Вопрос о девальвации: чего в нем больше – экономики или политики?

Очередное пике российского рубля, который за последний месяц потерял почти 20 процентов своего "веса" относительно доллара, спровоцировало в Казахстане новый всплеск поутихшей было дискуссии о том, нужно или не нужно проводить девальвацию тенге. На минувшей неделе ее участники, прибегнув к эпистолярному жанру, обменялись открытыми обращениями друг к другу.

"За" и "против"

Сначала председатель правления Национальной палаты предпринимателей (НПП) Аблай Мырзахметов в ходе встречи с журналистами заявил, что продолжающееся ослабление рубля относительно тенге крайне негативно сказывается на казахстанских производителях, продукция которых вследствие этого оказалась неконкурентоспособной. Особенно пострадали пищевая промышленность и машиностроение. 

"Эти предприятия сейчас испытывают серьезное давление и стресс, а осенью многие из них начнут закрываться", - почти пригрозил глава НПП. Пару дней спустя, 4 августа, ему через "Фейсбук" ответил известный аналитик Олжас Худайбергенов, который до недавнего времени был советником председателя Нацбанка РК. 

По его мнению, при объяснении причин, с которыми столкнулась казахстанская экономика, роль девальвации рубля "чрезмерно выпячивается". Он призвал не зацикливаться на этом факторе, являющемся лишь одним из многих, и предложил НПП проанализировать их в совокупности, а также разработать на этой основе комплекс мер по оздоровлению ситуации в отечественной экономике. 

"Если же комплекса мер не будет, тогда девальвация не поможет, а, наоборот, лишь закрепит практику, когда внутренние болезни можно не лечить, а дыры закрывать за счет девальвации и обнищания населения", - заключил Худайбергенов. Буквально назавтра ему возразил, причем довольно резко, экономический обозреватель Денис Кривошеев

"Мало того, что вы, как и ваш бывший шеф, искусно жонглируете цифрами и подменяете понятия, так вы еще и не замечаете уже ставшее очевидными результаты за первое полугодие 2015-го, не говоря уж о годе 2014-м. У нас катастрофа… Отрицать дисбаланс обменного курса, который мы наблюдаем и который вы считаете глупостью, бессмысленно". По данным Кривошеева, в северных областях республики полки на 80 процентов заняты российскими товарами, тогда как казахстанские предприятия либо сокращают производство, либо вовсе закрываются. Он даже пригласил своего оппонента поехать с ним в Петропавловск и на месте изучить ситуацию, в которую попали отечественные товаропроизводители. 

Свои "пять копеек" вставил и Мухтар Тайжан, который опять же в "Фейсбуке" назвал позицию Худайбергенова в условиях двукратного обрушения цен на нефть и двукратного же обрушения курса рубля в России, "к которой мы прикованы кандалами ЕАЭС", вредной. При этом он привел образное сравнение: "Говорить сегодня об отсутствии необходимости для экономики Казахстана девальвации тенге - это все равно, что больному с 40-градусной температурой отказывать в аспирине, говоря при этом о необходимости закаливания, утреннем обливании и пробежках трусцой". Ну и, наконец, Худайбергенову ответил сам Мырзахметов, который привел ряд доводов в пользу своей позиции и еще раз повторил, что существуют три варианта: первый - временное ограничение импорта в рамках ЕАЭС, второй - точечное субсидирование предприятий, третий - восстановление паритета валютного курса. Возможно, в ближайшие дни мы станем свидетелями продолжения дискуссии. 

Куда рубль, туда и тенге 

А пока экономисты спорят, обратимся к истории и попробуем проследить за тем, что происходило с курсом рубля к тенге после деноминации в 1998-м российской валюты и случившегося в августе того же года у наших северных соседей финансового кризиса. Соотношение внутри данной пары в столь длительной ретроспективе, похоже, не прослеживалось - во всяком случае, соответствующей информации в открытом доступе нам обнаружить не удалось. Поэтому мы решили определить его через курс доллара к обеим этим валютам на протяжении всех прошедших лет - такие данные в Интернете найти можно. В результате несложных арифметических действий с использованием калькулятора получилась предлагаемая ниже таблица, где главной является последняя колонка. Как видно из нее, за шестнадцать лет (до ноября прошлого года, когда под влиянием удешевления нефти и западных санкций российская валюта устремилась вниз) рубль лишь два раза стоил меньше 4,6 тенге. В первом случае, в 1998-м, причина заключалась в следующем. В июне того года стоимость нефти упала до 10,7 доллара за баррель, а в августе в России случился "черный" вторник: дефолт и резкое падение курса рубля. Казахстанские власти тоже оказались перед необходимостью девальвации тенге, но предстояли президент¬ские выборы, назначенные на 10 января 1999-го, и поэтому этот крайне непопулярный шаг всячески откладывался. Он был сделан лишь в начале апреля, после чего наша национальная валюта ослабла сразу в полтора раза, и за рубль теперь надо было давать больше пяти тенге. Во втором случае первопричиной тоже послужило падение цены на нефть: осенью 2008-го она с отметки более 100 долларов за баррель рухнула к отметке 40. В сложившейся ситуации Россия пошла по пути постепенного ослабления рубля, а Казахстан, напротив, предпринял меры для поддержания тенге, и к концу того же года внутри этой пары курс снизился до 4.27. Но в феврале 2009-го произошло одномоментное обесценивание нашей валюты и курсовой паритет был восстановлен на среднестатистическом уровне 4.70 - 4.80. Кстати, и в 1999-м, и в 2009-м руководители Национального банка РК, объясняя необходимость девальвации тенге, ссылались не только на "фактор нефти", но и на ослабление российского рубля. И вообще, из таблицы видно, что валюты двух стран всегда двигались синхронно. Если рубль слабел, то неизменно в этом же направлении, пусть иногда с некоторой задержкой, следовал и тенге. Либо последний сильно обесценивался в результате одномоментной девальвации (до 5.10 - 5.15 к рублю), после чего курс постепенно возвращался к упомянутому среднестатистическому уровню. А в 2006-2007 годах, на пике "сытых лет", обе валюты дружно отыграли у доллара почти 20 процентов. То есть взаимозависимость очевидна, а курс рубля к тенге редко выходил за пределы коридора 4.60 - 4.90.

Динамика курсовых изменений (1998 – 2015 г.г.)

Год Доллар/ Тенге Доллар /Рубль Рубль /Тенге
1998 78.29 20.65 3.79
1999  138.90 27.00 5.14
2000    142.13 28.16 5.04
2001    146.74 30.14 4.86
2002    153.28 31.86 4.81
2003    149.11 29.43 5.06
2004    136.04 27.74 4.90
2005   132.89 28.80 4.61
2006   126.08 26.28 4.80
2007    122.54 24.57 4.98
2008   120.30 28.20 4.27
2009    147.39 29.96 4.78
2010    147.34 30.83 4.78
2011    146.62 31.49 4.66
2012   149.10 30.73 4.85
2013   152.18 32.87 4.63
2014 (февраль) 184.06 36.05 5.04
2014 (декабрь) 182.35 56.26 3.24
2015 (август) 187.65 64.43 2.92

И все-таки ее не избежать? 

Итак, на протяжении более чем полутора десятков лет между двумя валютами сохранялся паритет. Теперь же от него ничего не осталось - с осени прошлого года рубль упал относительно тенге с 4.90 до 2.92, то есть более чем в полтора раза. Между тем речь идет не просто о соседних странах с самой протяженной в мире сухопутной границей и активными торговыми связями, а о странах, которые с начала нынешнего года объединились в Евразийский экономический союз и между которыми нет таможенных барьеров. Получается, до создания ЕАЭС существовала и почти неукоснительно соблюдалась довольно тесная корреляционная связь между валютами РК и РФ (разумеется, роль ведущей выполняла последняя, учитывая масштабы российской экономики), а теперь, уже в рамках единого экономического пространства, этой связью можно пренебречь? Не находите такую ситуацию крайне нелогичной? Как нам представляется, она вызвана не только и даже не столько экономическими мотивами, сколько политическими. Понятно, что сейчас на одной чаше весов стоят интересы отечественных производителей: как для добывающих предприятий, так и для большинства выпускающих готовую продукцию девальвация является благом. На другой же чаше - интересы потребителей, то есть большинства населения страны, для которого она означает потерю немалой части и без того невысоких доходов. Государство, оказавшееся перед такой дилеммой, пока делает выбор в пользу основной массы граждан, читай - в пользу сохранения социальной стабильности и недопущения протестных настроений. И тому есть ряд причин. Во-первых, еще совсем свежа в народной памяти крайне неуклюже проведенная прошлогодняя девальвация (в РФ, повторим, тогда пошли по пути постепенного и потому менее ощутимого для россиян обесценивания рубля), тем более что серьезных внешних предпосылок в виде падения цен на нефть в феврале 2014-го не было. К тому же девальвация с регулярностью раз в год - это было бы чересчур. Во-вторых, пока не появлялось более или менее протяженного по времени "окна", в которое можно было бы относительно безболезненно (для самой власти) втиснуть столь непопулярный шаг. Конец зимы и весна прошли под знаком выборов президента страны и празднования 70-летия Победы, затем республика готовилась к 75-летию главы государства, потом к 550-летию казахского ханства. Теперь наш ждет новая электоральная кампания - внеочередные выборы в парламент, о чем недвусмысленно дал понять Нурсултан Назарбаев, представляя своего нового заместителя в партии "Нур Отан" и нового акима города Алматы. Скорее всего, они состоятся в конце нынешнего - начале будущего года. Ну а затем, выдержав небольшую паузу, власть, возможно, и решится на девальвацию - ведь все выборы проведены, юбилеи отпразднованы… Да и народ психологически уже будет подготовлен. Кстати, нынешние дискуссии тоже вольно или невольно способствуют этому. Хотя вряд ли дело дойдет до возвращения к прежнему паритету в паре "рубль-тенге", поскольку для этого придется обесценить казахстанскую валюту до уровня 280-290 за доллар. Скорее всего, ее курс опустят до 240-250 с отметки 200, к которой мы придем к концу нынешнего года в рамках коридора, установленного на ближайшие месяцы Нацбанком. Нельзя не учитывать еще одно очень важное обстоятельство. В пос¬лед¬нее время первые лица страны все чаще призывает к экономии и даже к сокращению государственных расходов. То есть проблемы с формированием бюджета уже сейчас стоят весьма остро, а если ситуация с ценами на нефть сохранится, то они будут только усугубляться. Самым же простым способом их решения является именно ослабление национальной валюты. Недаром говорят, что девальвация - это сравнительно честное извлечение денег из карманов граждан и направление их на "общее благо". Так что соблазн будет большой. А, возможно, другого выхода просто не останется. Если, конечно, внешние обстоятельства не изменятся коренным образом. Впрочем, это тот самый случай, когда хотелось бы ошибиться в своих прогнозах…

www.Camonitor.com

 


0 комментариев:

Обновить

Подписка на статьи
  • Отписаться от рассылки можно в каждом присланном письме.