Дело в крыше

Недостроенные мансарды и «обескровленные» дома можно увидеть по всему городу. Большинство из них — «детища» печально известной «Независимой строительной компании». Всего же в Астане за последние годы было построено 56 мансард. В то время, когда аким Астаны и министр индустрии объезжали вновь заработавшие новостройки, мы отправились в рейд по другим «замороженным» объектам. Вся верхняя часть дома испытывает на себе влияние неотапливаемой конструкции на крыше, которая смотрит на улицу дырами оконных проемов. В подъезде такого дома, против обыкновения, чем выше — тем холоднее. А на уровне бывших верхних этажей и вовсе проходит своеобразная ватерлиния.

В том, что мансарды «не пошли», по мнению властей, виноваты сами застройщики

Недостроенные мансарды и «обескровленные» дома можно увидеть по всему delo_v_krishe.jpgгороду. Большинство из них — «детища» печально известной «Независимой строительной компании». Всего же в Астане за последние годы было построено 56 мансард. В то время, когда аким Астаны и министр индустрии объезжали вновь заработавшие новостройки, мы отправились в рейд по другим «замороженным» объектам. Вся верхняя часть дома испытывает на себе влияние неотапливаемой конструкции на крыше, которая смотрит на улицу дырами оконных проемов. В подъезде такого дома, против обыкновения, чем выше — тем холоднее. А на уровне бывших верхних этажей и вовсе проходит своеобразная ватерлиния. Ее роль исполняет не очень толстая и уж вовсе не предназначенная в одиночку защищать жителей от всех природных стихий плита перекрытия. Мало того что летом ее заливали дожди, зимой в этом слое бетона столкнулись в своем вечном противостоянии тепло и холод. Один и тот же результат можно наблюдать в любой подобной квартире: отслоившаяся штукатурка на потолке и обои на стенах, капли конденсата на почерневших от сырости и плесени поверхностях и невероятно влажный и спертый воздух, которым трудно дышать. К тому же жители всех квартир говорят, что дети болеют, да и взрослые в такой атмосфере чувствуют себя неважно.

В квартире Марата Омурзакова по ул. Жубанова, 175/1, после того как строители убрали плиты перекрытия, и вовсе образовалась «щель» на всю длину дома шириной сантиметров 20, сквозь которую производи хоть астрономические наблюдения. Ее залили, надстроили вверху два этажа, но жильцы до сих пор не могут избавиться от сырости и плесени.

— Дома сырость, грибы, мы плесень со стен порошком смываем, через некоторое время все появляется снова, — рассказывает Марат. — У меня дочка все время болеет из-за этого. Я не понимаю, кто все это будет строить и доводить до конца.

Тем более что недостроенную мансарду доделывали уже сами жители дома. Купили плиты, наняли кран. В соседнем доме ситуация немногим лучше. В квартире Кульжакиш Алшынбаевой тепло, и потеки на потолке и стенах не столь велики. Последнее, конечно, только в сравнении. Допустим, случись такое после «обычного» затопления, хозяева квартиры, наверно, пришли бы в ужас. Кульжакиш выкупила недостроенную квартиру наверху и на свои деньги утеплила пол, вставила окна и даже настелила недостающую черепицу. Как будущий владелец, она вправе это сделать. Хозяйка квартиры напротив не знает, кто будет жить над ней, и предпринять что-либо ради утепления своего жилья она не в состоянии. Самые черные потолки с крупными каплями конденсата и плесенью, самым плохим воздухом и самыми кошмарными последствиями затопления мы увидели именно в этой квартире.

— В акимат сколько раз ходили, там говорят, ждите, не вы одни, — сетует Кульжакиш… — Вы спасибо скажите, у вас построено хоть что-то…

В самой мансардной квартире открывается хоть и не шокирующее, но весьма удивительное зрелище. Помните припев из песенки «Зима» Эдуарда Хиля? «Потолок ледяной, дверь скрипучая, за шершавой стеной тьма колючая, как шагнешь за порог, всюду иней, а из окон парок синий-синий». Все так и есть. И даже во дворе припаркован вездесущий грузовичок с надписью «тьма», видимо, для полноты картины.

Что же будет с недостроенными мансардами, с благим намерением, временно почившим на крышах 18 домов, с перспективами мансардного строительства? Ответа мы так и не получили.

По словам заместителя директора Департамента Государственного архитектурно-строительного контроля Нурбола Нурсагатова, на трех из 18 мансард сейчас заканчиваются ремонтно-восстановительные работы. На двух домах была открыта только кровля, и она будет просто восстановлена. Остальные будут достраивать. Уже ведутся подготовительные работы, проводится техническое обследование. Некоторые мансарды переданы другим застройщикам, некоторые будут завершать те компании, которые начинали это дело. Реальные сроки будут известны, как обещают, в ближайшем будущем. О перспективах мансардного строительства пока тоже говорить не приходится.

— Во-первых, нет определенного нормативно-технического документа, регламентирующего строительство мансард, — поясняет Нурбол Нурсагатов. — До того как решится этот вопрос, пока все недостроенные мансарды не закончим, в порядок не приведем, разрешение на строительство мансард выдаваться не будет. Да и с людьми работать трудно. Когда внизу проживают пять этажей, производить строительно-монтажные работы очень тяжело. Многие согласия не дают. А если и дают, то потом отказываются от своего согласия.

— Почему мансарды не пошли?

— Застройщики виноваты. Не закончив одну мансарду, берут еще три-четыре, а то и больше.

— ТОО «НСК» хоть одну закончило?

— Пока нет.

— Эти мансарды будут переданы другой строительной компании?

— Мы рассматриваем этот вопрос.

Чем бы ни продолжилась в Астане мансардная эпопея, один важный урок она все-таки преподнесла. И заключается он в том, что нерадивые застройщики, а по большому счету и не только они, могут вмешаться в жизнь горожанина и на них не найдется никакой управы. Самоуправство — да. Но год условно, срок, на который осудили руководителя компании «НСК» именно «за самоуправство», — разве адекватная мера наказания за те страдания, в которых невольно оказались владельцы квартир в мансардных домах? Ведь, помимо того что жить под мансардами неудобно и опасно, хозяева квартир понесли и материальные убытки. Жилье в таких домах продать быстро и за хорошую цену теперь нелегко. Чреда судов, штрафов, предписаний, запрещений — и никакого результата! Нонсенс! К кому обращаться, если все инстанции уже пройдены?

— Общепринятая форма реагирования всех уполномоченных во всем мире — это рекомендация государственным органам обратить внимание на недостатки, — рассказывает заведующая отделом по обращениям граждан Национального центра по правам человека Марал Касенова. — Мы сейчас делаем запросы по мансардному строительству в Генеральную прокуратуру, акимат. Однако уже предварительный анализ позволяет сказать, что факт нарушения прав человека имел место быть.

01.02.2008

Сергей МОИСЕЕВ, www.info-tses.kz

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.