнительных и безнадежных, утвержденные постановлением правления Национального банка Республики Казахстан от 16 ноября 2002 года № 465 (Правила 1) и - правила классификации активов, условных обязательств и создания провизий (резервов) против них, утвержденные постановлением правления Агентства по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций от 25 декабря 2006 года № 296 (Правила 2) Здесь важны три пункта, на которые необходимо обратить внимание.

Первое – указанные документы, как следует из их названия, регулируют вопросы классификации активов и создания банками резервов, провизий – то есть сугубо вопросы учета, отчетности и резервирования кредитов банками в зависимости от их классификации.

Второе – в этих документах прямо предусмотрено, что классификация актива и условного обязательства, их отражение в бухгалтерском учете банка не изменяют условий договора между банком и его должником - дебитором, в том числе не влияют на право получения банком основной суммы требования долга и вознаграждения по нему в полном объеме, а также штрафов и пени за нарушение должником - дебитором условий договора (пункт 4 Правил 1 и пункт 7 Правил 2).

Третье – все указанные документы в настоящее время утратили силу:

- Правила 1 утратили силу в соответствии с постановлением Правления Агентства Республики Казахстан по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций от 25 декабря 2006 года № 296;

- Правила 2 утратили силу в соответствии с постановлением Правления Национального Банка РК от 27 мая 2013 года № 137.

В настоящее время банки осуществляют формирование провизий в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности, которые точно также регулируют лишь признание резервов в бухгалтерском учете банка и юридически никоим образом не изменяют и не отменяют условий договора между банком и его должником», – отмечено в комментарии юристов Казкоммерцбанка.

Две девальвации, которые пережила страна, после ипотечного бума разорили заемщиков, которые выстраивали долгосрочные жизненные стратегии с учетом своего социального положения на момент получения кредита.

Заместитель председателя «Народного банка Казахстана» Марат Альменов в ходе брифинга рассказал журналистам еще об одной затронутой ипотечниками теме – рестуктуризации долгов. Он отметил, что кредитный комитет банка рассматривает многочисленные обращения заемщиков, и больше половины решается в пользу клиентов.

– Самой популярной схемой реструктуризации является пересмотр суммы займа в связи с временной потерей трудоспособности заемщика. Потерял работу, вышел в декретный отпуск или произошел какой-то несчастный случай. Тогда предоставляется полная отсрочка по уплате основного долга и процентов по нему на определенный период, срок может быть от трех до девяти месяцев. Возможна пролонгация срока кредита, который позволяет клиенту уменьшить ежемесячный взнос, если у него случились какие-то форс-мажорные обстоятельства. Но в этом случае общая сумма кредита увеличивается, потому что чем дольше человек пользуется кредитом, тем дороже он ему обходится. Что происходит, если заемщик умер. На 6 месяцев останавливается начисление процентов для того, чтобы наследник мог вступить в права наследования. И уже спустя это время, он начинает выплаты. Если наследником стал несовершеннолетний, то банк замораживает погашение кредита и даже не начисляет проценты по нему до момента наступления совершеннолетия. Мы предложили правительству и регулятору программу субсидирования ипотечных займов со стороны государства. То есть если оно выделит бюджеты, то банки готовы рефинансировать ипотеку, либо по старым ставкам, либо пересмотреть их, – заметил Марат Альменов.

Однако все эти аргументы не находят энтузиазма среди ипотечников, которые считают, что стали жертвами банков, которые путем активной рекламы в 2006-2007 годах подсаживали людей на кредиты, обещая одни процентные ставки, а сегодня заставляют платить по другим. По их словам, две девальвации, которые пережила страна, после ипотечного бума разорили заемщиков, которые выстраивали долгосрочные жизненные стратегии с учетом своего социального положения на момент получения кредита. Они отметили, что при попытке донести свои проблемы до чиновников и банкиров их все время штрафуют за несанкционированные акции протеста, некоторые уже имеют по 100 МРП непогашенных штрафов.

– Марат Усенов убил человека, сделал двоих инвалидом, ему выписали штраф в 10 МРП, мы выходим к Нацбанку, нам выписывают по 50 МРП, где логика?, – резюмировала Юлия Ширяева.

kursiv.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.