Модернизация ЖКХ всё ещё остаётся проблемой

Программу модернизации жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) назвали провальной, что неудивительно для многих экспертов.

Пока власти не минимизируют коррупцию, а население не научится соразмерять свои потребности со своими финансовыми возможностями, ничего не выйдет, сообщает деловой портал kapital.kz. Недавно председатель правления АО «Казахстанский центр модернизации и развития ЖКХ» Толеутай Рахимбеков назвал программу модернизации жилищно-коммунального хозяйства провальной.

— Программа провальная. Ни по одному индикатору она не достигла своей цели, — заявил он, отвечая на вопросы журналистов в кулуарах IV Международной конференции «Энергоэффективное ЖКХ и инновационная строительная индустрия Казахстана».

Толеутай Рахимбеков в целом раскритиковал реализацию программ в Казахстане: 

— Вообще отношение к принятию программ у нас стало меняться не в лучшую сторону. Программы стали набором инвестиционных проектов, хотя на самом деле программы должны быть набором путей и механизмов по решению тех или иных проблем той или иной отрасли. (...) Программы пишутся в той отрасли, где есть определенные проблемы, чтобы улучшить ситуацию, — сказал он.

Эксперт отметил, что инвестиционные проекты не способны покрыть расходы программы. — Денег не хватит бюджетных. Мы расчеты проводили: от 100 до 300 миллиардов только на капитальный ремонт ежегодно надо в стране. 100 миллиардов тенге на эксплуатационные расходы. Хватит у нас в бюджете столько денег на это? Вряд ли хватит. Должен работать рынок, рыночная инфраструктура, должны работать банки, должны платить сами собственники. Я не говорю, что все это на плечи собственников нужно перекладывать. Другое дело, государство. Чем тратить эти инвестиционные деньги, лучше направлять их на помощь нуждающимся, – пояснил Толеутай Рахимбеков.

По его словам, по программе модернизации ЖКХ ежегодно выделялось 26 миллиардов тенге, по программе развития регионов –10 миллиардов.

— Дело даже не в этих суммах, а как использовать их эффективно. 26 миллиардов – их все равно не хватит, в год надо 200 миллиардов тенге, – заявил эксперт. — Есть механизмы. Если средняя цена банковского кредита сегодня составляет 15% годовых, почему нельзя путем субсидирования ее снизить до 4%? Во-вторых, кто может платить в полном объеме? У нас, наверное, половина населения в состоянии платить, платят, кто не в состоянии платить – за счет жилищной помощи помогать из местных бюджетов, — добавил он.

Если внимательно прочитать то, что заявил Толеутай Рахимбеков, то можно сделать определенные выводы. Первый из них, это, по его мнению, недостаточное финансирование программы, так как ежегодно государство выделяло 26 миллиардов тенге, а нужно было 200 миллиардов тенге. Второй из них, это, по его мнению, необходимость перенаправить средства. Чем недоинвестировать программу модернизации ЖКХ, лучше доинвестировать программу помощи нуждающимся. Мол, и так мало, лучше в этом случае отдать малоимущим.

Дело ведь не в том, сколько на какие конкретно программы выделяется средств, а насколько эффективно они расходуются. По большому счету, если 26 миллиардов тенге в год не хватает, всегда можно растянуть программу по срокам, и достичь цели позже. И всего. А вот как раз с эффективностью расходования средств имеются большие проблемы.

Так, из республиканского бюджета-2007 на приобретение финансовых активов было выделено 370 миллиардов тенге, что составило 18% затрат бюджета, или 3% к объему ВВП. За счет бюджетных средств пополнены уставные капиталы более 30 акционерных обществ и 7 СПК. А потом Счетный комитет РК поставил под сомнение эффективность использования бюджетных средств институтами развития. Если перевести на нормальный язык: куда делись деньги? 

Так, в сентябре 2013 года представители того же самого Счетного комитета РК заявили, что в 2012 году в Алматинской, Восточно-Казахстанской, Костанайской и Южно-Казахстанской областях были не освоены средства, выделенные на формирование стабфондов продовольственных товаров, на общую сумму 4,6 миллиарда тенге. Кроме того, неосвоение средств в ходе реализации проекта «Повышение конкурентоспособности сельскохозяйственной продукции» в размере 310,2 миллиона тенге привело к незавершению 391 подпроекта, а также продлению срока реализации проекта в целом на 2,5 года.

А уже в сентябре 2014 года председатель Счетного комитета (СК) Козы-Корпеш Джанбурчин проинформировал президента РК Нурсултана Назарбаева об основных итогах работы комитета в 2014 и перспективах развития органов финансового контроля. Именно тогда он сообщил, что за 8 месяцев 2014 года СК провел 16 контрольно-аналитических мероприятий на 186 объектах. Общая сумма выявленных нарушений возросла в 1,2 раза и составила 342, миллиарда тенге, из которых финансовые нарушения — 168,6 миллиарда тенге. К различным видам ответственности привлечено 77 должностных лиц.

Причем, недоосвоение бюджетных средств — дело хроническое. Это происходит ежегодно со всеми местными бюджетами. А финансовые нарушения, о которых глава СК доложил главе государства, происходят тоже с завидной регулярностью. Если ориентироваться на аппетиты АО «Казахстанский центр модернизации и развития ЖКХ», строительных, ремонтных и иных компаний, задействованных в программе модернизации ЖКХ, у властей никаких денег на программу не хватит. Ни сейчас, ни в будущем.

Давайте для начала поймем, как еще до кризиса работал строительный сектор. Как правило, все тендеры и конкурсы были чистой формальностью. Обычно в них выигрывали компании, которые так или иначе были аффилированы с организаторами тендеров и конкурсов. Потом они начинали стройку, а через некоторое время начинали пересматривать смету. Причем пересмотр сметы происходил не один раз. А так как компании аффилированы, значит, органы местной власти неоднократно одобряли сметы. Прибыль получали все, кто в этой цепочке участвовал. До конечного потребителя недвижимость доходила зачастую по двойной или тройной цене. Отсюда и дороговизна, отсюда и пузырь на рынке недвижимости. А страдает потребитель. В данном контексте примечателен рассказ о дольщике, который опубликовал сайт kn.kz.

«Мадина Аманкулова ждала свою двухкомнатную квартиру почти пять лет. Она стала дольщиком в широко известном в городе жилом комплексе. Мадину не испугало то, что объект находится в 15 километрах от города в поселке Косшы, зато привлекла доступная цена: в 2006 году квадратный метр ей обошелся в 600 долларов. Дом обещали сдать уже через год. Однако потом, как вы помните, грянул кризис, стройка заморозилась, и заветные ключи были получены только в 2011 году. Несколько лет ожидания, скитание по съемным квартирам, а потом еще и «доведение квартиры до ума» сделали «дешевые метры» намного дороже их заявленной первоначально стоимости», — говорится в рассказе.

То есть вне зависимости от истраченных сумм и подтвержденных смет, качество строительства оставляет желать лучшего. Так вот, качество ремонта, который делали по программе модернизации ЖКХ, было идентичным качеству строительства. То есть, как и в строительстве, на ремонте по госпрограмме, как правило, задействованы аффилированные компании. Как и в строительстве, они в разы завышают смету ремонта. Как и в строительстве, крайним оказывается потребитель. Значит, по программе модернизации ЖКХ должниками должны были сделать большую часть населения Казахстана, принимая во внимание, что новых домов мало и, в основном, они были построены еще во времена СССР.

Казахстанцы уже научены горьким опытом участия в долевом строительстве, оформлении ипотек и потребительских кредитов. И потому в программе, которая изначально вгонит их в очередную долговую кабалу, добровольно не хотят принимать участия. Поэтому и программа модернизации ЖКХ, и другие госпрограммы будут провальными. И в дальнейшем тоже. Пока население не научится считать, и соразмерять свои потребности со своими финансовыми возможностями.

kapital.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.