Почему тенговые вклады казахстанцев продолжают таять

Валютные вклады в банках Казахстана растут, тенговые снижаются, и растет при этом курс тенге по отношению к доллару или падает — неважно. Нестандартное поведение граждан эксперты объясняют опасениями новой коррекции нацвалюты. 

— Получила неожиданный доход, — рассказывает подруга. — Решила купить доллары и положить на депозит. В банке — очередь. Приняла меня начальник отделения.

— В последние дни очень много работы. Менеджеры устают. Много переводов в Россию, конвертации, — извинилась она за ожидание.

— Хочу купить у вас доллары и положить на депозит.

— То есть ваш тенговый депозит конвертируем в доллары? Ставка сейчас – 4%.

— Нет, вы не поняли.

— Тебе предложили оптимальный вариант, — возмущена я.

— Я только дома сообразила. Завтра заеду в банк, — оправдывается подруга. 

Валюта «под матрасом» — анахронизм 

Вклады казахстанцев в банках за ноябрь, по данным Национального банка РК, выросли на 5,7 миллиарда, до 4,38 триллиона тенге (на 1%). Срочные вклады в тенге сократились  на 52 миллиарда тенге, до 1,3 триллиона тенге, в валюте — выросли на 55 миллиардов в тенговом эквиваленте до 2,6 триллиона тенге. Снижение интереса граждан к тенговым сбережениям в банках, несмотря на укрепление нацвалюты по отношению к доллару, по словам банкиров, нетипично. Традиционно стремление хранить деньги в валюте повышается при росте курсов иностранных валют: у вкладчиков появляется возможность приумножить сбережения не только за счет процентов по вкладу, но и за счет курсовой разницы.

Но сейчас ситуация особенная из-за февральской коррекции курса тенге: незабытый шок и периодически вспыхивающие слухи об очередной «корректировке курса» заставляет людей перекладывать тенге в валюту. Видимо, также стало больше желающих купить наличную валюту по снизившемуся  курсу и разместить эти деньги на депозитах. Но почему казахстанцы боятся девальвации и не опасаются, например, блокировки валютных сбережений в банках, введения, как в Белоруссии, сбора в размере 30% (сейчас – 20%) на покупку валюты или еще каких-либо ограничений по операциям физлиц с валютой?

— Причиной перекладывания сбережений из тенге в валюту является боязнь девальвации. Посмотрите, что творится на фондовом и банковском рынках. Стоимость ценных бумаг уже откорректировалась на девальвацию. Все крупные компании и банки ушли в валюту, и тенге на рынке просто нет. Валютные ограничения есть и сейчас, однако для большинства населения они просто неведомы, так как находятся за пределами их финансовых возможностей, — объясняет финансист, доктор экономики Мухтар Беккали.

— Казахстанцы предпочитают скупать в этой ситуации наличные доллары, как это было недавно в России?

— Вряд ли население уходит в наличную валюту. Исключение — валюта для празднования Нового года или для новогодних отпусков: отток вкладов на праздники год носит сезонный характер. Для оттоков по другим причинам веских оснований нет. Хранить деньги «под матрасом» —  анахронизм для той части населения, которая имеет валюту. Банки гораздо выгоднее и удобнее. 

Повышение планки гарантирования удобно богатым 

Ставки вознаграждения банков по розничным депозитам до одного года в тенге  выросли в ноябре с 9,2% до 9,3% годовых, в валюте – упали  с 3,9 до 3,7% годовых. Но усиливающаяся в последнее время тенденция к росту доходности тенговых депозитов ситуацию не изменила. 

По закону об обязательном гарантировании депозитов казахстанские банки, имеющие лицензию на прием депозитов физлиц, обязаны страховать их. Максимальная сумма гарантийного возмещения на одного вкладчика по одному банку — 5 миллионов тенге, ее предоставляет Казахстанский фонд гарантирования депозитов (КФГД).

Чтобы граждане сократили размещение в валютные депозиты, правительство и Нацбанк решили, что с этого года КФГД будет гарантировать до 10 миллионов тенге, а ставка по валютным вкладам снизится до 3%. Помогут ли  эти меры?

— Эта мера направлена исключительно против «бегства из банков», когда в случае проблем возникает паника, и люди начинают забирать деньги, неважно, в какой валюте, разрушая тем самым банковскую систему, — говорит экономист. — Гарантирование как инструмент мотивации сбережений в тенге неэффективно. Доля населения, имеющего вклады свыше 10 миллионов тенге, ничтожна, поэтому повышение планки гарантирования больше создает удобство для богатых (им не надо «дробить» депозиты между банками), нежели вносит стабильность в банковскую систему. Вот если бы сделали дифференциальный подход по максимальной сумме гарантирования — скажем, 10 миллионов для тенге и 10 тысяч долларов — было бы другое дело. Снижение ставок — долгосрочный инструмент дедолларизации. В текущей ситуации инструмент этот неэффективен. Вряд ли увеличение разницы между ставками по депозитам в тенге и долларам на 1% убедит людей рискнуть потерей 30%-40%своих сбережений в валютном выражении. 

Кто хранит сбережения в тенге 

Особенности жизни на тенговую зарплату в стране, зависящей от импорта не только нефтегазового оборудования, но и чипсов, например, заставляют граждан, что называется, «крутиться». Покупательский ажиотаж, связанный с падением курса рубля к доллару и истории о казахстанцах, сметающих в России автомобили, бытовую технику и даже недвижимость, весь декабрь будоражили народ.

Но некоторые российские и иностранные компании, работающие в РФ, — французский производитель йогуртов Danone, пивоваренная компания Carlsberg, Imperial Tobacco и British American Tobacco, финские производители красок Tikkurila и шин Nokian Tyres, итальянская Salvatore Ferragamo — уже заявили о предстоящем повышении цен.

— Бум скоро спадет, а курс рубля к тенге вернется к паритету. На каком уровне он стабилизируется: старом — выше 4 тенге за рубль или более низком, — зависит от цен на нефть и санкций Запада и России. По законам экономики ситуация должна привести к снижению цен на казахстанском рынке. Но в реальной жизни эти законы работают не всегда. Стремление казахстанских предпринимателей к максимизации прибыли, неизбежный предпраздничный рост спроса не позволят ценам снизиться серьёзно, — говорит аналитик АО «Казахстанский центр ГЧП» Бекмурат Талипов.

Где-то граждане «крутятся» вовсю, а где-то — притормаживают. В денежной карусели бешено вращаются алматинцы. Они наименее «патриотичные» и самые богатые.  По данным Нацбанка, вклады в тенге составляют в южной столице лишь 20% всех срочных вкладов и 60% всего объема розничных банковских депозитов Казахстана. Вклады астанчан в тенге составили 36% от всех их вкладов. Так что чиновники тоже преданности национальной валюте особо не выказывают.

Жители части регионов на начало декабря хранили вклады примерно поровну — в тенге и валюте или в валюте — большую часть. Больше в тенге держит депозиты население Акмолинской, Восточно-Казахстанской, Северо-Казахстанской, Костанайской и Южно-Казахстанской областей.

Валентина Владимирская, forbes.kz

Источник: Forbes.kz, информационный партнёр kn.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.